Предпенсионеров разрешат увольнять по ускоренной схеме

Предпенсионеров разрешат увольнять по ускоренной схеме

23.04.2019 Выкл. Автор Алексей

Министерство труда изменит закон в интересах работодателей, а не работников

Последствия проводимой в стране пенсионной реформы коснутся не только стариков, но и всех занятых на рынке труда. Трудоустройство нескольких миллионов предпенсионеров станет головной болью государства. Кажется, чиновники решили ее избежать, облегчив работодателям процедуру увольнения работников.

Согласно законопроекту Минтруда, опубликованному для обсуждения на государственном портале нормативных правовых актов, срок извещения работника об изменении условий трудового договора будет сокращен вдвое. Теперь работодатель будет обязан уведомить сотрудника о соответствующем локальном нормативном акте за один, а не за два месяца, как ранее.

В пояснительной записке к законопроекту сказано, что двухмесячный срок не позволяет работодателю оперативно реагировать на изменения объема производства и условий труда. В качестве примера приводится «плавное перераспределение численности работников между подразделениями в связи с изменениями технологических процессов» и «повышение уровня автоматизации».

По мнению Минтруда, после введения новой нормы трудовые права работника останутся защищенными, так как в соответствием с Трудовым кодексом работодатель все равно должен предложить ему другую работу, которую работник способен выполнять. В некоторых случаях — если это предусмотрено коллективным договором, это может быть работа и в другом регионе.

Тем не менее, законодатель, вероятно с учетом российских реалий, предвидит, что работник в изменившихся условиях может остаться без работы. Поэтому законопроект обязывает работодателя в случае увольнения работника выплатить ему компенсацию в размере среднего заработка за один месяц.

Наиболее болезненной вводимая норма будет для работников предпенсионного возраста. Ведь им труднее найти новую работу, чем работникам в расцвете сил. А значит, для этого потребуется больше времени. По-хорошему, в отношении предпенсионеров должны быть введены преференции: срок уведомления увеличенный до 3 или даже 6 месяцев. А его сокращают.

Загрузка...

Отметим, что запрет на увольнение предпенсионеров, существующий в российском законодательстве, не более чем миф. Статья 144.1 УК РФ наказывает работодателя штрафами или административным арестом лишь за «необоснованное» увольнение пожилого работника. Обоснованное увольнение вполне допустимо.

Это следует, в частности, из разъяснений того же Минтруда. В публикации под названием «Обзор актуальных вопросов от работников и работодателей за январь 2019 года» ведомство прямо ответило на вопрос: законно ли сокращение работника предпенсионного возраста?

«Запрет на увольнение лиц предпенсионного возраста, в т. ч. по сокращению численности и/или штата работников законом не установлен. Если в организации фактически будет осуществляться сокращение численности или штата организации, то работодатель вправе будет уволить работника предпенсионного возраста по указанному основанию, соблюдая при этом установленную законом процедуру», — говорится в документе.

Таким образом, сокращение срока уведомления работников есть не что иное, как подготовка правительством условий для скорейшего увольнения «лишних» на рынке труда россиян. Очевидно, что лишившись как зарплаты, так и пенсии они пополнят собой беднейшую часть населения страны. Если, конечно, выживут.

Руководитель правового департамента Конфедерации труда России, член Ассоциации «Юристы за трудовые права» Олег Бабич сомневается, что профсоюзы согласятся с законом Минтруда.

— Мы считаем, что в настоящее время законодательство, регулирующее вопросы уведомлений об изменениях трудового договора является сбалансированным и отвечает интересам всех сторон трудовых отношений. Как работника, так и работодателя.

Совершенно очевидно, что сокращение сроков уведомлений играет на руку работодателям. Они давно уже требовали этого. И вот сейчас по каким-то причинам решили подвергнуть ревизии договоренности, достигнутые при разработке и принятии Трудового кодекса. Профсоюзы будут выступать против этой инициативы. Не думаю, что этот законопроект в ближайшее время будет реализован на практике.

«СП»: — Давно работодатели требовали? Неужели это так принципиально для них?

— Надо понимать, что у работодателей есть целый пакет по реформированию трудового законодательства. И вопрос о сроках уведомлений — это часть этого пакета.

Работодатель считает, что поскольку он хозяин своего бизнеса, то чем проще ему будет решать организационные вопросы, чем меньше законодательных ограничений будет накладываться на его волю, то тем эффективнее будет его производство.

С точки зрения абстрактного бизнеса это так и есть. Ведь если можно предупреждать об увольнении не за два месяца, а за один, то можно как минимум сэкономить одну месячную зарплату. А если работник не один и планируется серьезное сокращение? На круг выходит экономия ого-го.

«СП»: — Однако, в законопроекте прописано, что одну месячную зарплату ему придется компенсировать увольняемому…

— Да, но работодателю все равно выгодна эта мера, так как она ускоряет организационные процессы и позволяет быстрее перестроить бизнес-модель. Работодатель же не альтруист. Чем быстрее он это сделает, тем эффективнее будет его производство.

«СП»: — Получается, Минтруд занял сторону работодателя?

— Проект Минтруда компромиссный. Работодатели никогда сами не предлагали сокращение сроков уведомления в обмен на компенсацию. Это в Минтруде поняли, что иначе закон не пройдет, и решили одной стороне дать сокращение сроков, а другой месячную компенсацию.

