Кремль снял предохранитель с торговли оружием

Кремль снял предохранитель с торговли оружием

15.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Третьи страны в обход санкций смогут покупать новейшую боевую технику РФ через посредников

Россия упростила порядок перепродажи вооружений их первичными покупателями в третьи страны. Соответствующее постановление Кабмин РФ принял 10 мая. В пояснительной записке к документу говорится, что его появление вызвано антироссийскими санкциями: «Иностранные государства выражают заинтересованность в покупке российской продукции военного назначения, но, опасаясь попасть под санкции, отказываются от ее закупки».

До настоящего момента правила реэкспорта российского оружия были жесткими. Страна, которая получала его из вторых рук, должна была представлять Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству (ФС ВТС) такой же сертификат конечного пользователя, как и «первичный» импортер. В этом сертификате покупатель гарантировал, что не станет перепродавать оружие без разрешения Москвы. И тем подтверждал, что приобретает оружие у России именно для себя.

Теперь правила меняются. Третья страна больше не обязана давать гарантии ФС ВТС. Ей достаточно предоставить сертификат непосредственному поставщику. А тот лишь уведомит Россию, что покупатель обещает не передавать оружие дальше.

Заметим: первыми непрозрачные схемы реэкспорта вооружений стали пользоваться США и их партнеры по НАТО. В том числе — и для тайных поставок оружия террористам. Так, по данным военных аналитиков, с 2012 года под контролем ЦРУ осуществляется масштабная программа по поставкам оружия сирийской оппозиции. Сначала оружие и боеприпасы за деньги стран Персидского залива производят в Сербии и в Хорватии. Затем экспортируют в Болгарию. Далее — в Саудовскую Аравию. В итоге эти стреляющие и взрывающиеся товары «всплывают» в Сирии.

Так, в октябре 2017 года сирийские военные захватили крупнейший склад ИГИЛ * с новейшим оружием стран НАТО в освобожденных от боевиков районах провинции Дейр-эз-Зор. Среди трофеев оказались стрелковое и противотанковое оружие, артиллерийские установки, огромное количество боеприпасов. В том числе, речь шла о 73-миллиметровых ракетах, которые произведены в Румынии и Болгарии в 2013 и 2014 годах, а затем куплены Вашингтоном.

В 2018-м вышел отчет экспертной группы мониторинга сделок купли-продажи вооружений iTrace. Ее деятельность финансируют ЕС и Германия. На протяжении трех лет эта организация отслеживала и выявляла по мере возможностей факты приобретения оружия террористами в Ираке и Сирии. Отчет говорит о примерно 40 тысячах единиц различных вооружений, амуниции, взрывчатых веществ и химических компонентов, изученных экспертами и отслеженных на основных этапах их «путешествия» из стран-производителей на склады боевиков.

Загрузка...

Ключевая проблема в том, что слабый контроль над реэкспортом позволяет боевикам покупать не какие-то банальные «Калашниковы», а и новейшие образцы вооружений.

Понятно, почему Россия пошла на смягчение правил продажи оружия за рубеж. В августе 2017 года в США был принят закон CAATSA, предусматривающий санкции против любых стран-импортеров российских вооружений. Мало того, CAATSA позволил США весной 2018-го ввести санкции против «Рособоронэкспорта», которые лишили концерн возможности получать платежи в долларах США. А это создало серьезные проблемы с оплатой поставок.

Все это, возможно, говорит об одном. Мир бы только выиграл, если бы ведущие производители вооружений заключили соглашение о контроле над их экспортом. Но в нынешней международной обстановке Запад на это точно не пойдет.

— На ужесточение условий реэкспорта российских вооружений мы пошли под давлением некоторых иностранных государств, — отмечает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Прежде всего — Израиля, Франции и Соединенных Штатов. Именно они в свое время обвиняли Россию в том, что мы якобы не контролируем в полном объеме поставки вооружений за рубеж. И якобы поэтому противотанковые комплексы оказываются в Израиле, а тактические ракеты — в Северной Корее.

Мы пошли на ужесточение. Не только стали требовать, чтобы третья страна предоставляла нам сертификат конечного пользователя, покупая российское оружие из вторых рук. Стали ставить условием сделок возможность инспекции российской стороной наличия вооружений в стране поставок, спустя какое-то время после факта поставок.

«СП»: — Зачем так сильно затянули сами себе гайки?

— Это было сделано в рамках тогдашних наших отношений с Западом. Замечу, мы пошли тогда на многое. Например, включились в режим контроля за ракетными технологиями. Который, честно сказать, для нас совершенно невыгоден.

А сейчас — в условиях масштабных санкций со стороны Запада — какой нам смысл придерживаться этих правил? Я никакого смысла не вижу. Тем более, со стороны Запада нарушение правил реэкспорта вооружений наблюдается сплошь и рядом. Такие страны НАТО, как Болгария и Польша, и такие внешние союзники альянса, как Украина, массово занимаются скрытыми поставками вооружений в различные страны. В том числе, радикальным исламистам и вооруженным группировкам в Северной Африке. Например, Италия активно поддерживает исламистские группировки, которые сейчас воюют в Ливии.

Возможно, для кого-то это является секретом. Но специалистам хорошо известно. Спрашивается: какого черта мы должны быть белыми и пушистыми в такой ситуации?

«СП»: — Из-за изменений правил будем менять экспортные схемы поставок вооружений?

— Мы уже их меняем по факту. Действительно, ряд стран, которые не имеют возможности осуществлять полностью независимый военно-политический курс, сами просят Россию осуществлять поставки не напрямую, а через третьи страны. Они боятся попасть под санкции США — вот и все.

В то же время ряд других стран, которые имеют возможность осуществлять независимый курс, даже не заикаются о непрямых схемах. Это основные потребители нашей экспортной военной продукции: Китай, Индия, Вьетнам. Все они по-прежнему осуществляют с нами в полном объеме военно-техническое сотрудничество.

Из этого ряда несколько выпадает Турция. Являясь членом НАТО, она внезапно взбрыкнула. И, несмотря на беспрецедентное давление со стороны США, в полном объеме осуществляет прямой контракт на поставку российских ЗРК С-400. Американцы, замечу, если почитать специализированную прессу, действия Анкары воспринимают как удар кувалдой в лоб.

«СП»: — Ведущие экспортеры вооружений могли бы заключить всеобъемлющее соглашение по контролю за экспортном своей продукции?

— Теоретически ничего исключать нельзя, даже второе пришествие Христа. Периоды такого широкого контроля в новейшей истории были. Например, в 1990-е, когда мы дружили с Западом, что называется, взасос. Именно тогда мы добровольно вошли в режим контроля над ракетными технологиями — режим с весьма своеобразными ограничениями. Плюс вошли в режим контроля за поставками переносных зенитно-ракетных комплектов — тоже весьма своеобразный.

В тот период эти соглашения действовали. А круг государств, которые собирались их придерживаться, расширялся.

Причем, надо понимать: все эти соглашения были заключены вне рамок ООН, ОБСЕ и прочих органов международной безопасности. Это были многосторонние договоренности членов клуба развитых держав. А тогда, если помните, мы входили в «восьмерку» таких государств. Которая теперь «семерка».

И надо понимать: с нашей стороны такие шаги объективно вредили некоторым российским направлениям военно-технического сотрудничества. Они усложняли нам работу.

А Запад не сидел сложа руки. И проводил, например, работу с Украиной — задолго до всяких януковичей и майданов. Чем это закончилось — мы хорошо видим.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Loading...