Америка уводит последние деньги из российской экономики

Америка уводит последние деньги из российской экономики

08.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Западные инвесторы боятся, что в условиях дремучего феодализма их капиталы сгорят в огне нового кризиса

Один из крупнейших американских банков, Morgan Stanley, намеревается в первой половине следующего года направить ЦБ РФ заявление о прекращении банковской деятельности в России.

Как сообщается в отчете о деятельности российского подразделения за 2018 год, «группа планирует отказаться от банковской, брокерской и депозитарной лицензий и добровольно ликвидировать соответствующие бизнес-подразделения». По уточнению «Известий», Morgan Stanley сохранит на территории РФ только консалтинговый бизнес, который не требует лицензирования со стороны Центробанка.

Напомним, собственное представительство в России Morgan Stanley открыл еще в 1994 году, а спустя 11 лет ООО «Морган Стэнли Банк» получило лицензию на осуществление банковской деятельности. Разговоры о том, что группа собирается сократить свое присутствие в России, начались еще в декабре прошлого года с подачи агентства Bloomberg. Оно, со ссылкой на свои источники, сообщало, что банк планирует закрыть отделы по торговле акциями и валютой, а штат сотрудников будет частью сокращен, а частью — переведен в Лондон.

Как уже «СП» сообщала ранее, одной из главных причин такого решения стала глобальная убыточность банковской сферы страны. По словам директора банковского института Высшей школы экономики Василия Солодкова, Morgan Stanley — не первый и не последний в ряду уходящих из России западных банков. Что же касается российских финансовых институтов, то те, подчеркнул эксперт, нередко сами добровольно сдают свои лицензии, не видя перед собой будущего ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективах.

— До 2008 года уровень рентабельности нашей банковской системы составлял порядка 20−30%, — добавил конкретики главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов — После этого он сначала снизился, потом ненадолго восстановился до более скромного уровня, а после 2014 года рентабельными остались лишь несколько госбанков, а прибыль остальных колеблется на уровне инфляции.

Еще одной причиной тренда на сворачивание деятельности зарубежных финансовых компаний, стало серьезное снижение курса рубля. И коль скоро западные инвесторы привыкли ориентироваться на доходность в привычных валютах, то двукратное падение рубля для них стало означать двукратное же обесценивание долларовых вложений. Подобное снижение финансовых потоков в течение нескольких лет, конечно же, не может устраивать стратегических инвесторов. Кроме того, постоянно идут разговоры о санкциях, постоянно идут разговоры о внезапном ухудшении ситуации в нашей стране. В таких условиях западным финансистам работать неудобно.

Загрузка...

К тому же индекс PMI (индекс деловой активности) снижается ежемесячно уже на протяжении года, что превышает длительность его снижения в 2008 году. Это означает, что в реальном секторе экономики разворачивается очень серьезная ситуация, неизбежно затрагивающая и финансовый сектор. А в условиях надвигающегося кризиса инвесторы в первую очередь выводят активы из периферийных экономик, куда в тучные годы устремляется горячий спекулятивный капитал. К таковым экономикам относится и Россия.

Впрочем, успокоил Александр Абрамов, никаких критических последствий для экономики страны решение Morgan Stanley не принесет. Какую-то значимую роль на нашем рынке американский банк не играл, так что с ощутимым временным лагом его решение о сворачивании деятельности в России может отразиться разве что на институциональных решениях других западных инвесторов о корректировке своей стратегии относительно российских активов.

Гораздо заметнее, по его мнению, как на мировой, так и на российской экономических системах отразится эскалация торговой войны США и Китая. Она может начаться на фоне последнего заявления Дональда Трампа о том, что американцы устали от торговых переговоров и готовы уже в пятницу ввести высокие таможенные пошлины на китайские товары.

Однако в России, подчеркнул Василий Солодков, и без этого хватает других очень серьезных проблем.

— Мне совершенно непонятно, чего мы хотим добиться нашей экономической политикой. У нас с вами категорическим образом продолжает ухудшаться бизнес-климат. Растет перераспределение ресурсов в пользу госмонополий. И совершенно естественно, что в таких условиях зарубежные серьезные игроки уходят, пытаясь избежать ненужных проблем.

