Вассерман, Милонов и Исаев: «Если бы я был президентом»

Вассерман, Милонов и Исаев: «Если бы я был президентом»

05.03.2019 0 Автор Алексей

Министр экономического развития Максим Орешкин невольно вызвал в обществе дискуссию о том, нравственно ли примерять на себя президентские полномочия. Царьград опросил своих экспертов и не нашёл среди них единого мнения по этому вопросу

Максим Орешкин хотел бы стать президентом, — такими и подобными заголовками пестрели СМИ 4–5 марта. Что ж, звучит ярко: пока что ни один видный политик или управленец не заявил о своих президентских амбициях на 2024 год, и молодой, перспективный глава Минэкономразвития неплохо смотрелся бы в качестве первой ласточки. Но уж больно рано.

На самом же деле министр выступал перед слушателями академии журналистики газеты «Коммерсант» и на естественный вопрос об амбициях ответил, что не только ему, но и «любому управленцу было бы интересно поработать президентом». Добавив при этом, что работа президента «абсолютно чудовищна с точки зрения нагрузки». Вот и всё. Интересно!

А кому неинтересно? У нас в автобус зайдёшь: половина сидящих — президенты и все стоящие. А в электричке человека заденешь случайно — столько узнаешь о судьбах России…

К Максиму Орешкину можно относиться по-разному: именно он «сдал» Минэкономразвития Минфину и не смог противостоять своему бывшему шефу Антону Силуанову в вопросе об ужесточении налогообложения бизнеса. Тем не менее Орешкин определённо в фаворе у президента, и если не в «шорт-», то в «лонг-листе» преемников его имя замелькает после парламентских выборов 2021 года. И именно поэтому так не хватает следующего вопроса: «А что бы вы стали делать на президентском посту, что бы изменили по сравнению с нынешним положением вещей, на какой курс встали бы?»

Что ж, интересно так интересно: Царьград расспросил об этом своих друзей, наших постоянных собеседников и экспертов.

М. Орешкин

Загрузка...

«Он не представляет сложности работы»

Публицист Анатолий Вассерман критически отнёсся к словам министра:

«Насколько я могу судить, президентом желают стать в основном те управленцы, кто не очень себе представляет степень сложности этой работы. И, скажем, я ни в коем случае не хотел бы быть президентом хотя бы потому, что мой склад характера совершенно не соответствует тем требованиям и тем задачам, что связаны с такой работой.

Думаю, что бо́льшая часть серьёзных управленцев прекрасно понимает степень сложности этой работы, поэтому не стремится на соответствующий пост. А то, что господин Орешкин приписывает такое желание всем управленцам, на мой взгляд, доказывает, что сам он не имеет ни малейшего представления о реальной сложности такой работы. Соответственно, у меня естественным образом возникает сомнение в том, что он вообще профессионально пригоден к какой бы то ни было управленческой деятельности».

Экономист Михаил Хазин также отказался предсказать свои первые шаги на президентском пути и решительно осудил Орешкина:

То, что Орешкин сказал, свидетельствует о его не просто глубокой неадекватности, но и очень низком статусе в рамках политических игр. И по этой причине обсуждать эти его рассуждения я не считаю необходимым и интересным.

«Это сверхзадача для исторической личности»

Депутат Госдумы Виталий Милонов подробно рассказал о требованиях к личности президента, но примерять эти требования на себя не стал:

«Это адская работа. Это даже вообще не работа, это миссия — быть президентом России. Нельзя просто побыть в России президентом. Это не просто результат выборов, это ещё и наличие у человека сверхкачеств. Поэтому в России не может быть, как в Эстонии или ещё где-то: президент побыл президентом, сейчас другой президент. Россия — страна, которая априори не может иметь просто некую фигуру, исполняющую эту роль. Личность президента России изначально должна быть исторической, и тогда у него что-то получится. Потому что без ультрасильного, ультрахаризматичного человека Россия управляться не может. Она не может быть парламентской демократией, она не может управляться каким-то невнятным человеком. Только сильнейшим человеком, мощным».

В. Милонов

«Я тоже мечтал быть президентом…»

А вот политолог, генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв согласился с тем, что думать о президентстве можно и нужно:

«Как каждый солдат мечтает быть маршалом, так каждый управленец мечтает быть президентом. Это такое маршальское звание в госуправлении. Не только потому, что маршал — это более уважаемый человек, у него больше власти, его все любят, ценят. А потому, что чем выше ты поднимаешься, тем больше у тебя возможностей для реализации того, о чём ты мечтаешь.

