«Махина на холме» грозит подмять под собой Смольный

«Махина на холме» грозит подмять под собой Смольный

10.05.2019 Выкл. Автор Алексей

В Петербурге не утихают страсти вокруг Музея блокады

«Блокадным городом» может снова стать в скором времени Петербург. Всё «благодаря» Александру Беглову, временно исполняющему обязанности губернатора. Высказавшемуся за создание в Северной столице «филиалов Музея обороны и блокады Ленинграда». Их должно быть, по его мнению, как можно больше, чтобы «оживить все те места, где сохраняется память о блокаде» (рассылка пресс-службы администрации губернатора СПб от 01.04.2019). А таких мест у нас только в историческом центре — с десяток.

Между тем, сам Музей обороны, созданный ленинградцами в Соляном городке близ Летнего сада ещё в 1944-м, сразу после снятия блокады, не первый год под замком. Лаконичная табличка на дверях у входа «Закрыт на ремонт» успела за это время выцвести. Уникальные экспонаты частью складированы, частью переданы в другие хранилища. А что-то уже и утеряно. Ведь ремонт здесь не редкость. Работы периодически начинают, затем приостанавливают из-за нехватки средств. Похоже, нескончаемый ремонт просто является удобным поводом для того, чтобы, например, сменить очередного директора или часть сотрудников. А заодно и от «лишнего груза» избавиться.

Очередным таким поводом стало заявление некоей «инициативной группы» о необходимости строительства нового — уже не просто музея, а целого музейного комплекса площадью 25 тысяч кв. метров на специальном насыпном холме посреди Невы близ Смольного. Стоимость его возведения оценивается в 6−9 миллиардов (!) рублей. Несмотря на то, что представленный проект, на разработку которого уже ушло, по разным оценкам, не менее трех миллионов рублей, раскритикован большинством специалистов, а также самими блокадниками, Смольный во главе тогда ещё с прежним губернатором Георгием Полтавченко, его утвердил.

Критике подверглась не только предлагаемая примитивная архитектура комплекса. Мало того, что примитивная (несколько мрачных серых башен, стоящих в круг) — но она еще и сильно напоминает одно немецкое строение, возведенное в Германии в 1920-х годах сторонниками реванша германского милитаризма. Как справедливо заметил по этому поводу Иван Уралов, известный монументалист, в 1994—2005 годах бывший главным художником города, вряд ли такое визуальное «сближение» уместно, когда речь идет о фашистской блокаде Ленинграда. Сомнительна также сама концепция «махины на холме», как прозвали его местные острословы. Экспонаты, раритеты, составляющие главную суть и привлекательность любого музея, здесь предлагается заменить интерактивными экранами.

И хотя с приходом в Смольный Беглова все дальнейшие работы, связанные с «махиной» были приостановлены (хотя и не сразу), радоваться рано. Инициаторы очередной замаячившей над Питером «стройка века» не унимаются, продолжая обивать властные пороги и настаивать на её необходимости. Объявили уже даже сбор экспонатов!

— Я, честно сказать, так и не понял, зачем они взялись собирать экспонаты, ведь пообещали сделать экспозицию на Смольной набережной интерактивной, — сказал «СП» Всеволод Инчик, профессор Петербургского архитектурно-строительного университета, школьником переживший в Ленинграде фашистскую осаду. — При том, что в любом музее ценятся реальные предметы конкретных эпох, а не их муляжи, дубликаты, тем более видео. Если есть бюджетные средства, а они, как я понимаю, есть, коль задумывается новый музей, лучше поддержать, считаю, уже существующие хранилища блокадных раритетов. И, главное — наш родной, любимый не одним поколением горожан музей в Соляном городке.

Загрузка...

Не одно десятилетие сам Всеволод Владимирович собирал коллекцию, посвященную искусству, литературе в осажденном городе. В ней — редчайшие, сохранившиеся зачастую в единственном экземпляре театральные афиши и программки тех времен, листовки-карикатуры, открытки и книги, издававшиеся под бомбежками, многое другое. Надеялся передать её со временем городу. Однако сколько ни обращался к представителям официальной власти с соответствующим предложением и с просьбой выделить для собрания помещение (сам бы его и оформил!), те всё тянули, отнекивались. Как в той детской считалке: «Да и нет не говорить».

