Россия, как всегда, ни при чём: Что спецпрокурор Мюллер рассказал в своём докладе?

Россия, как всегда, ни при чём: Что спецпрокурор Мюллер рассказал в своём докладе?

20.04.2019 Выкл. Автор Алексей

В мировых СМИ, в соцсетях, на телевидении, среди представителей истеблишмента и в западном обществе не утихает дискуссия о том, какие выводы содержатся в докладе спецпрокурора США Роберта Мюллера о «российском вмешательстве» в выборы и сговоре президента Дональда Трампа с Россией. Было ли одно и другое? И как дальше будут развиваться события?

Новый импульс обсуждению «российской» темы, связанной с выборами и Трампом, дала пресс-конференция генпрокурора США Уильяма Барра, который представил общественности полную и отредактированную версию доклада спецпрокурора Роберта Мюллера, занимавшегося расследованием в течение двух лет.

Выступление Барра ещё до его начала обросло невероятным количеством гипотез и домыслов. Политологи, чиновники и журналисты соревновались друг с другом, штампуя версию за версией о том, что будет говорить генпрокурор. Казалось невероятным, что он не даст никаких новых деталей, не выступит ни с каким разоблачением.

В западном обществе повисла своего рода безмолвная пауза. Звучали мнения, что когда Роберт Мюллер представлял ранее свой отчёт, то он якобы нарочно не озвучил в нём всё самое «вкусное», сделав это намеренно или же чтобы припасти на закуску в компании генпрокурора. Интрига сохранялась до самого конца.

В 09:30 по вашингтонскому времени (16:30 мск) 18 апреля Барр начал своё историческое выступление, и оно оказалось более неожиданным, чем предполагалось.

Представление в двух частях

Для начала следует сразу оговориться, что расследование Мюллера было посвящено двум ключевым вопросам, косвенно связанным между собой. Первый — воображаемому в США вмешательству России в президентские выборы 2016 года. Второй — не менее воображаемому сговору Трампа с Россией, что разрушило репутацию Хиллари Клинтон и якобы предопределило исход выборов.

Загрузка...

Президентские дебаты в США.

Однако оба эти вопроса за время расследования так тесно переплелись между собой, что даже сам Мюллер и его команда, кажется, перестали отличать одно от другого. Поэтому в итоге спецпрокурор объединил «вмешательство России» и «сговор Трампа с Россией» в одну первую главу доклада. Вторая же посвящена исключительно попыткам президента США воспрепятствовать расследованию.

В команду Мюллера вошли 19 умудрённых опытом юристов и аж 40 агентов ФБР. За два года расследования они провели допросы более 500 свидетелей. Агенты также получали санкции на проведение обысков, которых было совершено не меньшее количество, чем допрошено людей. Итоги работы этой разношёрстной братии оказались противоречивыми.

Выступая на пресс-конференции, которую транслировал телеканал CNN, Барр «взял быка за рога». Говоря о первой части доклада Мюллера, генпрокурор сделал акцент на том, что Трамп ни в чём не виновен, так как против него нет никаких стоящих улик.

Эту часть выступления демократы в США впоследствии назвали «заказной», так как Барр говорил так, словно защищает Трампа. Телеканал CNN отметил:

После почти двух лет расследования, тысяч повесток и сотен ордеров и допросов спецпрокурор подтвердил, что российское правительство спонсировало усилия по незаконному вмешательству в президентские выборы 2016 года, но не обнаружил, что компания Трампа или другие американцы вступили в сговор.

Возникает также вопрос, почему Барр провёл пресс-конференцию ещё до того, как доклад был опубликован и с ним могли бы ознакомиться журналисты и юристы. На момент пресс-конференции содержание документа было известно только трём сторонам — команде Мюллера, Барру, а также юристам администрации президента США. CNN полагает, что генпрокурор попросту старался вывести себя из-под удара и поэтому смягчил многие выводы доклада Мюллера.

Важно отметить следующее. Генпрокурор сказал также, что резкие выпады Трампа в адрес спецпрокурора не были продиктованы попытками навредить расследованию, а были естественной реакцией человека, которого травят. На протяжении всего расследования Трамп выражал готовность сотрудничать с Мюллером, а также имел право уволить его, но не воспользовался этой возможностью, добавил Барр.

На пресс-конференции генпрокурор вообще много говорил о Трампе. О «российском вмешательстве» как таковом было сказано мало. Например, то, что оно якобы было и происходило как через доверенных лиц Трампа и «людей Путина», так и посредством «интернет-троллей».

«Российское вмешательство»

Так что же сказано в докладе о предполагаемом вмешательстве России? Там и правда сказано, что оно было. В тексте доклада больше 200 страниц посвящено использованию Кремлём интернет-технологий и «троллей» для организации вмешательства в умы американцев накануне выборов. Поэтому с первой частью, кстати, и Барру было всё понятно. Всех куда больше интересовал вопрос участия Трампа и его шансы получить импичмент, поэтому генпрокурор и говорил об этом больше.

В докладе же сказано, что команда Трампа действительно контактировала с российскими представителями до выборов. Были названы глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев, совладелец «Альфа-Групп» Пётр Авен, бывший тогда послом России в США Сергей Кисляк, бывший вице-премьер Сергей Приходько, бывший глава ВЭБ Сергей Горьков и ряд других персон.

Из текста документа при этом следует, что ничего криминального в действиях всех этих людей найти не удалось. Показания по контактам с Дмитриевым, например, давал зять Трампа Джаред Кушнер. Он сознался в том, что вместе с главой РФПИ обсуждал проблему восстановления отношений России и США при содействии общего друга — финансиста Рика Герсона. Однако эти контакты прекратились, едва начавшись.

