Офшорный хозяин Сибири: Как сколотил состояние Андрей Мельниченко

Офшорный хозяин Сибири: Как сколотил состояние Андрей Мельниченко

13.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Он ракетой ворвался в финансово-промышленную элиту России. Старшие товарищи не допустили его к залоговым аукционам, но он всё равно взял своё. 8-е место в русском Forbes-2019, 13,8 млрд долларов, контроль над сибирской энергетикой и самая большая парусная яхта в мире

В апреле 2019 года по СМИ прошла новость: клиенты МДМ Банка и Бинбанка обнаружили, что с их счетов сняли по 5000 рублей. Просто так. За то, что по счетам более года не было активности. Проделал эту нехитрую экспроприацию банк «Открытие», недавно, в свою очередь, экспроприированный у прежних владельцев Центробанком и объединённый с точно так же отжатым Бинбанком, в 2016 году поглотившим «МДМ».

Это списание подано как комиссия, которую, дескать, банк имеет полное право ввести в одностороннем порядке. Однако скандал получился громким, и «Открытие» (читай Центробанк) обязалось вернуть деньги всем, кто напишет соответствующее заявление.

Вот такой своеобразный поиск «спящих клиентов» придумали в ЦБ. Но если вы жили в 1990-х, не забилось ли у вас сердце при упоминании трижды поглощённого МДМ Банка, не прошептали ли вы: «Так проходит земная слава»? А ведь человек, который ассоциируется с тремя легендарными буквами «МДМ», находится в полном здравии и на вершине богатства. В своё время он отряхнул банк со своих ног, как ненужную пыль, и пошёл дальше по пути успеха. Вернее, поплыл. На яхте.

Звёздное детство

Начиналось всё в Гомеле в не таком уж далёком 1972 году. В Международный женский день в семье местных интеллигентов, преподавателей родился мальчик, которого назвали Андрей. Его мать учила школьников литературе, отец был вузовским преподавателем физики.

Учился Мельниченко блестяще, особенные способности проявлял в математике, между прочим, соперничал на республиканских олимпиадах с минчанином Мишей Абызовым. А потом судьба свела бывших конкурентов под уютной крышей знаменитого колмогоровского интерната при МГУ, куда со всего СССР приезжали будущие светила математики и физики. Там гомельчанин познакомился с волгоградцем Женей Ищенко.

Загрузка...

Михаил Абызов.

И Абызов, и Ищенко заработают впоследствии огромные деньги в бизнесе, но не удержатся от искушения сходить во власть. Один станет федеральным министром, другой — мэром родного города. Оба впоследствии попадут за решётку по уголовным обвинениям.

Андрей Мельниченко оказался осторожнее.

Финансовый старт

Первым бизнесом Мельниченко называют создание пункта обмена валюты на Октябрьской площади в Москве. Люди, помнящие те времена, понимают, что, с одной стороны, вести бизнес было легко и приятно ввиду полного отсутствия налоговой системы, а с другой — заполучить такое хлебное место без очень серьёзной «крыши» не мог даже самый хитроумный гомельчанин. Однако ларчик открывался просто — пункт действовал на территории общежития МГУ, куда братва особо не совалась. Едва ли предприимчивый студент совсем уж ни с кем не делился, но для него это оказалось полезным опытом: впоследствии Мельниченко с одинаковым успехом налаживал контакты и с «комитетскими», и с «авторитетными».

Считается, что первый бизнес принёс Андрею Игоревичу и его партнёрам 50 тысяч долларов — космические деньги в ранней России, заодно снимающие неудобные вопросы о первоначальном капитале. А когда подобную деятельность стали лицензировать, Мельниченко оставил МГУ, перевёлся в «Плешку» и легализовался под крышей коммерческого банка «Премьер». Забавно, что за год их сотрудничества в одном только обменном пункте Мельниченко было осуществлено больше операций, чем во всём остальном банке в целом. Параллельно Андрей попробовал себя в туристическом бизнесе, основав турагентство «Спутник». Его всегда манили дальние страны… Но пока путешествие предстояло разве что родителям деятельного студента: он перевёз их из Гомеля в Москву.

