Пора копать бомбоубежище? США и Россия идут к расторжению СНВ-III

Пора копать бомбоубежище? США и Россия идут к расторжению СНВ-III

20.03.2019 Выкл. Автор Алексей

Москва обвиняет Вашингтон в подделке ракетных отчётов и не желает продлевать документ на американских условиях

Денонсация ДРСМД (договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности), инициированная администрацией Дональда Трампа, стала главным политическим потрясением прошлого года. Удар, нанесённый Вашингтоном по системе международной безопасности, созданной в годы холодной войны, в равной степени удручил и российских, и европейских, и многих американских политиков. Часть из них напрямую обвинила президента США в том, что он толкает мир к ядерной войне.

Однако есть вероятность, и немалая, что в ближайшие полтора года миру предстоит пережить ещё один сильный шок: отказ России перезаключать договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ).

Действие СНВ-III истекает в феврале 2021-го. И уже сейчас в российском МИД напомнили, что продление договора – «не техническая формальность, которую можно было бы выполнить за пару недель» или даже быстрее, как об этом думают в Штатах.

США должны в полном объёме выполнить свои обязательства по данному соглашению и привести число своих СНВ в соответствие с установленными договором критериями. Ещё раз обращаем внимание на то, что хотя в Вашингтоне и утверждают обратное, американская сторона на самом деле «вписалась» в суммарные уровни только с помощью некорректных манипуляций с цифрами. Объявленный ею выход на требуемые показатели достигнут не только благодаря реальным сокращениям вооружений, но и за счёт нелегитимного одностороннего вывода из зачёта по договору порядка сотни СНВ. Это – серьёзная проблема, без урегулирования которой рассмотрение вопроса о продлении договора теряет смысл,– говорится в заявлении, опубликованном на сайте ведомства департаментом информации и печати МИД.

Дипломатия – не место для дискуссий?

Заявление ведомства Сергея Лаврова стало ответом на недавнее высказывание старшего заместителя госсекретаря США Андреа Томпсон, отметившей на конференции по ядерной политике, что у Вашингтона есть ещё два года для того, чтобы принять решение о продлении СНВ. Раздражение российского МИД вполне понятно: администрация Трампа ведёт себя так, словно лишь от её соизволения зависит продление или непродление важного международного соглашения. Вторая сторона априори воспринимается американцами в качестве просителя, который только и ждёт, чтобы Вашингтон облагодетельствовал его совместным подписанием документа.

Загрузка...

На самом же деле это не так. У России накопились очень большие претензии к тому, как и в каких объёмах США сокращают свои стратегические наступательные силы. В декабре 2018-го об этом уже говорил замглавы МИД Сергей Рябков. По его словам, Россия давно не согласна с тем, как Штаты «утилизируют» свои наступательные системы, и в течение долгого времени пыталась добиться вразумительного ответа на заседаниях совместной комиссии, которая собирается дважды в год.

Продлению договора должно предшествовать урегулирование этой проблемы – одностороннего вывода и зачёта части носителей, которые объявлены переоборудованными таким образом, что российская сторона не может подтвердить необратимость этого переоборудования,– пояснял Рябков.

Параллельно он отметил, что американцы уже пять лет «под разными смехотворными предлогами» уходят от обсуждения проблемы по существу.

В январе нынешнего года МИД направил Сенату США письмо с изложением сути российских претензий к тому, как американские военные выполняют соглашение. Текст этого документа оказался оперативно слит в The Wall Street Journal, а его публикация вызвала очередную волну нападок на Трампа. Многие американские политики и эксперты сочли недопустимыми манипуляции соглашением, которое, ни много ни мало, страхует мир от ядерного апокалипсиса.

Озабоченность России по поводу переоборудования американских ядерных вооружений в обычные хорошо известна, этот вопрос должен быть незамедлительно и профессионально разрешён,– прокомментировал ситуацию директор неправительственной Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимбалл.

В общем и целом, трудно отделаться от ощущения, что нечто подобное мы уже наблюдали. С середины нулевых Москва пыталась уговорить Штаты и их европейских сателлитов прекратить развертывание американской противоракетной обороны в Восточной Европе. После того как стало понятно, что уважаемые партнёры не намерены договариваться по-хорошему, очень быстро выяснилось, что у России есть и гиперзвуковое оружие, и подводные ядерные беспилотники, и ракетные комплексы «Искандер», способные с территории Калининградской области «хлопнуть» румынский и польский сегменты ПРО в первые же минуты конфликта. В конечном счёте Вашингтон решил придраться к ракете 9М729 и вышел из ДРСМД.

Судя по всему, прямо сейчас мы наблюдаем точно такой же процесс исчерпания словесных аргументов и постепенного приближения к фазе практических ответов.

