Несладкая жизнь: Зачем Минфин борется с сахаром

Несладкая жизнь: Зачем Минфин борется с сахаром

07.04.2019 Выкл. Автор Алексей

Идея оградить наших детей от чрезмерного употребления сладкого, безусловно, хороша. Но как отличить отеческую заботу от банального пополнения бюджета?

Российский Минфин потребовал от правительства снять льготы по налогу на добавленную стоимость с напитков, в которые добавляется сахар. Сейчас большая их часть облагается этим налогом в размере 10%, тогда как базовая ставка – 20%. И если классическая сладкая газировка типа «Колы» и сейчас не попадает под льготы, то масса соков и нектаров в случае принятия этого предложения станет на 9% дороже (сейчас мы платим «стоимость + 10%», станет «стоимость + 20%»). Ответственность за продвижение этой непопулярной меры взял на себя замминистра Илья Трунин.

Новая идея подаётся как альтернатива озвученному осенью 2018 года предложению о введении акцизов на сладкие газированные напитки, хотя в реальности под удар попадают разные продукты. Общее у них одно – высокое содержание сахара, вещества, вызывающего серьёзную физиологическую зависимость, влияние которого на гормональный фон сложно переоценить. Понятно, что люди могут привыкнуть к чему угодно – кто-то «не может жить» без чая, кто-то без мяса по-французски, но именно сахар, что роднит его с алкоголем и другими наркотиками, «умеет» влиять на центр удовольствия в мозгу, что приводит к привыканию. И некоторая польза сахара как источника глюкозы (в природе есть масса альтернатив) ни в коем случае не перекрывает отрицательные последствия его чрезмерного употребления. Впрочем, об этой проблеме лучше расскажут специалисты.

Алексей Ковальков, руководитель «Клиники коррекции веса», полагает, что пониженную ставку НДС стоило бы снять со всех продуктов, которые одновременно содержат углеводы и жиры:

Вот, допустим, кусок хлеба – его не очень хочется, и кусок сыра тоже не очень. А вот кусок сыра с хлебом, да ещё с маслом, уже очень хочется, правильно? Потому что на это сочетание жиров и углеводов выделяются эндорфины. Возникает такая же зависимость, как при героиновой наркомании.

«А ещё существует углеводная зависимость, при которой человек пойдёт и купит этот наркотик за любые деньги, – продолжил эксперт. – Надо сделать, как мэр Нью-Йорка, который в своё время полностью запретил продажу сладких напитков в магазинах в таре более чем 0,25 л, а потом и вовсе убрал их из магазинов, оставив только в ресторанах и кафе. Между прочим, в одном стакане свежевыжатого апельсинового сока сахара больше, чем в одном стакане «Кока-колы».

Спрашивают, а как же быть детям, которые любят сладкое. Да они испокон веков, с начала истории пили простую воду. Её и сейчас пьют большинство деревенских детей.

Загрузка...

Или посмотрите на народы Крайнего Севера. Они жили тысячи лет без всяких углеводов, потому что у них банально не растут ни овощи, ни фрукты на вечной мерзлоте. Потом к ним пришли диетологи и сказали: вы живёте неправильно. Принесли им макароны «Доширак», сахар – и вымерли миллионы человек, за что никто не ответил до сих пор.

40-60 граммов углеводов в день – необходимая норма, которая рекомендована Всемирной организацией здравоохранения. Это нужно, чтобы не стала спадать гипофункция, щитовидная железа, не развился гипотериоз. А мы потребляем от 600 граммов до полутора килограммов. Нам нужны медленные углеводы, углеводы из каш. Не сухофрукты, не конфеты, не печеньки.

Но влиять на ситуацию через НДС, на мой взгляд, бессмысленно. Надо разъяснять людям, как взаимодействуют между собой продукты питания, как они влияют на здоровье, из-за чего мы болеем. Тогда они понимают. А если людей держать за баранов и пускать проволоку с электрическим током, говоря «сюда не ходи, туда ходи», – то люди и превращаются в таких баранов постепенно. Должна быть осознанная необходимость, чтобы человек видел: перед ним лежит наркотик.

