Еды на всех хватит? Как выполняется доктрина продовольственной безопасности

Еды на всех хватит? Как выполняется доктрина продовольственной безопасности

29.04.2019 Выкл. Автор Алексей

Несколько лет санкционной войны сделали Россию способной полностью накормить своё население, независимо от перипетий международной политики. Об этом свидетельствуют последние данные Минсельхоза

Россия добилась огромных успехов в замещении на внутреннем рынке импортных продуктов питания отечественными. Однако по некоторым позициям наше производство всё ещё отстаёт от утверждённых планов. Не то чтобы сложившаяся ситуация всерьёз угрожала благополучию страны – тем не менее она всё-таки даёт определённый повод задуматься.

Министерство сельского хозяйства подготовило доклад с оценками выполнения доктрины продовольственной безопасности. По данным ведомства Дмитрия Патрушева, российские производители не сумели достичь запланированных показателей по трём направлениям: производству молока, картошки и соли. В 2018 году Россия обеспечила себя молоком на 84,2%, тогда как планы предусматривают заполнение рынка отечественным продуктом минимум на 90%. Чуть-чуть недотянули наши аграрии по производству картошки – 94,9% вместо 95%. Сильнее всего отставание обозначилось в производстве соли: 64,2% вместо 85%.

Впрочем, есть в программе и направления, по которым российские производители выполнили, а то и перевыполнили план.

Хлеб, мясо и сахар

Самые большие успехи – в производстве мяса и зерна. Сейчас российские животноводы обеспечивают потребности страны на 92,8%, хотя составители стратегии считали, что продовольственная безопасность будет достигнута при 85-процентном заполнении рынка. Похожая ситуация и с зерном: 99,4% производства при норме в 95%. Фактически присутствие иностранного зерна на нашем рынке сведено к размеру статистической погрешности. И это не говоря о том, что российские зерновые компании уже несколько лет ведут очень успешную экспансию на внешние рынки, так что здесь можно констатировать однозначный и безоговорочный успех нашего государства и аграриев.

Еще больше превышение фактических показателей над плановыми в производстве сахара: 95,6% против 80%. Кроме того, небольшое перевыполнение плана отмечено по растительному маслу (81,5% при норме в 80%). Таким успехам могла бы позавидовать и хвалёная плановая экономика СССР.

Загрузка...

Примечательно, что план по обеспечению продовольственной безопасности был принят ещё в 2010-м, задолго до Крымской весны, конфликта России с Западом и начала экономических санкций. По сути, санкционная война лишь ускорила процесс. Да, введение продуктового эмбарго почистило рынок от иностранных продуктов, но, в отличие от того же СССР, сокращение поставок не привело к дефициту всего и вся.

Так что, похоже, в некоторых отраслях Россия всё-таки нащупала баланс интересов государства и бизнеса. Однако почему тогда при весьма успешном развитии агросектора некоторые отрасли не справились с плановыми показателями?

Объективное на субъективном

Понятно, что недобор картошки на полпроцента можно не рассматривать. Это «проблема» в масштабе статистической погрешности. А вот по молоку и соли стоит поговорить отдельно.

Развитие молочной отрасли замедлил целый букет объективных и субъективных проблем. Во-первых, после введения санкций эта сфера не выглядела инвестиционно привлекательной. В первые годы у бизнеса не было уверенности, что продуктовые контрсанкции – это всерьёз и надолго; а молочное производство требует долговременных инвестиций, так что возможность относительно быстрого примирения России и Запада рассматривалось предпринимателями как риск.

Когда же всем стало ясно, что западные партнёры не намерены с нами мириться (а потому импортные сыры, сливки, творог и прочие молочные продукты не хлынут на наш рынок в обозримой перспективе), бизнес начал потихоньку вкладываться в молочное животноводство. Но тут включились специфические для отрасли нюансы. Увеличение производства молока требует пропорционального увеличения поголовья дойных коров. Добиться его можно двумя способами: купить бурёнок у заводчиков или же вырастить их в своём хозяйстве. Первый способ – дорогой, второй – медленный.

К тому же молочные коровы не живут в полях под открытым небом. По крайней мере, не в России. Бурёнкам требуется весьма благоустроенное жильё, на которое, вкупе с хранилищами для кормов, нужно потратить миллионы рублей.