«СП»: — А почему творится такая неразбериха? Почему у нас никак не появится четкий ориентир?

— Понимаете, нынешняя модель сырьевой экономики впервые дала сбой еще в 2013 году, когда стали сокращаться инвестиции и экономический рост. Потом случился «Крым наш» и все остальное.

Причина же всех наших неурядиц заключается в том, что экономика у нас не рыночная, а квазигосударственная, с элементами феодализма. На откуп конкретным товарищам отдаются целые отрасли, так было в Европе в Средневековье. В результате инвестиции становятся неэффективными, а все накопления, в том числе и пенсионные, теряются. Однако у тех, кто эти потоки распределяет, все очень хорошо.

«СП»: — В ноябре прошлого года экономисты высшего эшелона власти озвучивали самый пессимистичный сценарий для России: в 2019 году значительный отток капитала, помноженный на усиление санкций и убыль капитала на фоне падения цены на нефть до 35 $ за баррель, приведёт к рецессии нашей экономики. Сейчас уже практически середина 2019 года. Можно ли уже говорить о том, насколько реализовался или не реализовался столь мрачный прогноз?

— Самый пессимистичный сценарий — это эмбарго на экспорт российских энергоносителей. Тут прогноз еще не сбылся. Если же смотреть с точки зрения оттока капитала, то этот процесс не только продолжается, но и усиливается. Принимая во внимание то, что у нас происходит в статистических ведомствах, реальный рост темпов экономики близок к нулю. Это, конечно, немного лучше, чем рецессия, но все равно это очень плохо. Особенно с учетом того, что происходит в остальных странах.

В Америке, с совершенно другой базой, чем у нас, темпы роста составляют 3,2%. Поэтому самый пессимистичный для России сценарий пока не реализовался (и не дай бог, чтобы такое случилось). Но, судя по происходящему, мы все делаем для того, чтобы в конечном итоге именно это и случилось.

«СП»: — Насколько сложное, а главное — возможно, исправить существующую ситуацию? Неужели ничего нельзя сделать?

— Развитие конкуренции очень полезно, причем не только в экономике, но и в политике. Мы же стремимся к обратному. Если бы был запрос общества на то, чтобы конкуренция росла, это стало бы позитивным сигналом того, что страна двигается в будущее. Сейчас же движение идет в сторону монополизации, что приводит к чудовищным последствиям.

Взять хотя бы «закон Яровой», который был направлен на безопасность страны и суверенность интернета. Но в итоге сейчас закупается иностранное оборудование, потому что собственного не производится. Посмотрите на авиационную отрасль — что ни день, то какие-то печальные события.

Страна должна, как на рубеже 80−90-х годов, вернуться на путь плюрализма и свободы слова.

«СП»: — Но результаты-то, как мы помним, оказались тогда печальными и для экономики страны, и для большинства населения страны…

— Тогда эти переходы осуществлялись при чудовищно низком уровне цен на нефть и накопленных проблемах СССР. Сейчас ситуация другая. Есть большие резервы, высокая цен на нефть. Предпосылки для нормального развития есть, другое дело, что они не реализуются.

«СП»: — То есть переходный период «лихих девяностых» в нынешних условиях стал бы полезен для нашей экономики?

— Думаю, не только для экономики, но и для политики. Их нельзя разделять. Если в нашей политике все закручено на одного конкретного человека, ровно то же самое происходит и в экономике.

«СП»: — Можно ли в таком случае предположить, что в 2024 году со сменой президента произойдет и смена экономического курса?

— Это сложный вопрос. Изменения могут быть такими, как в одном из предыдущих избирательных циклов, когда президент вроде бы поменялся, но центр принятия решений, по сути, просто переместился из одного офиса в другой. Должно быть просто-напросто соблюдение действующей Конституции, которая как раз и прописана для таких случаев. Но вы мне скажите, где она соблюдается, несмотря на то, что это закон прямого действия?

Источник

Loading...