Боитесь эмиссии денег? Тогда вас запугали!

Боитесь эмиссии денег? Тогда вас запугали!

03.04.2019 Выкл. Автор Алексей

Одна из ключевых проблем отечественной экономики – отсутствие так называемых длинных денег. С этим согласны как чиновники правительства и ЦБ, так и те, кто им оппонирует. Однако в способах решения данного вопроса стороны принципиально расходятся

Первые считают, «рынок всё решит», только для этого необходимо создать макроэкономическую стабильность. Вторые не ждут «манны небесной», а предлагают взять ситуацию в свои руки и запустить механизм финансирования, продуцирования денежного предложения, который бы позволил не обогатить в очередной раз финансовых спекулянтов, а привести к проектированию и запуску реального производства в стране, созданию новых рабочих мест, а значит, к увеличению фискальной базы и росту благосостояния российских домохозяйств.

Что может выступить реальной альтернативой «однобокому» рыночному подходу?

Ответ я нашел в журнале «Эксперт», где опубликована аналитическая статья «Деньги для роста».

Её авторы – Александр Галушка, министр по развитию Дальнего Востока (2013–2018 гг.) и Артур Ниязметов, доцент департамента общественных финансов Финансового университета при правительстве России, – дали исчерпывающий ответ на этот краеугольный вопрос.

России и её экономике необходим рывок. Рывок, который можно обеспечить одним-единственным вариантом – устойчивым ростом экономики. Все другие варианты, по большому счёту, от лукавого – манипулирования методиками и цифрами Росстата. Нашей стране к середине следующего десятилетия необходимо увеличить ВВП на душу населения в полтора раза. Иначе мы окажемся не в топ-5 экономик мира, а на задворках глобального развития, где конкуренция и новации стали синонимами не на уровне компаний и корпораций, а на уровне государств.

Для этого рывка ежегодный рост должен быть не менее 5%!

Загрузка...

Чтобы вы понимали, о чём идет речь, приведу пример: на 2019-й Минэкономразвития прогнозирует рост ВВП России на 1,3%. Такие темпы ведут к стагнации и деградации. Какими способами выбираться из этой «прогнозируемой ямы»? Инвестиции и ещё раз инвестиции в основной капитал, в развитие производства, в повышение производительности труда. Александр Галушка и Артур Ниязметов замечают, что значительный рост инвестиций потребует более 5 трлн рублей ежегодно!

С нынешних 21,4% ВВП как минимум до 27%, то есть дополнительно это более 5,2 трлн рублей ежегодно,– замечают авторы работы.

Возникает ключевой вопрос: где взять деньги для финансирования такого роста инвестиций? Западное фондирование? Нет, действуют антироссийские санкции, готовятся их новые пакеты. Бюджетные ресурсы? Нет, например, все расходы российского госбюджета на текущий год – 18 трлн рублей, а здесь только на инвестиции необходимо более 5 трлн.

Доходы населения: Россия к 2036 году может догнать Венгрию, но уступит Польше и Чехии
Очевидно, что для роста инвестиций нужны доступные кредитные ресурсы. Однако жёсткая денежно-кредитная политика (ДКП) ЦБ России, когда ставка задирается и создаются благоприятные условия для финансовых спекуляций (например, сarry trade), не способствует развитию производства и созданию новых рабочих мест. Очевидно, что в нынешней политике Банка России отсутствует корреляция с теми задачами, которые стоят перед страной. В ней мало адекватности, зато много так называемого рыночного фундаментализма, когда ради эфемерной макростабильности в жертву приносится деловая активность бизнеса и падение покупательной способности населения.

Для рывка же необходимы доступные кредиты, оборотные средства, которые позволят бизнесу запускать новые проекты.

Что мы имеем в России по факту?

В 2018 году средняя процентная ставка по кредитам нефинансовому сектору в России составляла 9%, что в два – два с половиной раза выше, чем в Китае и США, – цитируют «Деньги для роста». – В течение уже долгого времени средняя процентная ставка по кредитам кратно превышает среднюю рентабельность проектов реального сектора экономики России. Опросы показали, что для половины предприятий (49,6%) приемлемая ставка займов на реализацию инвестиционных проектов в сложившихся экономических условиях составляет от 3 до 6%.

Если в России появятся «дешёвые» деньги, которые будут направлены на развитие, а не спекуляции, то, по мнению А. Галушки и А. Ниязметова, «возможна массовая реализация проектов в промышленности из числа уже подготовленных 3840 инвестиционных проектов на сумму 20,5 трлн рублей в течение пяти лет, то есть в среднем 4,1 трлн рублей инвестиций в год (около 80% от требуемых 5,2 трлн рублей дополнительных инвестиций для ускоренного роста)».