Вот сколько бы ни стоил героин, даже если его подарят, нормальный человек не станет колоть его себе в вену. То же самое и здесь».

Ручки чешутся, зубки точатся

Диетолог Михаил Гинзбург тоже не испытывает никакого восторга от напитков с добавлением сахара, но не верит в заботу Минфина о людях:

«Если людям хочется сладенького, они всегда будут пить сладкие напитки. То, что они вредны, – это безусловно. В детском возрасте – как причина ожирения и причина заболеваний зубов, в более старшем – как причина метаболического синдрома: гипертонии, атеросклероза, сахарного диабета, старения. Какие напитки реально нужны человеку – это кисломолочные: кефир, ряженка и так далее, желательно без добавления сахара».

Из пищи особенно нужна рыба, нужны молочные продукты, нужны сложные углеводы – хлеб, крупы… Кстати, хлеб – чем грубее, тем лучше. Потому что крахмал там, скажем так, труднодоступный. И такой хлеб – он и сытный, потому что долго из него всасываются питательные вещества, и в то же время не так уж калорийный,– подчеркнул Гинзбург.

«А что касается инициативы Минфина, мне кажется, последнее, о чём Минфин думает – о здоровье россиян. Минфин думает исключительно о том, где бы взять бабло, – добавил эксперт. – С еды вроде бы просто так не возьмешь – ну давайте мы с вредной еды возьмём. Сейчас почти вся пищёвка попадает в этот десятипроцентный НДС, и слава Богу. Но ручки же чешутся, зубы точатся, хочется что-то из этой пищёвки выдернуть. И пошло́. Завтра они могут сказать: ребята, а бананы – они же не прямо полезные. Этим современные груши, яблоки из-за бугра, с высоким содержанием сахара, они же не самые полезные. Давайте на них НДС 20% сделаем. И не поспоришь…»

За здоровье или ради денег?

Финансовый способ отвращения людей от вредных привычек не нов. Например, существенную часть цен на алкоголь и табачные изделия составляют акцизы, ставящие некоторый материальный барьер на пути к приобретению этих ядов. Но здесь нужно решение государственного уровня – либо мы считаем сахар таким же ядом и боремся с ним соответствующими методами, либо же признаём, что просто привязались к определённым минусам товара, чтобы ещё немного пополнить бюджет.

Если сахар вреден нашим детям, какого, простите, чёрта мы разрешаем рекламу «Кока-Колы» в прайм-тайм? Если тут есть баланс вреда и пользы, на каком основании хотим поднять акциз или НДС? На что пойдут добытые средства?

Такое противоречие стало возможным из-за перекоса в структуре нашего правительства.

Нормальное управление государством в так называемой демократической модели – это всегда система сдержек и противовесов. Есть Минфин, задача которого наполнить бюджет любой ценой, – значит, на другой стороне весов должны быть отчасти Минтруд, бьющийся за сохранение рабочих мест; Минпромторг и Минэкономразвития, отстаивающие интересы предпринимателей. А у нас по разным причинам ни Топилин, ни Мантуров, ни Орешкин не могут или не хотят противостоять таранному напору ведомства Антона Силуанова.

Таким образом, вместо баланса сил у нас есть самая натуральная диктатура трёхглавого монстра – Министерства финансов (бюджетная часть), Центрального банка (финансово-кредитное направление) и Федеральной налоговой службы (фискальная деятельность). Они своё дело знают хорошо, так что бюджет с каждым годом будет наполняться всё успешнее и успешнее.

А вот вырастет ли от этого уровень жизни русских людей – большой вопрос.

Учитывая, что первой мишенью для снятия льгот по НДС стал сахар, одно можно сказать точно: сладкой жизни в обозримом будущем не намечается.

Loading...