Кисляк в докладе назван человеком, к которому можно было легко обращаться по поводу каких-либо контактов с российскими политиками и чиновниками. Пётр Авен общался с кем-то из представителей деловых кругов США, и делал это якобы по указанию Путина. Горьков также контактировал с Джаредом Кушнером (встречу организовал Кисляк), однако эти встречи носили дипломатический и деловой характер. Словом, и тут агентам ФБР не удалось установить какую-либо связь между всеми этими беседами, Трампом и исходом выборов. Её просто не оказалось.

Отдельно анализируются бизнес-контакты команды Трампа с завербованным ЦРУ и ФБР выходцем из СССР — мошенником и авантюристом Феликсом Сатером. Последний передал Мюллеру свою переписку с вице-президентом Trump Organization Майклом Коэном. Из неё следовало, что Трамп якобы имел контакты с людьми Путина уже тогда, когда началась предвыборная кампания в США.

Сатер рассказал, что неоднократно предлагал Трампу построить в Москве Trump Tower и переговоры велись вокруг этой сделки. Сатер также нагло лгал Коэну, когда обещал устроить его встречу с Дмитрием Медведевым и другими членами российского правительства. Царьград ранее подробно разбирал историю Сатера и злоключения Коэна. Ведь в итоге улики сработали против юриста, а не против Трампа.

Наконец, в докладе очень подробно рассказывается о российском «Агентстве интернет-исследований» (IRA), так называемой «фабрике троллей». Отдельно анализируются кампании «троллей» в Facebook, Twitter и других социальных сетях. Попытки вмешательства в выборы со стороны России через интернет не подвергаются в докладе никакому сомнению, и в целом выводы сходны с докладами, которые были ранее представлены в Конгресс на эту тему. Подробнее об этих докладах и выводах можно прочитать здесь.

И что дальше?

После выступления Барра, который всецело попытался выгородить Трампа, демократы обвинили генпрокурора в искажении фактов. Вместе с тем ни Барр, ни сам Мюллер не захотели брать на себя ответственность за выводы в докладе.

Барр сказал несколько недель назад, что Министерство юстиции не будет принимать меры против Трампа. В отчёте Мюллер заявил, что не выносит вердикта о том, препятствовал ли Трамп правосудию, но ясно дал понять, что не оправдывает президента в этом вопросе,— написала по этому поводу Wall Street Journal.

New York Times попыталась разъяснить позицию спецпрокурора Мюллера и привела комментарий юристов из его команды:

Если бы у нас была уверенность после тщательного расследования фактов, что президент явно не совершал препятствия правосудию, мы бы заявили об этом. Однако, исходя из фактов и применимых правовых стандартов, мы не можем прийти к такому решению.

Мюллер говорит по крайней мере о 10 эпизодах, которые можно расценивать как попытку Трампа навредить расследованию.

Бывший глава ФБР Джеймс Коми.

Среди них — якобы имевшие место попытки президента уволить Мюллера, отправка в отставку бывшего главы ФБР Джеймса Коми, попытки поставить расследование спецпрокурора под свой контроль, указание адвокату Белого дома Дональду Макгану отрицать, что Трамп пытался уволить Мюллера, а также давление главы государства на следствие по делам его бывших советников, сознавшихся в преступлениях, — Майкла Флинна, Пола Манафорта и Майкла Коэна.

А что касается российских контактов команды Трампа — сделан вывод лишь о том, что обе стороны были заинтересованы в диалоге. Вот ещё одна выдержка из доклада Мюллера:

«Расследование установило, что российское правительство думало о выгоде от президентства Трампа, а компания президента полагала, что она получит более серьёзную электоральную поддержку из-за информации, украденной и раскрытой при помощи российских усилий. Тем не менее следствие не установило, что члены команды Трампа сговаривались или координировались с российским правительством в его деятельности по вмешательству в выборы».

При этом Барр ведь сказал, что обличение президента США — это не дело Минюста, а Мюллер отметил, что его задачей было проведение расследования, сбор фактов, а не указание на виновных. Будущим расследованием теперь может руководить юридический комитет палаты представителей, а точнее — его глава Джерри Надлер (демократ, Нью-Йорк).

Теперь ответственность ложится на Конгресс, чтобы призвать президента ответить за его действия. Импичмент — это одна из возможностей, есть и другие. Очевидно, что мы должны разобраться в том, что произошло, и предпринять все необходимые действия,— приводит Wall Street Journal слова Надлера после выступления Барра.

Подведём итог. Из доклада следуют два вывода. Первый — вмешательство России в выборы считается доказанным фактом на основании деятельности в интернете, а также попыток российских представителей контактировать с командой Трампа или с ним самим. И это несмотря на то, что доказательств последнего найти не удалось.

Второй вывод победоносен для Трампа. Фактически доказано отсутствие его сговора с Россией, хотя признаётся, что такой сговор мог быть выгоден президенту США из-за электоральных преимуществ, которые он получил вследствие публикации компромата на Клинтон, а за этим якобы стоит Россия. Сам Трамп при этом выглядит жертвой обстоятельств, которому как бы случайно помогли.

И если объявить Трампу импичмент на нынешнем президентском сроке вряд ли удастся, хотя демократы ещё долго будут переваривать доклад Мюллера и рассматривать его под микроскопом, то санкции против России за пресловутое вмешательство, видимо, всё-таки будут.

Источник

Loading...