Однако ЦБ продолжает упираться в своей «стабильности» и прогнозирует дальнейшую стагнацию российской экономики. Так, в базовом сценарии Банка России темпы роста экономики составляют «жалкие» 1,2–1,7% в 2019 году, 1,8–2,3% – в 2020-м и 2–3% – в 2021 году. До 2021 года нам сообщают, что наше болтание в хвосте глобального развития продолжится? Ведь согласно приведённым контрольным параметрам, ДКП ЦБ не предполагает ускоренного экономического роста.

Очевидно, что высокие процентные ставки, мягко говоря, увеличивают издержки ведения бизнеса и наносят сокрушительный удар по экономическому росту.

Сокращение отечественного производства в долгосрочном периоде приведёт к ещё большей зависимости от импортных товаров и сжатию внутреннего спроса вследствие сокращения фонда оплаты труда отечественных производителей, – замечают А. Галушка и А. Ниязметов. – Это будет приводить к повышению спроса на иностранную валюту, повышению её курса по отношению к рублю, и в конечном счёте – к повышению цен на импортные товары, что будет определять ускоренные темпы инфляции.

Одним словом, вся ныне проводимая политика «стабилизации» чётко стабилизирует интересы финансовых спекулянтов и посылает производителей к праматери истории. Это, в свою очередь, ведёт к снижению эффективности трансмиссионного механизма ЦБ России «до того уровня, когда повышение ключевой ставки будет слабо влиять на индекс потребительских цен. На первый план выйдет валютный курс, влияние которого на инфляцию уже сейчас весьма существенно в силу большой доли импорта в товарах народного потребления… Борьба с инфляцией, имеющей валютную природу (повышение цен на импортные товары из-за снижения курса национальной валюты) требует снижения объёмов валютообменных операций путём расширения производства отечественных товаров взамен импортных и стабилизации таким образом валютного курса».

Рубль, валюта, золото: апрель – начало нестабильности на рынках?
Итак, реальному сектору необходимы инвестиции. Необходимы «живые» деньги, которые бы пошли не на финансовый рынок, а на реализацию конкретных проектов. А. Галушка и А. Ниязметов в качестве решения данной задачи предлагают новый, неинфляционный механизм финансирования – целевую проектную эмиссию с использованием счетов эскроу.

«Рефинансирование Банком России инвестиционных кредитов банков по низким ставкам, сопоставимым с кредитами на санацию банков, могло бы стать мощным фактором инвестиционного подъёма российской экономики, – считает Андрей Клепач, заместитель председателя правления, главный экономист ВЭБ.РФ. – Целевой характер эмиссии может обеспечиваться как эскроу-счетами, увязкой кредитов с механизмом специнвестконтрактов, так и проектными или инфраструктурными облигациями, рефинансированием институтов развития. Главная развилка – Банк России берёт на себя часть ответственности кредитования роста экономики, её здоровья, а не только поддержки здоровья банковской системы».

Авторы идеи целевой эмиссии предлагают поэтапный подход.

Первое. Необходим конкурсный отбор инвестпроектов. В качестве критерия отбора авторы предлагают использовать «соотношение планируемой добавленной стоимости и требуемого объёма финансирования». Тем более, подобный опыт был уже наработан и опробован на практике с 2014 года в рамках поддержки инвестиционных проектов на Дальнем Востоке.

Второе. Специнвестконтракт как новая форма ответственности сторон. Он заключается при наличии подтверждённой финансовой модели, проектно-сметной документации, заключения госэкспертизы и при необходимости – независимого ценового и технологического аудита.

Третье. После заключения специнвестконтракта ЦБ России осуществляет эмиссию денег для проектного финансирования инвестиций и депонирует их в предусмотренном специнвестконтрактом объёе на счёте эскроу в коммерческом банке.

Объём эмиссии исключает затраты на оплату труда и импортную составляющую проекта в целях снижения инфляционных рисков за счет ограничения поступления дополнительных денег на потребительский и валютный рынки, – подчёркивают А. Галушка и А. Ниязметов. – На средства, размещённые на счёте эскроу, не начисляются проценты и не обращаются взыскания.

