Новый СНИЛС, «число зверя» и «электронный концлагерь»

Новый СНИЛС, «число зверя» и «электронный концлагерь»

04.04.2019 Выкл. Автор Алексей

Персонифицированный учёт граждан не ограничивает права верующих, однако способен создать условия для этого

Глава Государства Российского подписал закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Первый шаг к тому, что СНИЛС (также известный как «свидетельство пенсионного страхования») заменит паспорта и все документы для физических лиц, сделан.

С одной стороны, это должно упростить нашу жизнь, как упростили её «службы одного окна», МФЦ и т. д. и т. п. Однако новый закон был подвергнут жёсткой критике. В том числе со стороны ряда православных активистов, уверенных, что эта унификация граждан базируется на неприемлемых для христиан основаниях. Причём одни увидели в новом СНИЛС чуть ли не библейское «число зверя» с тремя шестёрками, некоторые же — дополнительные возможности для ущемления прав верующих. Попробуем разобраться, есть ли для этого основания.

«Кесарево — кесарю»

Как известно, в Церкви всегда действовал евангельский принцип «Кесарево — кесарю, а Божие — Богу». Это означало и означает лишь то, что нет смысла противиться светским властям в вопросах, не касающихся основ нашей веры и основанной на ней нравственности. Что нет ничего зазорного в государственной денежной системе, переписях населения, паспортах и других формах учёта и идентификации граждан. Тем не менее верующие в разные времена пытались воспротивиться этому.

Так, ещё до революции многие (причём далеко не только радикальные старообрядцы или сектанты) отказывались принимать участие в первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года. Доводы были самые разные: от того, что переписанных будто бы насильно пошлют осваивать Сибирь, обложат новыми налогами или отправят в армию, до эсхатологических — мол, на переписанного накладывается «печать антихриста».

Разумеется, государство и Церковь разъясняли, что никаких оснований для таких ожиданий нет, более того, из Евангелия известно, что Святое Семейство — Богомладенец, Богородица и святой праведный Иосиф Обручник — участвовало в переписи населения. Но и это убедило далеко не всех. Многие банально убегали от переписчиков, некоторые на них даже агрессивно нападали. Дошло до того, что на весь мир прогремел случай, как группа людей якобы из христианских соображений, отказавшись от участия в переписи, живьём закопала себя в землю. Многие либеральные публицисты, включая «зеркало русской революции» Льва Толстого, использовали этот вопиющий случай, чтобы лишний раз поглумиться над «мракобесием» православных.

Загрузка...

В советское время из тех же соображений, только подкреплённых реальным воинствующим безбожием коммунистических властей, многие христиане-катакомбники решительно отказывались от советских паспортов. Отлично осознавая, что это по меньшей мере ограничит их в правах, а скорее всего, приведёт в тюрьмы и лагеря. Тем не менее они стояли на своём: документы антихристовой власти брать не будем!

Страсти вокруг ИНН и СНИЛС

Прошли десятилетия, коммунистические власти вместе с советским государством канули в Лету, и в конце 1990-х история повторилась. Многие верующие воспротивились принятию Индивидуального номера налогоплательщика. Некоторые, вопреки мнению священноначалия, увидели в ИНН всё те же «три шестёрки» и «печать антихриста», иные возмутились, что людей кодируют, словно в концлагере, часть же небезосновательно заявила, что ИНН — часть всемирной глобалистской системы, которая рано или поздно может использовать идентификационный учёт против христиан.

В итоге Священный Синод Русской Православной Церкви принял несколько обращений к верующим, в которых, с одной стороны, разъяснил, что никаких «печатей антихриста» в ИНН нет и быть не может, но с другой — согласился, что каждый вправе отказаться от подобной системы учёта. Так, в одном из синодальных постановлений 2001 года было сказано:

Технологическое действие не может само по себе произвести переворот в сокровенных глубинах человеческой души, приводя её к забвению Христа. Обратное утверждение является суеверием, противоречащим церковному Преданию и святоотеческому учению, ибо печать зверя ставится на тех, кто сознательно уверует в антихриста единственно ради ложных его чудес (святитель Иоанн Златоуст). Никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры… С пониманием отнестись к мнению тех, кто не принимает ИНН как число, могущее восприниматься в качестве альтернативы христианскому имени, особенно в случаях, когда это число присваивается по принуждению, что нарушает гражданские права личности.

Конечно, речи о том, что ИНН подменяет христианское имя, никогда не шло. Хотя чиновникам, очевидно, легче разобраться в делах безымянных пронумерованных субъектов, нежели в многотысячных Ивановых, Магомедовых и Голобородько. Ну а содержат ли в себе число 666 те же ИНН и штрих-коды (последние, судя по всему, содержат, и это — явный символический вызов христианству), абсолютному большинству чиновников не интересно. Ведь если человек — лишь функция, то зачем усложнять с ним работу? Пронумеровать — и в дело!

И вот именно такой подход, с очевидностью, является куда более антихристианским, чем число 666 как таковое (к слову, страница с таким номером содержится в Библии и никого не пугает). Проблема в самом принципе цифровизации в отношении человека. В расчеловечивании как таковом, которое сопровождает нас сегодня буквально на каждом шагу. И если её начало — в индивидуальных номерах налогоплательщиков, а логическое продолжение — в СНИЛСах, то рано или поздно человеческие имена могут вовсе исчезнуть из документооборота.

Казалось бы, ну и пусть, кесарево — кесарю. Мы же знаем имена, данные нам в Таинстве Крещения, а своих родных и близких уж точно не будем называть по номерам. Да, это так. Но возникает ещё один существенный момент: вся эта цифровизация подразумевает создание единых баз данных о каждом из нас, а соответственно — контроля над всеми нами (в том числе — финансового, поскольку рано или поздно единый документ станет и единым платёжным документом). Одно дело, если этим будут пользоваться светские власти, не предполагающие ущемления прав и свобод верующих, и совсем другое — если воспользуются новоявленные воинствующие безбожники.

Словом, проблема ИНН, СНИЛС и тому подобных инструментов, которые критики уже поспешили назвать «цифровым концлагерем», исключительно в том, насколько они будут включены в глобальную систему, являющуюся системой антихристианской. А также в том, появится ли у противников цифровизации возможность отказаться от участия в ней и продолжить жить «по старинке»: с обычными бумажными паспортами и столь же традиционными бумажными наличными деньгами.

И вот именно на праве на альтернативность в отношении ИНН, СНИЛС и прочих электронных новшеств мы можем и даже должны настаивать. Но эти усилия стоит приложить и к самому себе, ведь пресловутый «цифровой концлагерь» давно пришёл в наши семьи в виде тех же смартфонов и планшетов, столь часто подменяющих домашнюю молитву, живое общение с родными и чтение пылящихся на полках книг. А потому самый актуальный лозунг момента не «Все на борьбу с ИНН и СНИЛС!», а «Децифровизацию начни с себя!».

Loading...