Почему армия никогда не предаст Мадуро

Почему армия никогда не предаст Мадуро

03.04.2019 Выкл. Автор Алексей

Ставка США на военный переворот в Венесуэле ведёт в тупик: армия слишком прочно интегрирована во власть, чтобы предать Мадуро

Армия, особенно в странах третьего мира, всегда представляет из себя элиту общества, а в некоторых случаях, как, например, в Пакистане, не говоря уже о многочисленных примерах в Латинской Америке, люди в погонах являются всем. Военные часто рассматривают гражданские администрации как временщиков, от которых можно избавиться в любой момент, заменив их на новых, или обильно делегируют во власть своих представителей. Но тут есть и различия.

В некоторых странах офицерский корпус формируется почти исключительно из представителей элиты и носит кастовый характер. В других – он открыт для представителей всех слоёв общества и активно используется выходцами из низов для повышения своего благосостояния и социального статуса. В Чили элитарный, кастовый характер офицерского корпуса, сформированного из представителей богатых семей, сыграл ключевую роль в организованном США военном перевороте 1973 года и свержении левого президента Сальвадора Альенде.

О том, возможно ли такое в Венесуэле, говорится в очень интересном и объективном исследовании Стокгольмского института исследования проблем мира (Sipri), которое появилось накануне на сайте этого уважаемого в мире аналитического центра.

Почему это важно знать?

Разобраться в этом вопросе крайне важно, и вот почему. По всеобщему признанию, судьба правительства президента Николаса Мадуро зависит, прежде всего, от позиции вооружённых сил. Свою стратегию по «смене режима» в Венесуэле США строят именно на том, чтобы подбить венесуэльских военных на переворот. Руководящие деятели американской администрации постоянно об этом говорят. Они хорошо понимают опасность военного вторжения в Венесуэлу (особенно после того как там появились российские военные) и отлично знают, что эта акция вызовет возмущение в Латинской Америке, приведёт к партизанской войне.

Ни одна из соседних стран – даже Бразилия с Колумбией, несмотря на многочисленные претензии к Каракасу, – также не решится бросить вызов одной из сильнейших армий в Южной Америке. Кроме того, окружение президента США Дональда Трампа разуверилось в способности гражданской оппозиции свергнуть режим Мадуро.

Загрузка...

Президент США Дональд Трамп мечтает взять под контроль обширные энергетические ресурсы Венесуэлы ради обогащения американских компаний и чтобы манипулировать ценами на нефть.

Поэтому, кроме венесуэльских военных, ставку Вашингтону делать не на кого. Его цель – организовать руководству армии путём всевозможных санкций собачью жизнь, попытаться его перекупить, вынудить на предательство, чтобы потом избавиться от него, посадив на ключевые места полностью преданных США людей. О последнем пункте этой программы в Вашингтоне, естественно, вслух не говорят.

Исследование Sipri: военные – это всё

В исследовании Sipri указывается, что, несмотря на признание около 65 странами мира американского ставленника Хуана Гуайдо «временным президентом» Венесуэлы, что является «важным фактором в нынешнем политическом противостоянии между Мадуро и Гуайдо, именно позиция венесуэльских военных определит, произойдут ли какие-либо перемены во власти».

Потому что это – традиция. Дело в том, что «исторически вооружённые силы играли решающую роль в политике страны: военные курировали переход Венесуэлы к демократии в 1958 году» – «в обмен на передачу власти в руки гражданских лиц вооружённые силы получали возможность модернизировать свою технику и пересмотреть свою зарплату».

Однако самое главное для венесуэльских военных наступило потом.

Экс-президент Венесуэлы Уго Чавес сделал армию интегральной частью своего режима.

Администрация президента Уго Чавеса (1999–2013 гг.), — отмечается в исследовании Sipri, – ещё более укрепила позиции вооружённых сил, населив государственную бюрократию военными и осуществив широкомасштабные программы модернизации вооружений, в результате которых венесуэльские военные расходы достигли рекордных уровней.

Разумеется, Гуайдо и его американским кураторам всё это хорошо известно. Поэтому самозванец предложил «амнистию» тем венесуэльским военным, которые перейдут на его сторону, и ею воспользовались сбежавшие в Колумбию около 560 венесуэльских солдат. Однако, подчёркивает Sipri, «до сих пор основная масса военных оставалась верна Мадуро: после того как Национальное собрание назначило Гуайдо временным президентом, министр обороны Владимир Падрино заявил, что вооружённые силы Венесуэлы дезавуируют любого самопровозглашённого президента». В связи с этим перед военным руководством Венесуэлы стоит выбор: «Сохранить статус-кво или поддержать нового лидера. Окончательное решение во многом будет зависеть от предложений Мадуро и Гуайдо».

Армия как государство в государстве

Согласно традиции, уже свыше полувека венесуэльские военные предоставляли гражданским властям страны свою поддержку в обмен на деньги, власть и престиж. Эта тенденция получила особенное развитие при правлении Уго Чавеса – наставника нынешнего президента Мадуро, который «предложил военным политическую власть, деньги и оружие и усилил развитие военно-правительственного симбиоза». «Основой для подъёма военных в высшие эшелоны политической власти», указывает Sipri, стало утверждение Чавесом новой конституции в 1999 году, в результате чего была создана Боливарианская Республика Венесуэла, известная также как Пятая республика.

Экс-президент Венесуэлы Уго Чавес даже из могилы помогает своему преемнику Николасу Мадуро сохранять власть.