Ещё один тормоз связан с тем, что сырое молоко не продаётся конечному потребителю: продукт требует переработки, из-за чего молочные хозяйства утыкаются ещё и в проблемы развития пищевой промышленности. Каковые опять-таки можно решать двумя путями: заключая договоры с уже имеющимися предприятиями или же создавая собственные линии.

В общем и целом, молочное скотоводство – не та сфера, где возможно получение быстрой прибыли. И прошедших пяти лет ему явно не хватило, чтобы выдавить с рынка конкурентов.

Однако успехи и в этом направлении более чем существенные: если в 2013 году страна обеспечивала себя молочной продукцией на 76%, то сейчас – уже на 84%, а 8% за пять лет – весьма неплохой показатель. Да и абсолютные цифры впечатляют: за прошлый год объёмы товарного молока увеличились на полмиллиона тонн. Так что в ближайшей перспективе отрасль, скорее всего, повторит успех коллег по агросектору.

Что касается соли, то тут проблемы связаны с логистикой, прежде всего – с неудовлетворительной работой железных дорог. Заместитель председателя ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрий Леонов пояснил журналистам, что производители столкнулись с дефицитом вагонов, пригодных для перевозки соли; в результате соледобытчики вынуждены подолгу ожидать транспорта и мириться с медленной доставкой товара заказчикам. Всё это приводит к снижению оборотов отрасли — притом что имеющиеся мощности позволяют полностью закрыть потребности страны в этом пищевом ингредиенте.

Когда друг оказался партнёром

Обращает на себя внимание и то, что российские компании из всех трёх условно проблемных отраслей вынуждены конкурировать с коллегами из Таможенного союза, в первую очередь с белорусскими и казахстанскими производителями. В частности, импорт молочной продукции в РФ фактически монополизировала Белоруссия: на её долю приходится 81% заграничных поставок. Надо отдать должное властям республики, приложившим большие усилия для развития отрасли и добившимся существенных результатов. При этом если в случае с реэкспортом санкционных товаров из Европы российские власти ещё могут не пускать их в страну на законных основаниях, то в случае с молочными продуктами, действительно произведёнными в Белоруссии, единственной причиной недопуска могут стать претензии к качеству. Так что, как бы ни возмущался «батька» Лукашенко якобы «небратскими» поступками Москвы, нельзя забывать, что Белоруссия делает очень хороший бизнес на российском рынке.

Аналогична и ситуация с поставками соли. Пока российские железнодорожники мурыжат отечественных производителей, наши друзья везут в страну белорусский и казахстанский хлорид натрия. В прошлом году импорт соли превысил 496 тысяч тонн, за которые российские потребители заплатили 43 миллиона долларов. 85% этой прибыли разделили между собой Белоруссия и Казахстан. В общем, дружба дружбой, а заработать никто не против.

Африканские «бульбаши»

Единственное исключение составляет картошка. Лидерство по её поставкам держит вовсе не Белоруссия, как можно было бы предположить, а далёкий Египет. Дело в том, что уже с февраля в стране пирамид идёт сбор нового урожая, и свежие корнеплоды отправляются на экспорт, в том числе и в Россию. Выбирая между свежей и прошлогодней картошкой, потребитель вполне естественно отдает предпочтение той, что повкуснее. И в этом плане ни белорусским, ни российским фермерам нечего противопоставить плодам африканской природы.

Впрочем, и египетский импорт за последнее время существенно сократился. В феврале-марте 2018 года египтяне продали нам 118 тысяч тонн корнеплода, а за аналогичный период 2019-го – всего 18 тысяч. При этом снижение импорта связано не с какими-то ограничительными мерами со стороны Москвы, а с прошлогодней засухой в Европе, из-за которой западные страны стали более охотно покупать африканскую картошку, а египтяне, соответственно, переориентировались на более богатый и платежеспособный рынок.

Резюмируя всё вышесказанное, можно отметить, что Россия впервые за всю послереволюционную историю способна полностью накормить своё население, независимо от перипетий международной политики. А то, что по некоторым пунктам стратегия продовольственной безопасности пока не выполнена, – это не столько проблема, сколько стимул для дальнейшей работы по импортозамещению.

Источник

Loading...