Понятно, что при таком раскладе сотрудничать дальше с «Премьером» смысла не было: зачем работать на дядю, когда можно на себя? И в 1993 году на свет появилась кредитно-финансовая компания «МДМ», более известная как «МДМ-Банк» (тогда ещё с дефисом). По 50% банка принадлежали Мельниченко и его будущему многолетнему партнёру, свердловчанину Сергею Попову. Два провинциальных паренька, 21 и 22 лет от роду, основали не просто банк, но один из символов эпохи.

В 1993 году на свет появилась кредитно-финансовая компания «МДМ», более известная как МДМ-Банк.

Мамут, Адамов, Касьянов

Помимо получения лицензии Центробанка России, МДМ-Банк озаботился также подписанием соглашения с Федеральной резервной системой США о праве на ввоз в Россию наличных долларов. Но гораздо более ценным ресурсом стало нахождение взаимопонимания с главой Минатома Евгением Адамовым, впоследствии также сидельцем. Не ходите, дети, страною управлять.

От кризиса 1998-99 годов, когда рухнуло множество банков — не только однодневок, но и казавшихся солидными организаций, — МДМ-Банк спас Александр Мамут, тесно связанный в те годы с пресловутой «семьёй». Можно только удивляться прозорливости Мельниченко, который ввёл Мамута, в общем-то конкурента (у того был собственный банк), в наблюдательный совет, причём на должность председателя. «Это не должность, это его функция. Он думает», — говорил тогда Мельниченко. «Думал» Мамут великолепно:

В конце 1998 года через наш банк в месяц проходило почти $3 млн, а за 1999 год уже прошло $131 млн,— победно констатировал 27-летний владелец банка в ноябре 1999 года четырёхкратный рост оборота. Воистину: кому война (кризис), кому мать родна.

И это было только начало. В 2000 году МДМ-Банк потряс бизнес-сообщество информацией об объединении с Конверсбанком — организацией, обслуживавшей атомную отрасль России. Выяснилось, что Адамов и Мельниченко задумали сконцентрировать практически все финансовые потоки атомной энергетики (в те времена около трёх миллиардов долларов в год, сейчас на порядок больше) в «Конверсе», в состав которого входило множество отраслевых ГУПов, а затем, влив его в МДМ, стричь купоны. Однако время безудержной приватизации к тому моменту закончилось, законы о покупке государственной собственности приняли мало-мальски цивилизованный вид, и облечь щедрый подарок Адамова в легальные одёжки было сложно. Мельниченко получил пост председателя правления Конверсбанка и готовился к поглощению добычи, но жизнь распорядилась иначе.

Будучи председателем правительства, Михаил Касьянов (на снимке) благоволил структурам Мельниченко.

В мае 2000 года Евгения Адамова попросили из Совбеза, в марте 2001-го — из правительства, после чего Минатом начал цепляться за остатки Конверсбанка. В результате МДМ-Банк всё-таки заглотил жертву, но завидная клиентура к тому времени уже отказалась от услуг проблемной финансовой организации, поэтому получить контроль над атомной отраслью огромной страны 29-летний Мельниченко не смог. Но каким именно образом контрольный пакет государственного банка оказался в частных руках, является загадкой и поныне. Известно, что тогдашний председатель правительства Михаил Касьянов благоволил структурам вундеркинда — по крайней мере, в 2002 году он поддержал «Группу МДМ» в борьбе за «Дальвостуголь» с только начинавшей поднимать голову «Роснефтью».

Вряд ли Мельниченко сильно расстроился из-за этой относительной неудачи. К тому времени удачливый финансист уже пересмотрел свои взгляды на жизнь и сделал вывод, который бы и нынешнему правительству в уши нашептать: источник богатства находится в реальном производстве, а не в финансовых спекуляциях.