Так, например, статья 328 новой конституции сделала вооружённые силы частью механизма по поддержанию социального порядка и формулирования планов национального развития. Статья 236 ещё важнее. Она даёт право президенту продвигать по службе и путём предоставления гражданских должностей полковников и генералов – за счёт нелояльных власти военных. В результате сегодня ключевые позиции в основных государственных компаниях, агентствах и министерствах принадлежат людям в погонах, обязанным нынешнему режиму и занимающим свои места благодаря ему.

Связанные корпоративной спайкой военные непосредственно контролируют по меньшей мере 60 из 576 госкомпаний – самые важные, включая нефтегазовую PDVSA. Причём «милитаризация» правительства Венесуэлы активно продолжалась и при Мадуро. На начало этого года военные контролировали 9 из 32 министерств, в том числе сельского хозяйства и энергетики. «В результате, – констатируется в исследовании Sipri, – влияние военных на правительство и внутри правительства возросло до уровня, невиданного в Венесуэле со времени окончания диктатуры Маркоса Переса Хименеса в 1948 году».

О том, насколько хорошо живётся военным при нынешнем режиме, свидетельствует такой удивительный факт: в 2006 году оборонные расходы страны превзошли военные расходы крупнейшей латиноамериканской страны – Бразилии, хотя её ВВП превосходил венесуэльский более чем в пять раз. Кроме того, в Венесуэле существует внебюджетный механизм финансирования военных, так что в реальности они чувствуют себя ещё лучше. Тогдашние доходы от продажи нефти позволили режиму укрепить свою власть и за счёт того, что он делился получаемыми за продажу энергоресурсов деньгами с народом.

Однако и во времена кризиса, наступившего после резкого падения в 2014 году цен на нефть, венесуэльские военные нисколько не утратили своих позиций в стране и преданности режиму, поскольку (своя рука – владыка) их сейчас подкармливают в первую очередь, что особенно касается офицеров и высшего командного состава. Армии достаётся самый лучший кусок пирога. Военные в силу своего привилегированного положения в стране получили даже различные возможности наживаться на кризисе.

Вывод, который делает в заключение Sipri, следующий: «Предоставляя военным деньги, власть и престиж, Мадуро, по крайней мере на данный момент, «купил» политическую поддержку вооружённых сил. Задача, с которой сталкивается Гуайдо, трудна: он должен каким-то образом завоевать поддержку армии, которая обязана своей силой нынешнему режиму…

Учитывая совокупность преимуществ от нынешней системы патронажа, таких как миллиарды долларов, предлагаемых внебюджетными источниками, и привилегированные позиции на ключевых государственных должностях, Гуайдо, возможно, придётся предложить военным те же, если не лучше, стимулы, чем те, что они получили при Чавесе и Мадуро. Тем не менее, в этом и заключается загадка: если Гуайдо умаслит военных встать на его сторону, предложив материальные стимулы, он ещё больше расширит возможности вооружённых сил и станет соучастником в воспроизведении одной из основных слабостей демократии Венесуэлы».

Делаем наши выводы

У ставленника Вашингтона Хуана Гуайдо не будет возможности подкармливать венесуэльских военных – все деньги будут уходить в США.

Однако возможно ли такое? Американцы щедры в финансировании Гуайдо и оппозиции только потому, что выделили на это небольшую часть захваченных многомиллиардных активов Венесуэлы в западных банках. На это ассигновано, согласно появлявшейся в открытой печати информации, от 500 миллионов до одного миллиарда долларов, которые Гуайдо ещё должен будет вернуть.

У режима Мадуро получается «подкупать» своих военных только потому, что доходы от нефтедобычи остаются в стране, а не идут в карманы американских компаний, как это будет, если Вашингтону удастся «сменить режим». Иными словами, у самозванца даже близко не будет тех средств, на которые привыкли рассчитывать люди в погонах. И они это прекрасно понимают.

Кроме того, эти люди не настолько наивны, чтобы клюнуть на какую-то там «амнистию» со стороны ставленника готовых в любой момент предать американцев (об этом хорошо знают, например, их афганские клиенты). Они не ждут также ничего хорошего от поддерживающих Гуайдо богатых, состоятельных кругов самой Венесуэлы, возмущённых тем, что их богатство не росло при Пятой республике, в том числе из-за щедрых социальных программ.

В отличие от Чили, армия Венесуэлы – левая, её офицерский корпус давно преимущественно формируют не представители старой богатой элиты, а некогда ходившие без штанов выходцы из народа, ставшие элитой новой. Так что, в отличие от хунты Пиночета, «хунта» Мадуро – левая. И её видные представители знают, что в случае прихода правых к власти они лишатся всех привилегий. Их не просто «вычистят» из армии, гражданской администрации, «рыбных мест» в госсекторе, но и, скорее всего, поставят к стенке, несмотря на самые завлекательные обещания.

И сделают это либо официально, либо руками «эскадронов смерти». Запад их кровавой деятельности в упор не заметит, как и того, что в Венесуэле пропадёт даже та относительная демократия, что там пока есть. Помимо шкурных соображений, уже один факт того, что предательство правительства Мадуро, состоящего наполовину их «своих», ввергнет резко поляризованную страну в ожесточённую гражданскую войну, должно побудить венесуэльских военных не делать резких телодвижений. Таким образом, ставка США на госпереворот в Венесуэле, скорее всего, обречена на провал. Армия не предаст Мадуро. Во всяком случае, не сегодня и не завтра. И Sipri, похоже, с этим согласен.

Loading...