Их имена создали нас: Дипломаты, проложившие России путь к величию

Их имена создали нас: Дипломаты, проложившие России путь к величию

23.04.2019 Выкл. Автор Алексей

Одно из важнейших ведомств России — Министерство иностранных дел, прообраз современного российского внешнеполитического ведомства — фактически было создано 22 апреля 1832 года. Оно пришло на смену Коллегиям иностранных дел, учрежденным Петром I. История самого этого министерства и имена дипломатов, которые представляли нашу страну на международной арене, — это отличный повод для гордости.

Как-то раз историки решили подсчитать, сколько крупных войн пережило человечество за время своего существования. Как выяснилось, число довольно внушительное — 14 тысяч, и это только те войны, о которых говорится в летописях, легендах и исторических трудах. Убито было во время этих войн 4 миллиарда человек. Цифра, конечно, приблизительная, но совершенно убийственная. Если сравнивать с сегодняшним населением планеты, то почти половина всех жителей.

Однако войн в мире было бы гораздо больше и число в них погибших тоже, если бы не делали свою работу дипломаты. Не всегда их деятельность на виду, многое происходило скрыто, но результаты давали человечеству возможность жить в мире, насколько это было возможным.

Из глубины веков

Конечно, не Петр I придумал русскую дипломатию, ее истоки, как считают историки, восходят еще к периоду укрепления российской государственности. Одной из первых документально известных нам вех создания древнерусской дипломатии стало направление в 838 году русского посольства в Константинополь, а первым дипломатическим представительством стало русское посольство, учрежденное в 839 году во Франкском королевстве.

Первым же актом международного признания Руси как субъекта внешнеполитических отношений считается заключенный в 860 году договор с Византией, который имел название «О мире и любви».

О дипломатии Древней Руси известно очень немного, хотя с XI века Русь заявляет о себе как о серьезном игроке на европейской арене. Хотя это и понятно — во времена феодальной раздробленности дипломатия не была приоритетом. Тем не менее даже князь Александр Невский — и тот занимался дипломатической деятельностью.

Загрузка...

В то время как с Запада Руси угрожали захватчики, а с востока ее разоряли монголы во главе с ханом Батыем, Невский вел тонкую дипломатическую игру, освобождая пленных, добивался прощения восставших князей, избавления от обязанности отправлять русские войска для поддержки ордынцев во время их походов и даже в саму Золотую орду для переговоров ездил.

Однако в XV веке, когда активно формировалось централизованное русское государство, вопросы внешней политики постепенно начинают играть большое значение.

Занимались ими не специальные люди, а сам великий князь вместе с боярами из Думы. Так что искусным дипломатом стал даже Иван III, при котором у Руси появился собственный герб — двуглавый орел. Профессиональные же дипломаты появились только при Иване Грозном, который 10 февраля 1549 года учредил Посольский приказ, отвечавший в то время за внешние отношения Москвы. И именно этот день считается официальной точкой отсчета российской дипломатии.

Иван Високоватый: мир с Ливонским орденом и союз с Данией

Первый глава дипломатического ведомства — Посольского приказа, персоналом которого были дьяконы и подьячие, вступил в должность в 1549 году. Его усилиями сложилось само ведомство. Високоватый согласно указу царя Ивана IV принимал иностранные делегации. Уникальный статус Високоватого подчеркивался тем фактом, что он принимал высокопоставленных гостей в личном порядке. Для таких встреч существовала специальная дьячья изба. О ней в своих письмах упоминал сам Иван Грозный.

По мнению историков, практически все решения этого первого русского дипломата были верными. Благодаря его стараниям были заключены мир с Ливонским орденом, договор о военном союзе с Данией и соглашение о 20-летнем перемирии со Швецией. Кончил, правда, дипломат, печально: его обвинили в предательских связях с крымским ханом и польским королем, после чего казнили 25 июля 1570 года.

Въезд русских послов в Амстердам в 1697 году.

Со времен Ивана Грозного, а затем Бориса Годунова Запад начинает узнавать имена русских дипломатов — Ивана Грамотина, Афанасия Ордина-Нащекина, Василия Голицына и многих других.

В первой трети XVIII века, после 30-летней войны в Европе и заключения Вестфальского мирного договора 1648 года, за рубежом активно появляются постоянные дипломатические представительства России. Петр I, сторонник европейских преобразований, переформировал российскую систему дипломатических служащих на западный манер.

Сергей Лашкарев: добрые отношения с Востоком

Среди дипломатов того времени он, несомненно, был одним из лучших. Сергей Лашкарев — выдающийся востоковед, владевший десятью языками, он сумел оказать серьезное влияние на внешнюю политику России на Востоке в конце XVIII — начале XIX века.

Благодаря ему были установлены относительно добрые отношения с Ираном и Османской империей в тот период. Он умел приобрести особенное доверие и уважение высших представителей восточных государств и благодаря этому достигал разрешения дел легче, чем другие дипломаты.

