Жёсткие проверки на «Садоводе» и в ТЦ «Москва»: Хорошо, но мало

Жёсткие проверки на «Садоводе» и в ТЦ «Москва»: Хорошо, но мало

12.03.2019 Выкл. Автор Алексей

В ночь на 11 марта, около трёх часов ночи, на территории рынка «Садовод» в Москве началось преждевременное, внеплановое утро: силы полиции оцепили эту удивительную зону торговли и начали там обыски. Чуть позже неприятная побудка настигла и обитателей торгового центра «Москва» в Люблино

И на МКАД, и в Люблино видеооператоры полиции, работники торговли и ранние зеваки активно снимали толпы из сотен небритых людей южных национальностей, которые пытались хоть куда-нибудь убежать, но при поддержке резиновых «демократизаторов» постепенно собирались в гостеприимных автобусах.

Что это вообще было?

Сразу отбросим забавную деталь, которую подкинул некий «информированный источник» «Интерфакса»: дескать, полиция может искать криптовалютные фермы. Не очень ясно, зачем их искать, ибо майнинг в России фактически находится вне правового поля и никаких законных поводов для его ограничения не существует. Единственным рациональным объяснением было бы подозрение в незаконном подключении к электросетям – современный майнинг требует огромных объёмов электроэнергии. Но кадры с подобных мероприятий обычно не крутят по центральным каналам.

Вторая версия – реакция на столкновения диаспор: конфликты на территории «Садовода» происходят с завидной частотой, да и в целом межнациональные отношения мигрантов в Москве оставляют желать лучшего (да-да, «и заспорили славяне, кому править на Руси»). Оговоримся, что в рамках этой статьи под «мигрантами» мы подразумеваем только граждан других государств, продолжительное время живущих и местами работающих в России, а также лиц, недавно получивших российское гражданство и тесно связанных со своими диаспорами.

Забавно вышло с официальным комментарием МВД. Пресс-служба полицейского ведомства рассказала о проверках на некоем рынке «Садовод» на западе МКАД (нам, к сожалению, не удалось найти такого объекта) и его общежитий на нескольких улицах западной половины Москвы, где удалось не только привлечь 19 граждан за нарушение миграционного законодательства, но и найти одного иностранца из списков федерального розыска. А потом выяснилось, что комментарий относился к событиям 7 марта.

Загрузка...

О том, что произошло 11-го, МВД пока не разъясняет, хотя оперативные мероприятия с оперативными же репортажами по центральным телеканалам проходят у нас нечасто. Выражение «плановая проверка», которое повторяют полицейские начальники различных чинов, не объясняет ничего. Но искали, судя по всему, действительно не компьютеры, а людей – весьма определённых людей, находящихся в федеральном и международном розысках. Как минимум несколько десятков человек задержаны.

Откуда есть пошли «Садовод» и «Москва»

Интересная деталь: в кадры съёмок попали в основном представители кавказских и среднеазиатских национальностей – без китайцев, которые реально управляют этими рынками. Напомним, откуда вообще взялись «Москва» и «Садовод» в их нынешнем обличье. Десять лет назад, 1 июня 2009 года, премьер-министр Владимир Путин произнёс свою знаменитую фразу «Где посадки?», и относилась она к контрабанде промышленных товаров в Россию и конкретно на «один из рынков, на котором стоят товары более чем на 2 миллиарда долларов». И уже через четыре недели власти Москвы после многолетних попыток наконец приостановили деятельность Черкизовского рынка – «города в городе», где трудились не менее 60 тысяч китайцев. Тогдашний замминистра промышленности и торговли Станислав Наумов справедливо говорил о сути «Черкизона»: «Каждая точка на Черкизовском рынке означала остановившийся цех в России».

Далее события развивались очень интересным образом. Китайская Народная Республика направила в Москву делегацию вежливых людей, которые провели несколько не особо афишировавшихся встреч с руководством Москвы и представителями федерального правительства. Потому что решение о закрытии рынка, по их мнению, ущемило права китайских предпринимателей, а своих людей Пекин привык защищать по всему миру.

И именно тогда китайские предприниматели получили в своё фактическое распоряжение ТЦ «Москва» в Люблино и рынок «Садовод» на восточном изгибе МКАД. Кроме того, начался поиск участка для будущего «Нового Черкизона» где-нибудь подальше от центра Москвы.

А в 2010 году и санкционировавший разгон «Черкизона» Юрий Лужков, и подписавший соответствующее распоряжение префект Восточного округа Николай Евтихиев, и точно оценивший «значимость» рынка для русской экономики Станислав Наумов потеряли свои посты. Совпадение? Возможно…

Новые московские власти приостановили поиск нового участка – Москва стала вообще избавляться от «неформальной» торговли, закрылось множество привычных «колхозных» рынков около платформ электричек, продовольственную власть в городе захватили федеральные сети супермаркетов, где, к слову, на низовых позициях работают тысячи и тысячи тех же мигрантов или вчерашних мигрантов. Но соглашение по «Садоводу» и «Москве» соблюдается свято – и «остановившиеся цеха в России» понемногу ветшают, тем более что к банальной контрабанде шмоток добавился «Алиэкспресс» с его великолепными ценами, не обременёнными налогами и пошлинами.

