Перешли на сторону «Газпрома»: соседки «кинули» Литву с единым рынком газа

Перешли на сторону «Газпрома»: соседки «кинули» Литву с единым рынком газа

13.03.2019 Выкл. Автор Алексей

Литва в свое время единолично решила разместить терминал СПГ у себя, хотя изначально планировалось, что его «отдадут» Латвии, теперь Рига и Таллин создают совместно с Финляндией единый рынок газа — без Литвы

Сестренка-Литва, единолично приняв решение по проекту Independence, решила забрать себе сразу две «сережки» — и соединения энергосистемы с Польшей и со Швецией, и СПГ-терминал. На память ни в Риге, ни в Таллине никто не жалуется, что и доказывает «тройственный газовый пакт» с Финляндией, пишет автор Sputnik Литва Борис Марцинкевич.

Одним из лозунгов, при помощи которого формировалось общественное мнение о необходимости ликвидации Советского Союза как единого государства, в конце 80-х годов прошлого века был лозунг о «балтийском единстве», придуманный политиками Литвы, Латвии и Эстонии.

Именно под девизом единого «Балтийского пути» 23 августа 1989 года жители прибалтийских (тогда еще советских) республик выстроились в живую цепь длиной порядка 600 километров. В акции участвовали около двух миллионов человек, четверть тогдашнего населения Прибалтики, которые таким вот образом выразили поддержку стремлению части прибалтийских политических элит покинуть СССР и отправиться в свободное плавание. Эта акция стараниями западных политиков была даже включена в международный регистр программы ЮНЕСКО «Мировая память».

За минувшие почти 30 лет эта акция основательно выветрилась из голов граждан стран Прибалтики, да и само понятие «балтийское единство» давно уже ничего, кроме усмешек, не вызывает. Один из примеров того, как выглядят взаимные отношения Литвы, Латвии и Эстонии, — ситуация, которая сейчас складывается в газовом секторе их экономик.

Большой газовый проект Евросоюза. Или прожект?

В 2015 году Европейская комиссия в ответ на просьбы Польши о финансировании реализации проекта Baltic Pipe, морского магистрального газопровода, который должен соединить через территорию Дании газовую систему Польши с месторождениями Северного моря, не просто приняла участие в проекте, но и самым коренным образом его изменила.

Загрузка...

Действующие нормативы ЕС позволяют Еврокомиссии финансировать только те энергетические проекты, которые имеют региональное значение, а Baltic Pipe в его начальном виде к таковым не относился. Проект Еврокомиссии значительно масштабнее: помимо строительства Baltic Pipe предусматривается соединение газовых систем Польши и Литвы новым МГП GIPL и соединение газовых систем Эстонии и Финляндии еще одним морским МГП — Balticconnector.

В таком виде этот проект способен стать альтернативным источником природного газа не только для Польши, но еще и для Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии. При этом соединения газовых систем Литвы, Латвии и Эстонии уже имеются — они были построены еще в советские времена как часть системы МГП «Северное измерение». Масштабный мощный проект, призванный прежде всего уменьшить зависимость всех перечисленных стран от «газовой кабалы «Газпрома».

То ли передом назад, то ли задом наперед

Сказано — сделано? Где-то чаще всего так и происходит, особенно в условиях, когда с финансированием проекта никаких проблем нет — бюджет ЕС такую нагрузку может выдержать совершенно спокойно. Вот только делать, то есть строить новые МГП в Европе решили не с юга на север, то есть не от источников газа, каковыми должны стать месторождения Северного моря, а с севера на юг.

От Финляндии, которая 100 процентов газа получает из России, летом 2018 года начали тянуть нитку в Эстонию, которая точно так же 100 процентов своего газа получает из России. Когда в мае прошлого года проходила торжественная церемония начала строительства Balticconnector, официальные лица Эстонии и Финляндии, как заклинание, повторяли слова о «нарастающей газовой независимости от России». Слушать это было забавно, но такова нынешняя европейская мода. Когда и как будут сооружать Baltic Pipe и GIPL — отдельная история, про которую можно сказать коротко — потом.