А господина Адамова потом осудили примерно за такие же грехи: злоупотребление полномочиями, выразившееся в том числе в размывании доли государства в принадлежавших ему компаниях.

Банкир умер. Да здравствует промышленник

До 1997 года Мельниченко был просто совладельцем и председателем совета директоров МДМ-Банка, после чего, подкопив деньжат, выкупил бо́льшую часть его акций у партнёров и стал мажоритарным владельцем, председателем правления. В начале нового века банк, вошедший в «Группу МДМ», получал титулы «банка года» и «лучшего банка» от изданий The Banker, Euromoney, Global Finance. И громом среди ясного неба прозвучало в 2006 году известие о том, что Андрей Игоревич передаёт полный контроль над банком Сергею Попову, получая взамен химическую компанию «ЕвроХим». Время показало, что это было мудрым решением: вообще, по осторожности и «чуйке» у Мельниченко, пожалуй, нет равных в современной российской промышленной элите. Где сейчас банк, мы уже рассказали, — время узнать, где сейчас его основатель.

Начало нового века ознаменовалось для нашего героя поиском оптимальной формы управления бессистемно накопленными активами. В 2000 году вместе с Сергеем Поповым (считался «смотрящим» от Искандара Махмудова) и Михаилом Ходорковским он создал «Группу МДМ», которая, впрочем, продержалась недолго: после того как один из соучредителей попал в знаменитую опалу, Мельниченко на какое-то время вообще исчез с радаров, а потом инициировал ликвидацию группы. Благо у него уже имелись альтернативные рычаги управления.

В 2001 году Мельниченко с Поповым создали компанию «СУЭК», чтобы систематизировать бессистемно приобретавшиеся ими за бесценок угольные и другие энергетические активы за Уралом. И уже через пять лет холдинг становится крупнейшим экспортёром угля в стране. Официальные биографы Мельниченко с гордостью отмечают, что он не участвовал в залоговых аукционах 1990-х (просто не пустили старшие товарищи), но сильно ли от этого отличается захват целой отрасли — большой вопрос. Достаточно вспомнить историю того же «Дальвостугля». Цитируем:

Глава «СУЭК» Олег Мисерва обвинил главу «Русского угля» Вадима Варшавского в шантаже. Последний якобы угрожал Олегу Мисерве, что если ему не достанется 30% акций «Дальвостуголя», то Мисерва сядет в тюрьму по обвинению в убийстве сотрудника «СУЭК» Ивана Карташова.

Высокие, высокие отношения! В итоге предприятие обанкротили, потом ещё раз обанкротили (видимо, для верности), а оставшиеся после него активы принадлежат сейчас «Амурскому углю», который принадлежит «Русскому углю», который принадлежит группе «Сафмар» семьи Гуцериевых.

Благосостояние Андрея Мельниченко покоится сейчас на трёх китах: добыче угля, генерировании энергии и производстве минеральных удобрений.

Позже, в 2009 году, из «СУЭКа» выделили Сибирскую генерирующую компанию (СГК), крупнейшего поставщика тепла и электроэнергии в шести регионах России; на неё приходилось около четверти всего производства энергии Сибири, а в 2018 году СГК поглотила своего партнёра и конкурента «СИБЭКО». Вообще, по умению выбирать момент для слияний и поглощений у Мельниченко мало равных.

Тогда же, в 2001-м, начала действовать и компания «ЕвроХим», ныне зарегистрированная в Швейцарии EuroChem Group AG. Та же история: скупка плохо себя чувствовавших химических предприятий по производству сельскохозяйственных удобрений — нитратов и фосфатов, — приход туда эффективных менеджеров, резкая «оптимизация» и включение заводов в нужную производственную цепочку.

Ещё одним холдингом, созданным в процессе реорганизации 2001 года, стала «Трубная металлургическая компания», но Попов и Мельниченко через пять лет продали её Дмитрию Пумпянскому.