Вероятно, в Минтруде думают, что профсоюзы из-за этих «бонусов» пойдут на какие-то уступки на переговорах. Но я не вижу серьезных аргументов, чтобы сдвинуть позицию профсоюзов. Если мы сейчас согласимся сократить срок, кто гарантирует нас от того, что потом не отберут и последний месяц? Дашь палец, откусят руку.

«СП»: — Эта мера ведь коснется и предпенсионеров? А то многие почему-то уверены, что их увольнять запретили законом…

— Эта инициатива Минтруда в целом облегчает различные процедурные моменты для работодателя. И будут ухудшать положение работников независимо от их категории. В том числе и предпенсионеров. Это очевидно.

«СП»: — Справедливости ради, отметим, что дело не обязательно может дойти до увольнения. Это крайний случай, если, например, работник не согласен на понижение в должности и зарплате…

— Когда изменения трудового договора в принципе устраивают работника, и он выражает свое согласие, то по соглашению сторон подписываются эти изменения без всяких сроков. И проблемы нет. Поэтому в данном случае речь идет об изменениях не очень выгодных для работников.

А вот председатель коллегии адвокатов Москвы «Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго поддержал законопроект.

— Я поддерживаю эту инициативу Минтруда.

Дело в том, что Трудовой кодекс, принятый в 2004 году, много что перенял из законов о труде, принятых еще в Советском Союзе и действующих уже в новое время. И там все вопросы, касающиеся защиты прав работника, были возведены в ранг недосягаемого идеала. Но существуют реалии, в том числе экономические. ТК должен соблюдать баланс интересов работника и работодателя.

Если мы работодателя загоняем в ситуацию, когда он вынужден из-за соблюдения норм трудового законодательства фактически поставить под угрозу существование своего бизнеса целиком, то в результате окажется, что бизнеса не будет, а значит, не будет и рабочих мест.

«СП»: — То есть, если предупредить работягу за два месяца об увольнении, бизнес разрушится?

— Норма о двухмесячном уведомлении работника об изменении условий труда с учетом изменений хозяйственных процессов в организации, на мой взгляд, является избыточной. В современных условиях, особенно с учетом каких-то кризисных моментов, да, бизнес может прекратить свое существование.

Поэтому переход на уведомления за один месяц прав работника нисколько не нарушает. Он успеет принять решение, готов ли работать в новых условиях или ему стоит искать другую работу. Более того, в случае отказа предложенный механизм компенсации в виде дополнительной месячной зарплаты нивелирует негативные последствия.

В свою очередь секретарь Федерации независимых профсоюзов России, главный редактор газеты «Солидарность» Александр Шершуков отметил, что нельзя уравнивать потерю бизнеса и потерю средств к существованию.

— Это, конечно, новость… Посмотрим, как на это отреагирует аудитория. И на самом портале нормативных правовых актов (там предусмотрена такая функция — авт.) и в публичной плоскости. Думаю, что реакция будет негативной. Если же этот законопроект дойдет до попыток его реализации, то потребуется рассмотрение на уровне Трехсторонней комиссии.

«СП»: — Мы как раз даем оценку «в публичной плоскости»…

— По моему мнению, это изменение, ухудшающее положение работников. Все-таки люди имеют право планировать свою жизнь на некоторую перспективу. И если в варианте работодателя говорится о возможных финансовых издержках, которые влечет для него двухмесячный срок уведомления, то для работника это вопрос зачастую физического выживания. Понятно, что искать новое место работы при несогласии с предложенными изменениями лучше за два месяца, а не за месяц.

«СП»: — Однако работодатели говорят, что могут вообще лишиться бизнеса и тогда вообще никакой работы не будет…

— Предприниматели говорят, что они создают рабочие места, развивают экономику страны. То есть что-либо «предпринимают». Это предполагает, что они должны заниматься планированием деятельности своих предприятий более углубленно, нежели работники. Работники выполняют только тот функционал, за который он получает деньги. Фронт работ предпринимателя гораздо шире. Он должен заниматься планированием. И если он не в состоянии предвидеть, что будет у него на предприятии через два месяца, то он просто плохой предприниматель.

Налоговые изменения, на которые можно было бы ссылаться, вводятся с длительным обсуждением. Так, обсуждение увеличения НДС на два процента обсуждалось полгода. Да, оно плохо повлияло на бизнес, но у предпринимателей была возможность к этому подготовиться. Если мы хотим поставить всех в равные условия, давайте вводить налоги тоже с месячным обсуждением. Но в равных условиях работник и работодатель никогда не будут. Они обладают разным ресурсом и последствия на них сказываются по-разному.

«СП»: — Можете привести какой-нибудь пример, чтобы основать своё мнение…

— Например, сейчас большая проблема с Южноуральским машиностроительным заводом в городе Орск Оренбургской области. Там три тысячи работников, которым несколько месяцев не платили зарплату. Сейчас, когда там появился новый губернатор, за два месяца заплатили. Но все идет к тому, что люди, живущие почти в моногороде, окажутся без работы и без каких-либо перспектив ее получить.

В модели, которую предлагает Минтруд им предлагается озаботиться поиском новой работы за месяц до увольнения. Это просто нереально. Так что это предложение находится в отрыве от того социально-экономического контекста, в котором сейчас живет Россия.

Источник

Loading...