Екатерина II: не только правитель, но и дипломат

На время правления Екатерины II приходится расцвет российской дипломатии, благодаря чему влияние России в мире стало все больше усиливаться. К слову, сама императрица принимала в этом самое деятельное участие. Ни один серьезный вопрос в этой области не проходил мимо нее, ни одно ответственное решение не принималось без непосредственного ее вмешательства.

Екатерина прекрасно владела искусством притворства, а именно оно считалось в те времена «лучшим качеством дипломата». Однако не только это объясняло ее дипломатические успехи. Екатерина понимала, что достоинство страны, которой она управляет, есть и ее собственное достоинство. Поэтому в своих дипломатических выступлениях она выставляла себя поборницей национальной политики, не отделяя себя от России.

Екатерина II.

Екатерина II старалась сделать все для того, чтобы заставить западноевропейские державы служить интересам российского государства. Смогла она и укрепить положение России в Прибалтике, а также продвинуться к Черному морю.

Кстати, ослабление Османской империи — это одно из значительных достижений политики, которую проводила Екатерина II. При ней был заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор (1774) с Турцией, благодаря чему Крым стал территорией России. И если в свое время Петру I удалось «прорубить окно в Европу», то этот екатерининский манифест с полным правом можно называть «дверью, открытой в Черное море».

Александр Горчаков: «Россия сосредотачивается»

Это был действительно выдающийся дипломат своего времени. Министерство иностранных дел он возглавлял с 1856 по 1882 год. Благодаря ему очень заметно расширилась сеть российских дипломатических представительств за рубежом — к началу 1890-х годов за границей было уже 6 посольств, 26 миссий, 25 генеральных консульств и 86 консульств.

Визит российского средиземноморского флота. Из «Le Petit Journal», Париж, 14 октября 1893 года.

Главным девизом Горчакова, которым он всегда руководствовался, было — «Россия сосредотачивается». И своей цели он добивался всеми возможными способами. Благодаря ему был отменен один из самых опасных и унизительных запретов для России — иметь свой черноморский флот. Вовремя поняв опасность агрессивной Германской империи, он сделал союзницей России Францию.

Карл Нессельроде: «Большая игра» в борьбе за Азию

Ровно сорок лет он управлял Министерством иностранных дел России. Конечно, личность это довольно спорная, его даже пытались обвинить в работе на Англию. Притом что проводимая им внешняя российская политика была направлена против интересов Лондона.

Именно благодаря усилиям Нессельроде начался тот политический процесс, который позднее получил в литературе название «Большая игра» — борьба России против Англии за установление господства в Центральной Азии.

С его подачи русская разведка проникла в Хивинское, Бухарское и Кокандское ханства, в Иран и Афганистан. Затем сюда прибыли и дипломатические представители России.

В этот период Британия пыталась установить свой контроль над Средней Азией, однако российские спецслужбы и дипломаты добились усиления в этом регионе своего влияния, а в дальнейшем — и присоединения среднеазиатских территорий к Российской Империи.

Карл Нессельроде смог добиться того, что в Европе Российская Империя стала играть роль главного регулятора политических процессов, без согласия российских императоров ничего не делалось, а мнение России стало серьезным аргументом в международных отношениях того периода. Правда, продолжалось это только до тех пор, пока Британия не сумела сколотить антироссийскую коалицию.

Георгий Чичерин: лицо дипломатии новой страны

Революционные бури внесли изменения и в Министерство иностранных дел. На его основе после революции большевики создали Народный комиссариат по иностранным делам СССР, который возглавил Георгий Чичерин. Конечно, это более чем непростое время. И работы у советских дипломатов было много, особенно в условиях, когда Запад в очередной раз встал единым враждебным фронтом.

«Наш лозунг был и остается один и тот же: мирное сосуществование с другими правительствами, каковы бы они ни были», — говорил дипломат.

Георгий Чичерин был личностью выдающейся. Во многих поколениях его предков были известные российские дипломаты. Он совершенно свободно владел практически всеми европейскими языками, знал и хинди, и иврит. На конференции в Генуе в 1922 году он наповал сразил европейских дипломатов, прочитав свою речь сначала на французском языке, а затем и на английском. Рапалльский договор с Германией Чичерин подписывал без перевода — он ему не потребовался.

Максим Литвинов: дипломат, который мог воздействовать на Рузвельта

С его именем связаны установление дипломатических отношений с США и прием СССР в Лигу Наций. Литвинов — один из авторов концепции «системы коллективной безопасности» против растущей угрозы германской агрессии. Правда, создать коллективную безопасность не удалось, поэтому Литвинова отправили в отставку.

Он был послом СССР в Вашингтоне. О том, каких результатов он добился, представляя свою страну за океаном, писал Анастас Микоян:

«Успеху переговоров с Америкой способствовала личность Литвинова. Он умел воздействовать на государственных деятелей Америки, на президента Рузвельта, извлечь из своих хороших отношений с государственными деятелями Соединенных Штатов большую пользу для Советского Союза».