Таким образом, благосостояние Андрея Мельниченко покоится сейчас на трёх китах: добыче угля, генерировании энергии и производстве минеральных удобрений.

Красивая жизнь

До поры до времени при всём могуществе бренда «МДМ» сам предприниматель держался в некоторой тени, избегал попадания в неофициальные списки «олигархов». Но чем дольше ты подавляешь что-то в своём характере, тем ярче оно потом вырывается наружу (маньяки хорошо это знают). Оправившись от лёгкого ужаса, связанного с расследованием деятельности Михаила Ходорковского, Мельниченко вышел на первый план в 2005 году, когда женился на сербской модели Александре (Сандре) Николич.

Размах торжества поразил даже видавших виды светских обозревателей России и Европы. Дело было на Лазурном берегу во Франции, в городке Антиб, где специально для свадьбы возвели православную часовню, дабы молодым не надо было ехать венчаться где-нибудь в другом месте. Живую музыку обеспечивали привезённые на частных самолётах Уитни Хьюстон, Кристина Агилера, оба Иглесиаса. В общей сложности на праздник ушло не менее 30 млн долларов — по тем временам это соответствовало десяти годам выплаты пенсий 15 тысячам пенсионеров.

Одна из яхт Андрея Мельниченко.

Тут и непосвящённым стало ясно, что в клубе российской элиты появился новый, всё ещё очень молодой (33 года) и очень амбициозный член.

Конечно, за всё это приходится платить. Поклонников у деятельности Андрея Мельниченко хоть отбавляй. Когда в 2014 году неизвестный пешеход швырнул гранату на балкон белградской квартиры Сандры, соседи рассказали журналистам, что это уже третий подобный случай.

Дикая Европа! То ли дело российский особняк четы Мельниченко, расположенный в одном из «правительственных посёлков» к западу от Москвы — три периметра оцепления, мышь не проскочит, не то что пешеход с гранатой.

Но вообще, проблему таких пешеходов Мельниченко для себя решил, переехав жить на собственную яхту — одну, другую, третью. Лаконичное название «А». Самый вместительный парусник в мире — ну кто в наше время ходит под парусами, кроме самых закоренелых романтиков? 143 метра длины. Три мачты, каждая из которых выше Биг-Бена, иронизирует Daily Mail. Экипаж — 54 человека, число «гостей» — 20, то есть на каждого любителя морских прогулок почти три человека персонала. Восемь этажей. Вертолётная площадка. Полная заправка яхты топливом, по слухам, обходится в 500 тысяч долларов — это на случай отсутствия попутного ветра. Смотровые террасы выдвигаются из борта судна по нажатию кнопки.

Ещё до передачи яхты заказчику её, кстати, преследовали неприятности. Сперва судно арестовали в порту Гибралтара из-за иска верфи к заказчику. Потом его изготовителей обвинили в использовании незаконно добытой бирманской древесины (в отделке использован тик более чем на 150 тысяч евро — стоимость хорошей московской квартиры). Все эти неприятности Мельниченко переживал на своей предыдущей яхте, а потом благополучно переселился на новую.

Яхта «А» миллиардера Андрея Мельниченко, спроектированная дизайнером Филиппом Старком, в порту Лондона.

В России он проводит заметно меньше полугода, а значит, налоговым резидентом нашей страны не является. Он не платит НДФЛ со своих доходов (для 500 миллионов долларов в год это было бы 4,2 млрд руб. — бюджет пары райцентров средней руки). Он использует почти исключительно офшорные схемы управления активами. Он входит в число бизнесменов, которые прилетают в Россию в 0:01, чтобы по документам пробыть в ней на один день меньше.

То есть угольный и химический король Сибири, контролирующий значительную часть промышленности региона, даже не является резидентом нашей страны! Господин президент, где ваша деофшоризация? Хозяин Сибири Алексей Мельниченко — это же просто человек-офшор, но вопросы к заслуженному яхтсмену есть почему-то только у пешехода с гранатой.

Loading...