Невидимая власть

Тему мигрантов в Москве старательно замалчивают. Сотни тысяч трудолюбивых людей с азиатскими чертами лиц работают практически на всех стройках столицы, но в победных реляциях о сдаче очередной линии метро или закладке дома под реновацию их практически не видно. Понятно, что властям невыгодно раздувать эту тему, но ведь и основная оппозиция – либеральная – тоже молчит о проблеме, правда, уже не по практическим, а по идеологическим причинам. Людей же, которые понимают реальную опасность, если угодно – взрывоопасность ситуации, автоматически записывают в черносотенцы и националисты: это, конечно, честь, но в современном обществе честь опасная, приводящая к включению в разнообразные чёрные списки и нерукопожатности в разнообразных элитах.

Между тем национальные диаспоры в столице – это во многом власть, власть на нижних этажах пёстрого московского социума, власть сильная и беспощадная. В последний раз своеобразное поведение мигрантов в Москве стало предметом общественного обсуждения после бойни на Хованском кладбище в 2016 году. Три трупа, десятки раненых, сюжет «чужой против хищника», то есть мигранты против кладбищенской мафии, которую также поддержали спортсмены при попустительстве полиции – в общем, полный Гай Ричи.

Главными виновными признали «хищников» – руководителей местного отделения ГБУ «Ритуал» и спортивной организации «Здоровая нация»: одного приговорили к 11 годам строгого режима, другого – к 9, ещё несколько человек в розыске. В то же время «чужие», наиболее активные участники побоища со стороны мигрантов, получили лишь по три года, причём сразу после оглашения приговора они уже могли рассчитывать на УДО, так как провели в СИЗО более половины этого срока.

Не будем обсуждать справедливость приговоров, но они, безусловно, внесли очередной вклад в разработку сюжета «злые русские бандиты берут дань с трудолюбивых гастарбайтеров». И реакция многих неплохих журналистов на сегодняшние полицейские обыски выглядит так же – «вовремя не занесли». Вряд ли найдётся хоть один человек, который верит, что дела на подконтрольных диаспорам рынках ведутся по российским законам, – и всё же симпатии значительной части общества даже сейчас не на стороне полиции.

Проблему надо решать

Между тем проблема трудовой и иной миграции, а также отношения к ней властей становится всё более острой, в том числе и благодаря замалчиванию этой проблемы в так называемых респектабельных СМИ.

Мы «импортируем» низкоквалифицированную рабочую силу, добровольно или нет подкармливающую деньгами и кадрами криминальные группировки.

Мы получаем поток полулегализованной контрабанды, о которой хорошо рассказал основатель компании Zenden Андрей Павлов:

Посмотрим ставки НДС по странам Таможенного союза. В России – 20%, в Казахстане – 12%, в Киргизии – 12%. Что из этого следует? То, что через Киргизию и Казахстан идут огромные, на сотни миллиардов, потоки товара в Россию, который потом продаётся в России без НДС – на ЕНВД, на патентах. У нас так сложился целый сектор теневой экономики – с ярко выраженным национальным оттенком. Таджики, киргизы, китайцы, вьетнамцы зачастую окучивают потребительские рынки целых городов…

Мы получаем вторжение крайне сомнительной бытовой культуры: часто указывают, что чистоту в русских городах поддерживают почти исключительно мигранты, но в то же время в местах их компактного проживания – беспорядок, антисанитария, насилие.

Мы имеем изумительный, фактически бестаможенный путь продуктов среднеазиатского и афганского растениеводства, выведший нашу страну на первое место по потреблению героина и других производных опия.

Мы теряем рабочие места и рынки для сбыта собственной продукции. Экономические проблемы страны не думают заканчиваться во многом и потому, что нашим «рабовладельцам» из систем строительства, ЖКХ, транспорта просто выгоднее нанимать дешёвых мигрантов.

Но об этом не принято говорить. Одни молчат из-за «интернационализма», другие из-за «общечеловеческих ценностей», третьи из коммерческих соображений, четвёртые от равнодушия, пятые от страха, в том числе перед вежливыми китайскими людьми…

Между тем ситуация такова, что каковы бы ни были полицейские репрессии против незаконной или квазизаконной миграции, их практически ни в каком случае нельзя назвать чрезмерными. А эффектная ночная вылазка с несколькими десятками задержанных – это, к сожалению, не более чем мелкая имитация настоящей деятельности.

Для начала которой снова, как в 2009-м, нужен грозный окрик премьер-министра – тем более что он уже давно работает президентом.

Loading...