В начале нынешнего года Инчик передал свою коллекцию в выставочное пространство «Ленрезерв». Это самое большое собрание артефактов времен Великой Отечественной войны в городе на Неве, а, возможно, — и в России. На территории в 10 тыс. кв. метров, некогда занимаемой цехами теперь уже бывшего Ленинградского механического завода, разместилось несколько постоянно действующих выставок, а также собрание раритетной военной и гражданской техники, стрелкового оружия, амуниции, документов, знамен, вынесенных нашими бойцами из окружения. Всё — подлинное. Всё — доступно для желающих посмотреть, потрогать, узнать, приобщиться. Всё — частное дело одного человека — бизнесмена Анатолия Бернштейна. Несколько лет назад он выкупил данную территорию, собрал свои и переданные ему коллекции в единую экспозицию. В дни памятных дат открывает её для посетителей совершенно бесплатно. По его словам, исключительно из любви к истории своего Отечества и в память о любимом дедушке, прошедшем войну от первого до последнего её дня.

Вот мнение блокадника Георгия Михеева, побывавшего там:

— Мне очень понравилось в «Ленрезерве». Грандиозно, ничего не скажешь! — говорит Георгий Филиппович. — И очень обидно за наш Соляной городок. Когда в 1944-м году там сами граждане создавали музей, он обещал стать именно таким, как теперь у Бернштейна. И горожане, и бойцы, приезжавшие с передовой, передавали туда много вещей, документов. Даже когда в 1949-м его закрыли, что стало продолжением печально знаменитого «Ленинградского дела» с травлей представителей ленинградской культуры, мы не теряли надежды на временность этих «санкций».

Дождались восстановления музея в конце 1980-х. Именно в нем вместе с товарищами из блокадных обществ, с гостями города, мы с тех пор отмечали и День Победы, и годовщины прорыва и снятия блокады Ленинграда. А теперь, на склоне лет, прийти нам оказалось некуда…

«СП»: — Проект нового многофункционального комплекса у Смольного вас не вдохновил?

— А чем там вдохновляться? Серые башни, напоминающие то ли крепость, то ли тюрьму. Огромные залы для театрально-концертных зрелищ. Зачем и для кого это предназначено? Не могу понять. Надо восстанавливать и расширять экспозицию в историческом Музее обороны и блокады. А не заниматься новостроем.

Ещё одно мнение — известного в Петербурге специалиста, заведующей библиотекой «Музей книги блокадного города» Софьи Колосовой:

— Если у государства есть свободные деньги, почему бы не направить их на имеющийся музей в Соляном переулке? — считает Софья Геннадьевна. — Перед нами стоит задача сохранить те символы жизни, что помогали горожанам выстоять в блокаду. Но и превращать современный Петербург в сплошной блокадный мемориал нельзя. Во всем должны быть мера и такт.

Софья Колосова имеет в виду растущие в городе как грибы после теплого дождя все новые и новые блокадные музеи. Не так давно о создании очередного, посвященного героическим ленинградским 900 дням и ночам, заявила ещё одна инициативная группа. Речь о сохранившемся на Петроградской стороне Левашовском хлебозаводе, работавшем в годы фашистской осады. Несколько лет назад основной корпус завода, построенный в 1930-е, обрел статус объекта культурного наследия регионального значения как памятник советского конструктивизма. Его новый владелец-предприниматель предлагает реконструировать там несколько помещений и разместить в них мемориальную экспозицию.

Ещё один бывший хлебозавод — на Херсонской улице, вдохновил теперь уже врио губернатора Беглова, пожелавшего и там увековечить подвиг блокадных пекарей. Есть ещё старая подстанция на Фонтанке (центр многолетней борьбы градозащитников и ревнителей современной застройки исторического центра), а также школьные, заводские собрания, и «комнаты», и «временные экспозиции»… Не сосчитать! Все требуют внимания, специалистов, средств. В каждом организаторы настаивают на «первоочередности внимания».

— Иначе как бардаком я назвать это не могу, — категорична Ирина Муравьева, известный питерский историк блокады, более 30 лет отдавшая работе в музее Соляного городка, где заведовала выставочно-экспозиционным отделом. — Вместо того, чтобы вернуть к жизни дорогой сердцу каждого петербуржца Музей обороны и блокады, восстановить его экспозиции, нас «кормят» обещаниями о некоем «мемориальном поясе», посвященном героической защите Ленинграда в Великую Отечественную войну, о «полномасштабной исследовательской работе»… Но, что касается исследовательской работы, мы в своем музее вели её с первых дней воссоздания хранилища. Вернули за прошедшие годы из небытия немало имен павших за город воинов и умерших жителей, собрали богатый архив воспоминаний очевидцев. Регулярно проводили встречи с ветеранами, вечера памяти. Скромные во всех смыслах возможности нашего музея этому не мешали…

Накануне майских праздников Александр Беглов во всеуслышание объявил о намерении администрации выкупить у Минобороны те помещения, что примыкают к Музею обороны в доме № 9 в Соляном городке, переданные ему Кремлем в 1950-х. Действительно ли есть такое намерение (и имеются средства его осуществить)? Или обычная предвыборная болтовня? Время, что называется, покажет.

Loading...