Андрей Громыко: «Мистер Нет»

В 1946 году НКИД снова становится Министерством иностранных дел. Одним из выдающихся глав ведомства был человек, которого на Западе называли «Мистер Нет», — Андрей Громыко. Человек довольно жесткий, он почти никогда не повышал голоса на собеседников.

К главным успехам Громыко на дипломатической службе политологи относят важнейшие переговоры по контролю над гонкой обычных и ядерных вооружений, а также урегулированный Карибский кризис и тяжелейшие переговоры с американским президентом Джоном Кеннеди. Также при непосредственном участии Андрея Громыко удалось предотвратить широкомасштабную войну между Индией и Пакистаном в 1966 году, подписать соглашения СССР с ФРГ, к которым позже присоединились Польша и Чехословакия.

Сегодня российское внешнеполитическое ведомство — славный преемник многовековых дипломатических традиций, на международной арене продолжающий официальный курс руководства страны.

Евгений Примаков и исторический разворот над Атлантикой

Говоря о отечественной дипломатии, невозможно не упомянуть имя Евгения Примакова. Министром иностранных дел России он был назначен в 1996 году, пять лет до этого прослужив во внешней разведке. Его назначение Запад принял очень негативно: мало кому нравилось желание Примакова уйти от курса атлантизма, повернувшись к многовекторной внешней политике ради укрепления независимых отношений с Южной Азией, в первую очередь с Китаем, а также Ближним Востоком.

Его разворот над Атлантикой в тот момент, когда пришли известия о начале бомбежки Югославии, за который Примакова так осуждали в 1990-х, много лет спустя политологи признали единственно верным: это была первая в то время демонстрация миру, что с Россией нельзя разговаривать с позиции силы.

Сергей Лавров: «Реагировать мы будем прагматично»

Сегодня Министерство иностранных дел России — это прежде всего Сергей Лавров, личность неординарная во всех отношениях. О его популярности в России говорят многочисленные социологические опросы.

Сергей Лавров и Джон Керри.

Сергей Лавров — лицо российской дипломатии, человек, которого, как кажется, просто невозможно вывести из себя, умеющий всегда найти нужные и убедительные слова в самой тяжелой ситуации, отстаивающий интересы России в самые непростые моменты.

«Мы никого не заставляем, никого не шантажируем, не угрожаем. Мы — вежливые люди и не приходим, если нас не приглашают», — говорит он.

Из-за манеры твердо отстаивать интересы своей страны на международной арене иностранная пресса часто сравнивает современного дипломата с легендарным «Мистером Нет» — Андреем Громыко. Лавров признается, что это сравнение ему льстит.

«Как добиться успеха в дипломатии, как стать настоящим профессионалом? Совет, наверное, не будет исчерпывающим, важно только следовать ему с полной отдачей — это постоянно учиться, самосовершенствоваться, не останавливаться на достигнутом, идти в ногу со временем», — признался Лавров в одном из своих выступлений.

Обладатель потрясающего чувства юмора, острого языка — все это тоже о нем, о профессионале высокого уровня, за которого никогда не бывает стыдно. Достаточно вспомнить его легкий пас в сторону американского коллеги Джона Керри, пожелавшего всем мудрости во время переговоров:

«Если мудрость измерять количеством дней рождения, то мне за тобой не угнаться».

Великая страна должна иметь и великих дипломатов. А их у России немало. Многие имена российских представителей навеки вписаны в историю мировой дипломатии. И среди них Виталий Чуркин, которому приходилось отстаивать честь России в условиях самых недружелюбных политических дискуссий. Он представлял в ООН интересы Москвы во время российско-грузинской войны в 2008 году, после присоединения Россией Крыма и катастрофы «Боинга» MH-17 в Донбассе в 2014 году.

Виталий Чуркин на заседании Совета Безопасности ООН.

Его нередко называли «солдатом русской дипломатии» — ведь он всегда мог осадить оппонента, не выходя за рамки приличий, но доказывая, что Россия не может быть не права.

«Если бы нам нужна была проповедь, мы пошли бы в церковь. Если бы мы хотели слышать стихи, мы пошли бы в театр. От ооновцев, особенно руководителей секретариата ООН, когда они приглашаются на заседания Совета Безопасности, ждешь объективного анализа происходящего. У вас это явно не получилось», — ответил Виталий Чуркин заместителю генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Стивену О’Брайену во время обсуждения ситуации по Сирии.

Нельзя не упомянуть и Андрея Карлова, погибшего в Турции в 2016 году от рук террориста. Благодаря его дипломатическому мастерству удалось погасить российско-турецкий конфликт, вспыхнувший из-за уничтожения российского Су-24 в Сирии. На Карлова возлагались огромные надежды, однако раскрыть весь дипломатический потенциал этого потрясающего профессионала помешал выстрел, прозвучавший во время открытия выставки в Центре современного искусства в Анкаре.

Источник

Loading...