Другой вопрос, что с возрастом появляется мысль: а надо ли? То есть пока человек молод, он думает только об одном: хватит ли у него ресурсов для того, чтобы сделать то, о чём он мечтает, вне зависимости от того, чего он хочет — построить новую дорогу или магазин, создать новую партию или экономическую систему, неважно. А с возрастом ты начинаешь понимать, что усилия, потраченные на это, могут оказаться значительно больше того, что ты получишь в результате. Что ты можешь всю жизнь убить на реализацию мечты, а на поверку мечта окажется такой маленькой, что её можно было и не реализовывать. Я вот уже перешёл к этому второму этапу. Но в возрасте господина Орешкина я мечтал быть президентом, как, наверное, и любой чиновник в глубине души, поскольку президент у нас избираемый… Царём быть трудно. Царём мечтал быть Бальзаминов. Бальзаминов был человеком головой слабым, поскольку царь — это наследственное. А президентом мечтают быть.

Что бы я сделал, став президентом? Приложил бы все усилия к решению одной-единственной задачи — повышению уровня жизни населения. Нужно делать именно это».

«Не справился — вылетаешь как пробка. Или присядешь»

Депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия» Олег Нилов рассказал об основной цели наших властей, а также о том, что этим властям остро не хватает персональной ответственности:

«Я не знаю ни одного человека, который представляет себе хотя бы часть того груза, который несёт или, во всяком случае, должен нести президент такой страны. Да ещё в таких условиях, с такими «партнёрами» и «друзьями». Поэтому людей, желающих взвалить на себя этот крест и способных при этом ещё какое-то время его держать, я не знаю и сам себя к ним не отношу. С Царьградом, серьёзным изданием, на эту тему надо говорить серьёзно, а не в стиле юмористических программ с шутками и прибаутками.

Разные деятели, в том числе и Орешкин, могут рассуждать на эту тему, но я рассуждать о том, что бы сделал на посту президента, не могу.

Но то, как я вижу его обязанности — это другой вопрос. Читайте мой Twitter, следите за моими выступлениями в Государственной думе — там как раз про это. Многие вещи, которые озвучены за последний год президентом — и во время предвыборной кампании, и в послании Федеральному собранию, — это как раз абсолютное совпадение и с моими тезисами, и с программными установками партии «Справедливая Россия».

Самое главное — сбережение народа. Вот главная цель любого правителя, на мой взгляд, в любой стране, а уж в России, в условиях демографических проблем, санкций и так далее, нищеты и многомиллионной бедности эти проблемы являются приоритетом.

Конечно же, нужно эту ответственность нести не только президенту, отдельным правителям, эту ответственность, причём персональную, с наступающими не просто организационными, но и более жёсткими выводами за неисполнение основной задачи. Хочешь идти во власть, хочешь стать президентом, мэром, депутатом — иди и попробуй. Только сразу берёшь на себя эту самую ответственность».

В. Путин

«Восстановить власть народа и традиции свободы»

И только директор Института актуальной экономики Никита Исаев наконец рассказал о том, как он видит первоочередные задачи президента:

«Максим Орешкин, на мой взгляд, — отчаянный парень. Дело в том, что внутри политической системы России, особенно будучи чиновником, тем более чиновником молодым и кажущимся перспективным и с точки зрения возраста, и с точки зрения подходов к работе, как он сам себя позиционирует, такие заявления делать, наверное, неблагоразумно и даже безрассудно. Дело в том, что сама система в России предполагает некий иной формат транзита власти.

В связи с этим я скажу, не что делал бы я в ранге президента, а что я считал бы правильным для президента, неважно, какая у него фамилия — Путин, Орешкин, Медведев, Исаев или кто-либо ещё.

Президент должен думать в первую очередь об интересах народа Российской Федерации. Это означает обеспечивать именно власть народа в своей стране, это написано и в нашей Конституции.

Второе. Необходимо создавать конкурентные экономические формы, чем, кстати, должен заниматься как раз Орешкин. Мы наблюдаем всё большее огосударствление, а значит, «оболигархивание» нашей экономики за всё время его работы. Ничего в стране не поменялась с момента его прихода на эту должность, кроме потери министерством экономического развития соответствующих функций. Поэтому говорить о своей успешной работе Орешкину, наверное, нетактично.

И третье. Конечно, необходимо, опираясь на традиции, не забывать и о традиции свободы в русском народе. Это является важным, принципиальным, этим тоже должен заниматься президент Российской Федерации, являющийся гарантом конституционных прав и свобод граждан. У нас этого, к сожалению, не происходит».

* * *

Что ж, таковы законы нашей эпохи вездесущих СМИ: Максим Орешкин своей полушутливой репликой породил серьёзную дискуссию. При этом ничего криминального он не сказал: авторы «макарошек» и «скотобазы» до высоких должностей просто не дорастают. Но из ответов наших экспертов становится ясно, какой сакральностью обладает высший пост в нашем государстве, с какой осторожностью говорят о нём даже знаменитые резкостью и определённостью своих высказываний люди.

Всё это ещё раз подтверждает: несмотря на 70 с лишним лет усилий большевиков, монархическое мировосприятие из России так и не ушло.

Loading...