Шнур, Макаревич и «свиньи»: В Госдуме идёт битва за закон «О культуре»

Шнур, Макаревич и «свиньи»: В Госдуме идёт битва за закон «О культуре»

23.03.2019 Выкл. Автор Алексей

В Госдуме прошли парламентские слушания, на которых обсуждались принципы работы будущего закона «О культуре». Как и во многих других аспектах, политики, эксперты и журналисты разделились на два лагеря: либерально-западнический и консервативный

Можно ли приравнять «Макдоналдс» к Большому театру? Ответ на этот и другие важные вопросы был дан в ходе парламентских слушаний «Об основных принципах правового регулирования в новом законе «О культуре». Несмотря на не самое броское название, мероприятие это важное и, что называется, показательное, его можно использовать как иллюстрацию всех общественно-политических процессов в стране.

Происходило оно так: в малый зал Государственной думы прибыли депутаты, общественные деятели, члены экспертного совета при комитете о культуре и журналисты. В ходе выступлений каждый высказывался в нужном и выгодном конкретно ему ключе. Известный режиссёр Карен Шахназаров, например, предложил не разделять массовый и авторский кинематограф – мол, низкокачественный ширпотреб и высокое искусство – это всё культура:

Мы культуру порой воспринимаем только как Большой театр и Эрмитаж. Но на самом деле «Макдоналдс» – это тоже культура. С этим ничего не поделаешь. Блокбастеры – это тоже культура.

Бывший министр культуры (2000–2004) Михаил Швыдкой, например, пришёл на парламентские слушания в том числе и для того, чтобы пожаловаться на притеснения творческих людей. Причём вы удивитесь, но, по его версии, притесняет творцов у нас сегодня не злое авторитарное государство, а общество.

«Очень часто мы, деятели культуры, испытываем со стороны общества большее давление, чем со стороны государства. Это видно по последним событиям, связанным, скажем, с рэперами и так далее. Это не государство давит, это инициативные граждане провоцируют очень многие вещи», – заявил Михаил Швыдкой.

Загрузка...

Удивительное дело. Сначала нас убеждают в том, что обществу нужно развиваться, должны появляться люди с активной позицией, а потом вдруг обижаются на критику этих людей. Или кто-то считает, что есть хорошие общественники, говорящие правильно, и плохие общественники, говорящие неправильно? Очевидно, что аудитория больше всего ждала выступления новых членов экспертного совета при комитете Госдумы по культуре. Так, Андрей Макаревич усмотрел зло в предложении не допускать очернения нашей истории:

«Мы осуждаем необъективное и негативное освещение истории нашей страны. Я согласен. А необъективное позитивное? Мы не осуждаем его, приветствуем? В общем, фильм «Кубанские казаки» был уже. Поэтому я бы просто здесь поточнее сформулировал, оставив слово «необъективно». И всё … в обратную сторону необъективное изложение тоже не должно приветствоваться».

Ругать нельзя, хвалить нельзя, можно говорить объективно. Но что или кто будет критерием этой объективности? Как, например, мы будем делать фильмы о войне 1812 года? С позиции Наполеона или Александра I? А, может, герцога Веллингтона? Или определять, что объективно, а что нет планирует сам Андрей Вадимович? Другой вновь прибывший член экспертного совета, скандальный певец Сергей Шнуров перед мероприятием рассказал журналистам, что пришёл «рассказать депутатам о том, как они далеки от народа». А в итоге тоже предложил уравнять классическую русскую литературу и кое-что ещё:

Все вертикали давным-давно падают, так как давным-давно выстроилось горизонтальное общество. Работник культуры и сферы искусств – любой блогер. Любой человек, у которого есть Twitter. Он является производителем смыслов и производителем культуры, как бы это ни казалось ужасным. Сейчас этих производителей культуры регламентировать невозможно. Возможно только создавать атмосферу благоприятствования, уважения. Инвестировать туда бесполезно. Хочется ещё сказать: я здесь услышал совершенно справедливое замечание от социолога о дифференциации общества. Давненько меня мучает эта проблема. Половина общества у нас до сих пор живёт в эпоху романтизма. Когда Александр Сергеевич, я это часто слышу от чиновников, «наше всё». Ребята, давным-давно пора написать на каждой школе: «Александр Сергеевич Пушкин – наше не всё». Есть ещё, кроме Александра Сергеевича, ещё кое-что.

