10 лет провалов: как Европа теряет восток

10 лет провалов: как Европа теряет восток

14.05.2019 Выкл. Автор Алексей

В Брюсселе подводят итоги 10 лет работы «Восточного партнерства»

В Брюсселе завершается празднование 10-летия программы «Восточное партнерство», которая должна была способствовать сближению стран бывшего СССР с ЕС. Однако торжества не могут скрыть проблемы проекта — амбициозные цели так и не достигнуты, а сама программа лишь давала Москве поводы для ее критики. В итоге ЕС вынужден искать индивидуальный подход к каждой стране. Однако «Восточное партнерство» будет продолжено — но ставку в нем сделают на новых лидеров.

«У «Восточного партнерства» были свои успехи, свои проблемы, а также моменты высокой драмы, как в ноябре 2013 года, во время саммита в Вильнюсе, где президент Виктор Янукович отклонил Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, о чем позже с горечью сожалел. Сегодня, спустя десять лет, мы можем задуматься о наших достижениях», — сказал в понедельник в приветственной речи по случаю празднования глава Евросовета Дональд Туск.

Среди достижений программы «Восточное партнерство» Туск назвал увеличение торговых связей между ЕС и постсоветскими странами, снятие визовых ограничений, участие граждан этих стран в образовательных инициативах ЕС.

Проект «Восточное партнерство» — созданная в 2009 году политическая инициатива ЕС, которая направлена на сближение Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украины со структурами Европейского союза. Его цели — значительное повышение уровня политического взаимодействия, широкая интеграция бывших советских республик в экономику ЕС и увеличение объемов предоставляемой им финансовой помощи.

10 лет и три «безвиза»

За десять лет существования программы три государства — Грузия, Молдавия и Украина — подписали соглашения об ассоциации с ЕС и получили возможность безвизового въезда в страны Европейского союза.

Загрузка...

Правда, в отношении Грузии и Украины не все так гладко, учитывая, что граждане этих стран часто используют туристические визы в рабочих целях, в ЕС даже время от времени грозятся отменить режим безвизовых поездок.

В декабре 2018 года в опубликованном Еврокомиссией ежегодном отчете по выполнению соглашений о безвизовом режиме со странами Западных Балкан и программы «Восточного партнерства» говорилось о нарушениях соглашения со стороны Украины.

«Многие требования предыдущего отчета остаются не выполненными, для чего Украине нужно принять немедленные действия, которые также необходимы для выполнения обязательств в сфере борьбы с коррупцией и нелегальной миграцией», — говорится в тексте документа.

Представители Еврокомиссии отмечали, что украинским властям еще предстоит выполнить требуемые критерии для либерализации визового режима. Аналогичная критика звучала и в адрес Грузии.

Не слишком удачным оказалось и сотрудничество «Восточного партнерства» с Молдавией. Ожидания от работы с этой страной оказались завышенными: «Молдову представляли как страну, которая движется к демократии, но все оказалось намного печальнее. Мы говорим о стране, которая фактически находится под властью олигарха Владимира Плахотнюка», — говорит «Газете.Ru» Дмитрий Офицеров-Бельский, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН и эксперт клуба «Валдай».

Одной из главных проблем «Восточного партнерства» стало то, что организация до сих пор не получила масштабного финансового обеспечения: «Масштаб инвестиций предопределяет полученные результаты», — говорит Офицеров-Бельский.

Правда, в ЕС пытаются выполнить работу над ошибками — в рамках партнерства обсуждается вопрос помощи Евросоюза в модернизации дорожной инфраструктуры стран членов-программы. Речь идет о представленном в феврале инвестиционном плане общей стоимостью в €12,8 млрд. В реализации проекта в рамках «Восточного партнерства» будет участвовать Еврокомиссия и Всемирный банк. «Пока Россия строит железные дороги в обход Украины, Европа будет делать прямо противоположное», — констатирует Офицеров-Бельский.

Украина в «партнерстве» против России

Президент Украины Петр Порошенко активно использовал встречи «Восточного партнерства» для критики в адрес Москвы. В этом он находил поддержку и со стороны европейских лидеров. В 2017 году на саммите «Восточного партнерства» премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила о намерении призвать коллег в ЕС «открыть глаза» на враждебные действия со стороны России.