Четвёртое. Коммерческий банк (банк инвестора) за счёт задепонированных средств осуществляет проектное кредитование инвестпроекта от своего имени. Поскольку расходы банка на привлечение средств отсутствуют, процентная ставка по кредиту инвестору включает в себя только премию за риск. Выделенные средства при этом могут использоваться исключительно на оплату фактически произведённых капитальных вложений. Это исключает риски нецелевого расходования инвестируемых средств.

Пятое. При достижении планируемых результатов по условиям специнвестконтракта – запуске нового производства – происходит погашение основного долга инвестора по кредиту перед банком (в размере созданной добавленной стоимости) за счёт средств Банка России, задепонированных на счете эскроу. В случае же неисполнения обязательств инвестора по специнвестконтракту, то есть незапуска нового производства, происходит изъятие эмиссии – задепонированных ЦБ России средств, а отношения между ком. банком и инвестором продолжаются на обычных условиях.

Одним словом, речь идёт о механизме целевой проектной эмиссии. То есть дополнительные деньги попадают в экономику не через потребительский рынок, а через инвестиции и производство новых товаров.

«В предложенном механизме важное значение имеет целевое движение средств. Практика работы Федерального казначейства показывает, что это решаемая задача, – подчеркивает Станислав Прокофьев, заместитель руководителя Федерального казначейства. – Современные технологии обеспечения целевого движения денег, широко и эффективно применяемые Федеральным казначейством, могут использоваться в рамках целевой проектной эмиссии и гарантировать, что деньги пойдут именно на инвестиции.

Именно государство определяет, какие денежные инструменты какими функциями наделяются. Кейнс, характеризуя эту теорию, подчеркивал, что «деньги являются особенным творением государства». Сегодня же эмиссия денег в основном носит обобщённый (нецелевой) характер, при этом на каждый рубль созданной Банком России денежной базы приходится 3,5 рубля денежной массы, эмитированной коммерческими банками.

Фактически коммерческие банки могут создавать кредитные деньги для потребления, импорта товаров и валютных операций. Это несёт в себе риски инфляции и ослабления курса рубля. Механизм целевой проектной эмиссии позволяет создать в экономике дополнительный неинфляционный проектно-инвестиционный денежный канал, развивающий подход, положенный в основу многоканального трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики Банка России,– заключают А. Галушка и А. Ниязметов.

Появилась уже и первая реакция со стороны регионов, которые, мягко говоря, испытывают серьёзные трудности с финансированием.

Александр Осипов, губернатор Забайкальского края.

В регионах России нехватка длинных и дешёвых денег в течение многих лет входит в первую тройку проблем, сдерживающих рост экономики и инвестиций, – убежден Александр Осипов, губернатор Забайкальского края. – Предложенный механизм решает эту насущную проблему, использование счетов эскроу страхует от инфляционных рисков. Мы прямо заинтересованы в его скорейшем внедрении. Готовы сделать Забайкалье пилотным регионом. Как практики, понимаем, как этот механизм применить.

Глава Забайкалья сравнил предложенный механизм с удочкой, которую дают рыбаку (цитата по ТАСС): «Центральный банк «печатает» деньги для выдачи дешёвого, до 3% годовых, и длинного кредита на покупку удочки – в нашем случае речь идёт о каком-либо из инвестиционных проектов. Кредит выдаётся коммерческим банком при условии, что рыбак в оговоренный срок наловит рыбы, стоимость которой превысит цену удочки. Кроме того, кредит выдаётся так, что его нельзя «проесть» или вложить в доллары – его можно потратить только на оговоренные цели, и отследить это технически несложно».

По словам врио губернатора, при успешной реализации проекта основной долг, выданный по счёту эскроу, списывается, а банку выплачиваются лишь небольшие проценты. Если проект не удалось осуществить, кредит банку выплачивается полностью, а деньги ЦБ, напечатанные для выдачи кредита, изымаются, не приводя к инфляции.

Таким образом, предложенный механизм исключает как нерезультативную эмиссию, так и инфляционные риски. Чтобы благосостояние людей росло и они сами кормили себя, от государства прежде всего требуется создание денег для дешёвых кредитов,– заключил Осипов.

Александр Галушка и Артур Ниязметов предлагают реальный механизм перезапуска отечественной экономики. Предвижу, что сопротивление будет. Однако дорогу осилит идущий. Важно не убаюкивать себя «макроэкономической стабильностью». Да, она необходима, но всё же это не самоцель. Цель же, как нынче модно говорить, таргет (целеполагание) заключается в прорывном развитии страны, которое приведёт к её вхождению в топ-5 ведущих экономик мира, а значит, и росту благосостояния каждой российской семьи.

Loading...