Мать-одиночка и отчаянные смельчаки: Герои, спасавшие людей из горящего SSJ

Мать-одиночка и отчаянные смельчаки: Герои, спасавшие людей из горящего SSJ

08.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Трагедия в аэропорту Шереметьево с суперджетом показала силу русского духа. Царьград собрал истории героев, спасавшие людей из горящего SSJ, среди которых были и мать-одиночка, и отчаянные смельчаки, в том числе и члены экипажа.

Катастрофа с Sukhoi Superjet 100 в столичном аэропорту Шереметьево, во время которой погиб 41 человек из 78 находящихся на борту самолёта, показала, судя по отзывам экспертов, и ошибки, и проблемы авиации, возникшие в период президента Бориса Ельцина.

Но эта трагедия также стала неопровержимым доказательством существования того самого русского духа, до сих пор не разгаданного Западом.

Царьград собрал истории героев, спасавшие людей из горящего SSJ, среди которых были и мать-одиночка, и отчаянные смельчаки, в том числе и члены экипажа, и просто неравнодушные к общей беде люди.

Спасал других уже не раз

Единственный погибший в трагедии с SSJ-100 член экипажа 22-летний бортпроводник Максим Моисеев до последнего выводил людей из огненной ловушки, в которую превратился пылающий корпус самолёта. Как рассказала его мама, её сыну-герою уже доводилось не раз спасать людей.

К слову, в хвостовой части Моисеев оказался добровольно, хотя и не должен был там быть. За этот сектор отвечала его коллега, но девушка понимала, что останься она там, и её шансы выжить стремились бы к нулю. Понимал это и Максим, но без раздумий подменил стюардессу, отправив её к выходу. Сам же он до последнего выводил наружу пассажиров, пока не упал без сознания, надышавшись едким дымом…

Загрузка...

Мама Максима, Юлия Карева, в интервью «Комсомольской правде» призналась, что по-другому её сын поступить не мог. Он не раз бросался спасать людей, забывая о собственной безопасности.

Ещё в 15 лет на отдыхе с семьёй в Крымубез раздумий Максим бросился на помощь утопающему и вытащил его на берег. А однажды, помог своим друзьям выбраться из горящего дома.

Карева признаётся: про тот случай она мало что знает. Максим не считал это подвигом и не делился подробностями.

«Тот ещё скромняга был», — вспоминает его мама.

В июне Моисеев должен был отпраздновать свадьбу со своей невестой Ксюшей — тоже бортпроводницей. Перед смертью он успел отправить ей сообщение с признанием в любви.

Бросилась спасать чужих детей

Героически поступила и пассажирка с 9 ряда — мать-одиночка Альбина Пилипчук. Она бросилась в хвост горящего суперджета, услышав крики чужих детей.

«Она понимала, что кто-то должен им помочь, — отмечает Mash. — Но огонь был слишком сильным, угарный газ — тело Альбины нашли в хвосте».

Женщина погибла, пытаясь спасти юных пассажиров суперджета. В это время дома её ждал 10-летний сын.

«Мальчику боятся сказать, что мама погибла, — отмечает автор канала. — Он верит, что она всё ещё в больнице и очень её ждёт».

«Огненный писец»

Олег Молчанов вместе с супругой вылетел рейсом Москва — Мурманск вместе с остальными пассажирами «Суперджета» вечером 5 мая. Их места были в 12 ряду. Он оказался в числе тех, кому удалось спастись с горящего самолёта. Сам же Олег рассказал в Сети, что вместе с экипажем помогал эвакуировать остальных пассажиров.

О том, что происходило в момент посадки и за те 55 «секунд жизни», он под ником Оmburbura, написал на форуме Yaplakal. И до сих пор корит себя, что не смог спасти всех из горящего SSJ. Но видимости, судя по его словам, не было никакой. Особенно в хвосте.

«Черный дым. Вприсядку был ещё белый. Я не видел других людей, — пояснил Олег. — Я вышел последний. За мной с задних рядов не было людей».

Он же отметил, что после 12 ряда почти все погибли. Ответить точно, почему это произошло, не может — только строит догадки:

«Первый вариант: люди ломанулись к ближайшему выходу, а для них это — задний трап, — отметил выживший (напомним, этот аварийный выход бортпроводник не смог открыть — ред.). И второй вариант: они сгорели от пламени, которое исходило от крыла. Те, кто был на передних рядах и не выбрался, — от угарного газа».

Он же прокомментировал рассуждения Сети о том, можно ли было ещё спасать людей.

«Невозможно без оборудования было, — признаётся выживший. — Я был в самолёте до последнего, кого можно — вытаскивали. Дальше переборки «предбанника» (пространство между кабиной и бизнес-классом) — огненный писец».

«Один вдох черного дыма, и человек уже не встанет с места, — подчеркнул пассажир. — А учитывая, что видимости нет, то и спасать его никто не будет — тупо не видно. Дышать невозможно. Полнолицевых масок в самолёте не было. Или их не могли найти».

Для того чтобы нахвататься смертельно опасной дозы угарного газа, по словам пассажира, достаточно было всего двух вздохов.

«Два раза хапнул, и всё», — поясняет Олег.

«Вытаскивала каждого за воротник»

Одна из стюардесс сгоревшего «Суперджета» Татьяна Касаткина, чью прямую речь опубликовал telegram-канал Baza, рассказывала, что во время эвакуации ей даже пришлось некоторых чуть ли не силой выталкивать из самолёта.

«Всё было очень быстро, и был очень чёрный дым. Прям ни секунды не было времени. Люди прям выползали последние, — рассказывает стюардесса. — Все начали соскакивать с кресел и начали продвигаться, хотя самолёт ещё находился на скорости».

Она же пояснила, что внутри в салоне пламени не было в тот момент. Но ей пришлось изрядно поторопить некоторых пассажиров, замешкавшихся у выхода.

«Когда самолёт остановился, я начала эвакуацию сразу же. И выталкивала ногой дверь. И потом пассажиров выталкивала, чтобы они не задерживались на эвакуации», — отметила стюардесса, уточняя, что «каждого поднимала за воротник и вытаскивала».

Сила русского духа

Проявил чудеса героизма и второй пилот сгоревшего SSJ-100 Максим Кузнецов. Он сам выбрался из авиалайнера через боковое окно кабины, после чего пробрался по трапу обратно на борт и спас человека. Видео опубликовано в соцсетях.

Согласно предварительным данным, Кузнецов спас командира самолёта Дениса Евдокимова. Судя по видео, второй пилот занялся спасением коллеги, отравившегося угарным газом, спустя 30 секунд после того, как борт покинул последний пассажир.

Политолог и публицист Армен Гаспарян увидел в этом поступке «тот самый никогда так и не понятый Западом русский дух».

Loading...