«Мы должны открыть глаза на действия враждебных стран — таких как Россия, которая угрожает потенциальному росту «Восточного партнерства» и пытается подорвать нашу коллективную мощь. Я жду возобновления приверженности европейских стран совместной работе по решению этих общих проблем в сферах безопасности и развития», — сказала политик.

В Москве всегда сохраняли достаточно настороженное отношение к «Восточному партнерству», считая, что его главная цель — разрыв связей между Россией и странами постсоветского пространства.

Определенная логика в этом была: инициатором проекта был жестко настроенный по отношению к России тогдашний глава МИД Польши Радослав Сикорский.

Москва неоднозначно относится к инициативе «Восточное партнерство», особенно в отношении Украины, видя в ней попытки создателя программы — Польши — препятствовать российско-украинской интеграции. Глава МИД России Сергей Лавров призывал Запад не ставить Украину перед выбором «или-или».

«Мы очень хотим добрососедства с Украиной и хотим, чтобы наши западные коллеги, которые выстраивают целый ряд своих программ, включая «Восточное партнерство», не ставили наших соседей, включая Украину и любые другие страны, перед выбором «или-или», — заявил глава российского внешнеполитического ведомства летом 2017 года.

Однако справедливости ради необходимо отметить, что по мнению некоторых экспертов Москва и сама часто оказывала давление на соседние государства с целью сделать «правильный выбор».

Ситуация изменилась, когда Кремль вполне благосклонно отнесся к тому, что один из членов «Восточного пространства» — Армения — подписал в 2017 году соглашение об углубленном партнерстве с ЕС. Источники «Газеты.Ru», близкие к внешнеполитическим кругам, назвали такую реакцию «работой над ошибками».

При этом, заключив соглашение, Армения не подписала положения о зоне свободной торговли c ЕС.

Этот факт свидетельствует, что ЕС подбирает к каждой стране «свои подходы, а не применяет один общий», полагает завсектором стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергей Уткин.

Необходимость учитывать специфику отношений стран-участников партнерства с Россией и друг с другом привела к тому, что с каждой из них у ЕС выстроились отношения «с сильной собственной спецификой», поясняет эксперт. В связи с этим «говорить о странах «Восточного партнерства» именно как о единой группе можно только очень условно».

Особняком стоит одна из стран «Восточного партнерства» — Белоруссия, которая неоднократно подвергалась критике со стороны ЕС за нарушения прав человека, а само участие в программе ставилось некоторыми еврочиновниками под сомнение.

Правда, в последнее время в ЕС проявляют больший интерес к Белоруссии. Ее лидера Александра Лукашенко перестали называть «последним диктатором Европы» и начали посылать ему более дружественные сигналы, а в 2018 году даже пригласили в Брюссель на саммит «Восточного партнерства».

Лукашенко от приглашения отказался, но прислал вместо себя главу МИДа Владимира Макея. Пригласили белорусского президента и в этом году, но он снова решил остаться дома.

Комментируя ситуацию, Макей заявил, что президент приедет, когда «придет время». «Пока мы не можем говорить о том, что мы достигли высокого уровня развития наших отношений с Европейским союзом», — сказал белорусский дипломат.

Возможно, в Минске считают, что в данных условиях Белоруссия и так вполне успешно развивает отношения со странами ЕС без участия в партнерстве. Правда, благодаря участию в ней сторонам уже удалось достигнуть договоренности о сохранении для белорусов возможности получения виз в посольствах стран-членов ЕС, а не только в визовых центрах.

Спустя десять лет больших перспектив от самой программы вряд ли стоит ожидать, если оценивать сегодняшнее состояние дел: «Общая успешность «партнерства» оценивается наблюдателями чаще как невысокая — слишком многие проблемы в развитии стран-участниц не преодолены или даже обострились, соглашения об ассоциации можно было бы заключать и без рамки «партнерства», не она здесь играла решающую роль», — говорит Уткин.

С этим согласен и Офицеров-Бельский, который отмечает, что европейцы, поняв, что многие проблемы в нынешних рамках «Восточного партнерства» решить не удалось, перешли «к индивидуализации сотрудничества с каждой страной в отдельности». Однако эксперт уверен, что, несмотря на критику, программа свернута не будет, а в ЕС «будут искать новые пути и новых политиков», с которыми будут контактировать в рамках «Восточного партнерства».

Loading...