Разница состоит в том, что денонсация ДРСМД (фактически уже ставшая неизбежной) касается всего двух классов баллистических ракет. А вот отказ от продления СНВ оставит без присмотра и ядерные боеголовки, и все средства их доставки к целям. Россия и Штаты вновь смогут клепать столько ракет и стратегических бомбардировщиков, сколько сами захотят. Мир вернётся к ситуации, существовавшей до 1972 года, когда было заключено первое соглашение об ограничении стратегических вооружений.

Американское читерство

Суть российских претензий к Вашингтону проста и укладывается в несколько пунктов. Во-первых, отмечают в Москве, в преамбуле соглашения говорится, что между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями имеется прямая взаимосвязь, и важность оборонительных систем нарастает по мере сокращения наступательных. В переводе с дипломатического на русский это означает, что сбить тысячу ракет с ядерными боеголовками сложнее, чем сотню, а сотню – сложнее, чем десяток, поэтому либо Россия не должна сокращать свой ракетно-ядерный потенциал ниже определённого предела, либо Штаты не должны развивать систему противоракетной обороны. В противном случае Пентагон получает возможность нанести ядерный удар по РФ, а ответный залп расстрелять ракетами-перехватчиками.

Большие претензии у России и к тому, каким способом американцы сокращают своё наступательное оружие. Ещё в 2001 году МИД протестовал против нарушения процедуры утилизации межконтинентальных баллистических ракет МБР MX Peacekeeper («Миротворец»), закреплёной в СНВ-I. Вместо того чтобы полностью резать или сплющивать ракеты, американские военные разрезали у «Миротворцев» только первую ступень, а вторую с боеголовкой отправляли на склады длительного хранения. Более того, часть ракет и вовсе перевели в «гражданские», создав на их базе ракету-носитель «Минотавр», способную доставлять в космос небольшие спутники.

В перспективе такой подход означает, что при необходимости Штаты смогут быстро нарастить свой ракетный арсенал сверх ограничений, разрешённых условиями договора. Им просто нужно будет достать с хранения вторые ступени и поставить их на подходящие носители. Для этого, в частности, идеально подходят баллистические ракеты-мишени, производимые для тестирования ракет-перехватчиков, и всё тот же «Минотавр».

Аналогичным образом американские военные поступили и с подводными лодками типа «Огайо». Изначально они несли трёхступенчатые межконтинентальные ракеты «Трайдент-2», но по условия соглашения часть субмарин была переоборудована под использование крылатых ракет «Томагавк» в неядерном исполнении. При этом, как отмечается в письме российского МИД американскому Сенату, люки и техотверстия, которые должны быть заварены, на самом деле были закрыты заглушками на болтах, а стало быть, и эти лодки могут быстро модернизироваться под возвращение «Трайдентов».

В какой-то момент американские военные настолько обнаглели, что предложили Конгрессу выделить финансирование на переоборудование межконтинентальных баллистических ракет неядерными боеприпасами. Инициатива озвучивалась в рамках концепции «Глобального удара» и развития гиперзвукового оружия. По мнению Пентагона, ракеты, на которых не стоят ядерные боеголовки, не подпадают под действие СНВ.

Специалисты отмечали, что американская сторона скрупулёзно выполняет процедуру утилизации лишь тех видов оружия, которое и без всяких договоров пришлось бы отправлять в утиль. Вполне педантично, например, режутся на металлолом древние бомбардировщики B-52 Stratofortress, находящиеся на вооружении звёздно-полосатой империи с 1955 года.

За 18 лет непрерывного жульничества США накопили значительный «потенциал возврата» – запасы боеголовок, ракетных ступеней и пусковых платформ, которые можно использовать для стремительного увеличения ракетно-ядерного потенциала. Кроме того, Америка систематически нарушает 13-ю статью СНВ-III, запрещающую России и Штатам передавать третьим странам технологии, подпадающие под действие соглашения. С 2010 года Штаты активно участвуют в развитии британской ракетной программы, в частности, они помогали своей бывшей метрополии модернизировать стратегические ядерные ракетоносцы «Вэнгард» и унифицировать британские ракеты с головными частями «Трайдент-2».

В общем и целом, в созданном американцами контексте Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений стал тем самым лекарством, что хуже болезни, против которой оно применяется. Долгое время Москва терпела нарастающий перекос, затем несколько лет пыталась договориться. Однако из этого ничего не вышло – во всяком случае пока.

Есть ли шанс, что стороны смогут перезаключить соглашение? Безусловно. Но для этого Штатам придётся отказаться от плодов почти двадцатилетней политики по увиливанию от исполнения обязательств. Впрочем, смысл в таком шаге есть, и очень большой: ведь речь идёт об одном из важнейших документов, от которых зависит безопасность человечества.

Loading...