Финляндия — максимально прагматичный подход

Финляндия ежегодно импортирует от 3,5 до пяти миллиардов кубометров российского газа, колебания связаны с климатическими условиями, Эстонии требуется порядка 0,7 миллиарда кубометров газа в год, Латвии — около одного миллиарда. Реальные намерения Финляндии, которая никогда особо в антироссийских настроениях замечена не была, разумеется, куда как более прагматичны.

Матушка-природа распорядилась так, что на территории Суоми нет возможности организовать ни одного подземного хранилища газа, страна в буквальном смысле слова зависит от «российской трубы»: малейший перебой в системе «Северного измерения» — и Финляндия мгновенно останется без газа. Надо отдать должное и советским специалистам, и профессионалам «Газпрома» — ни одного сбоя подобного рода за все долгие годы поставок ни разу не произошло. Но если появляется возможность «дотянуться» до ПХГ «Инчукалнс» на территории Латвии, да еще за счет казны ЕС — как можно упустить такую прекрасную возможность?

Активная емкость «Инчукалнса» превышает два миллиарда кубометров, технически ее можно нарастить дополнительно, оно единственное и уникальное для всего прибалтийского региона, включая и территорию России, — в общем, просто прелесть. Есть ли при этом у Финляндии хоть малейший интерес к проектам GIPL и Baltic Pipe? Простите, вопрос получился риторическим: «Газпром» ни разу не давал повода усомниться в своей надежности, предлагаемые цены значительно привлекательнее, чем у любых других поставщиков, а в какие суммы выльется гипотетический газ из Северного моря, пока никто сказать не может.

От добра добра не ищут, решили практичные финны и сделали эстонцам и латышам предложение, от которого те и не подумали отказываться. Вот цитата из официального релиза о результате тройственных переговоров от 12 октября 2018 года: «Операторы газотранспортных и газораспределительных сетей Эстонии, Латвии и Финляндии подписали протокол о намерениях создать функционирующий по единым правилам газовый рынок с 2020 года». Простенько и со вкусом — проект на троих, рынок на троих. 14 февраля 2019 года протокол о намерениях перерос в обязывающее соглашение все тех же участников — Финляндии, Эстонии и Латвии.

«Балтийское единство» образца XXI века

А как же «балтийское единство», как же Литва? А нет никакого единства, оно кончилось еще в 2014 году, когда Литва приняла решение об аренде регазификационного судна Independence, которое с 2015 года украшает собой Клайпедский морской порт.

В 2009 году, поразмыслив, как половчее уйти от энергетической зависимости от России, то есть выйти из состава энергетического кольца БРЭЛЛ и заполучить газ откуда угодно, только не от «Газпрома», в городе Риге собрались премьер-министры Эстонии, Латвии, и Литвы. Не просто так собрались, а чтобы подписать тщательно согласованный договор с планом решительных действий. Эстония уже соединена морскими энергокабелями с Финляндией — у нее все в порядке. У Латвии имеется ПХГ — значит, как можно ближе к «Инчукалнсу» строит регазификационный терминал. Ну а Литве — ЛЭП в Польшу и кабель в Швецию, всем сестрам по серьгам.

Сестренка-Литва, единолично приняв решение по проекту Independence, решила забрать себе сразу две «сережки» — и соединения энергосистемы с Польшей и со Швецией, и СПГ-терминал. На память ни в Риге, ни в Таллине никто не жалуется, что и доказывает «тройственный газовый пакт» с Финляндией. Все приличные слова, которые смогли произнести господа литовцы, — вот: «Литва считает создание единой зоны тарифов на транспортировку газа в Латвии, Эстонии и Финляндии хорошей идеей, но присоединиться согласна только на более выгодных условиях». Причины, по которым условия могут стать «более выгодными», не называются — потому что их просто нет. Все, что может предложить Литва своим северным соседям, — регазифицированный газ, цена которого будет заведомо выше, чем цены «Газпрома».

Вот такое оно, «балтийское единство» XXI века. Время романтического единения — в далеком прошлом, реальность нынешних дней выглядит куда более сурово.

Loading...