Что он подразумевает под «кое-чем» – вопрос интересный. Уж не себя ли? Тем более что внимание к Шнурову было огромное: когда в середине мероприятия певец встал и вышел из зала, за ним побежали не только почти все журналисты, но и огромное количество экспертов, воспользовавшись, видимо, суматохой. Культура – дело утомительное, очевидно же.

Триумфом «высокой культуры» стало импровизированное интервью, которое Шнуров дал журналистам. А апофеозом хамства – его высказывание о том, чем он занимался на заседании:

— Ваш сосед Макаревич рисовал в своем блокноте свинок. А вы что рисовали?

— Он рисовал большую свинку, на ней было написано: «Я за культуру». А я ему помог, я нарисовал маленькую какашку под ней.

И эту, фразу можно считать, пожалуй, главной. Макаревич рисует свинью, выступающую «за культуру», Шнуров дополняет её экскрементами. Пусть каждый сам додумает для себя, кого Макаревич подразумевал под свиньёй и кому Шнуров готов подарить нечистоты. Напомню, что сие действо происходило в Государственной думе. Но не все присутствовавшие были на одной волне с Макаревичем и Шнуром. Кто-то ещё в стране предпочитает Большой театр.

Очень импонирует, буквально подкупает то, что в тексте концепции очень много отсылок к основам культурной политики, к традиционным ценностям и так далее. К сожалению, за этой дымовой завесой скрывается целый ряд ультралиберальных новаций, которые полностью лишают государство возможности проведения культурной политики. В двух словах концепция авторов сводится к следующему: «Пусть бюджет даст нам много денег, а мы потратим их так, как хотим, как считаем нужным и никому не будем за это отчитываться,– высказался директор Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачёва Владимир Аристархов.

Очевидно, что примерно в таком же ключе работают и многие скандальные «либеральные» авторы, известные провокационными и откровенно оскорбительными фильмами и спектаклями. При этом, выделяя деньги на таких условиях, Министерство культуры вынуждено защищать тех, кто фактически бьет в спину ведомству, так как, видимо, никакой управы на таких «творцов» найти не может.

Была поднята и важнейшая проблема контроля и, если угодно, санитарии информационного пространства. Эдгард Запашный среди прочего указал на серьёзную проблему – на журналистов и так называемых культурных деятелей невозможно найти управу:

Вчера было прощание с Юлией Началовой на Троекуровском кладбище, а Невзоров такую грязь написал про похороны. И нет инструмента на сегодня отстранить его от эфира. А до этого господин Доренко обозвал всех деятелей культуры четырёхлетними детьми, которые «не развиваются и являются тупыми по жизни». Это цитата. И он до сих пор трудится на федеральном радиоканале.

В таком же ключе выступил и известный композитор и продюсер Игорь Матвиенко, который в ходе выступления вообще указал на опыт США. Там власти, не стесняясь, блокируют то, что им не нравится. У нас же эксперты и власти всё время чего-то стесняются или боятся:

Слово «цензура», как и слово «фанера», имеет какую-то негативную коннотацию. Это плохое слово. Мне кажется, что его нужно просто поменять на какое-то другое, хорошее слово. Я считаю, что в определённых каких-то аспектах, особенно в культуре, обязательно нужно проводить некую государственную политику.

Отвечая на вопрос журналистов о том, многие ли его коллеги по цеху согласны с его мнением, Матвиенко заметил, что «большинство коллег его не разделяет», причём «безусловно, по идеологическим» соображениям.

Получается, что оскорбительный и низкосортный аудио- и видеоматериал, со всех сторон льющийся сегодня на жителей России, является причиной не только финансовой заинтересованности группы лиц, но и определённых идеологических установок, доминирующих в «творческой» среде.

Данное мероприятие в Государственной думе было одним из первых разорвавшихся снарядов в масштабном противостоянии за то, каким будет российский закон «О культуре». И пока трудно сказать, по какому пути мы пойдем: по свинскому или по человеческому.

Loading...