«Сухой Суперджет» и 41 человека погубила… забота о безопасности

«Сухой Суперджет» и 41 человека погубила… забота о безопасности

15.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Газета «Коммерсантъ» опубликовала версию причин катастрофы самолёта SSJ-100 компании «Аэрофлот», возлагая в ней вину на пилотов. Эта версия в целом совпадает с оценкой, изложенной Царьграду специалистом накануне

Людей и машину погубили пилоты. Так, с определёнными оговорками, но довольно прямо, утверждает «Коммерсантъ», ссылаясь на информацию, полученную от «близкого к расследованию источника».

Буквально накануне в частном разговоре с одним из специалистов, который, по собственному заявлению, «никогда на «Суперджетах» не летает, зная качества машины», вина за катастрофу данным экспертом также была возложена на пилотов. Но не конкретно этого несчастного SSJ-100, а в целом. Ибо, по его мнению, сегодня лучшие пилоты «умотали» на лучшие зарплаты в Китай или ещё куда, а современная система подготовки лётчиков гражданской авиации выпускает не специалистов, а «операторов автопилота».

Версия происшедшего от «Ъ»

Кратко изложим версию авторитетного и, в общем, действительно хорошо оперирующего утечками издания.

Согласно ей, удар мощного грозового разряда был. Он пришёлся в нос машины. В результате отключились генераторы и поддерживающая нужные параметры полёта автоматика. Пилоты вынуждены были перейти на ручной режим пилотирования – в каком, собственно, самолётами и управляли с момента создания авиации.

То есть это была не беда, самолёт летел, управлялся, аварийной ситуации не было. Нужно было только завести машину на глиссаду посадки и, что называется, «притереть» к взлётно-посадочной полосе. То есть сделать то, что делали дотоле десятки тысяч пилотов, то, чему и учат в лётных училищах и что является одним из приоритетнейших пунктов обучения.

Загрузка...

Лётчикам вполне штатно удавалось вести самолёт на посадку, сделав круг. Более того, экипаж вовсе не воспринимал ситуацию как катастрофическую: не подавал сигнала бедствия May Day и лишь предупредил диспетчера сигналом срочности Pan Pan. «По этой причине, кстати, борт SU-1492, загоревшийся сразу после приземления, не встретили на полосе пожарные — сигналом для выдвижения аварийных служб к ВПП является именно May Day, которого экипаж не подавал», – добавляет «Коммерсантъ».

Однако далее, по излагаемой изданием версии, пилоты промахнулись с посадкой в начале полосы, и хотя заход проводили с соблюдением всех нормативных требований, но ещё и на середине полосы не коснулись её колёсами. И вот тут и был совершён роковой просчёт: вместо того чтобы пойти на ещё один круг, кто-то из лётчиков решил посадить самолёт, резко увеличив режим работы двигателей и одновременно опустив нос самолёта.

В результате «спружинившая» передняя стойка шасси подбросила машину вверх, обеспечив ей так называемый прогрессирующий «козёл» — то есть такой, когда машина вынужденно совершает последовательные, ещё более мощные отскоки от полосы. В данных обстоятельствах второе касание земли превратилось в настоящий динамический удар с перегрузкой около 5G, в результате чего крыльевые стойки шасси пробили топливные баки, расположенные в крыльях. Далее – неизбежность, вытекающий керосин, искра, пожар. В пожаре погиб 41 человек…

Автоматика заменила навыки?

К катастрофе привела цепочка не катастрофических событий, полагает беседовавший с Царьградом специалист. Удар молнии – событие штатное, весьма нередкое, у современных самолётов на подобные случаи система защиты есть. Выход из строя автоматики полёта – тоже событие теоретически ничтожное: пилоты должны уметь водить свои машины вручную, их этому учат. Даже «козёл» – не катастрофа: «козлит» каждый лётчик когда-нибудь, а уж во время обучения и подавно. И каждый затем учится, как этого не делать, ибо «козёл» – это нечто если и не совсем постыдное, то, во всяком случае, не украшающее профессиональное реноме.

Ну а поскольку пилоты гражданской авиации – это по определению профессионалы высшей пробы (или должны таковыми быть), то подобного рода огрех должен быть для них совершенной экзотикой. Очень неприятной, да. И хотя каждый пассажир не раз всё же ощущал при посадке даже на лучших лайнерах некий «отскок» вслед за касанием полосы – это не полноценный «козёл», а неизбежная реакция наполненной газом трубки шины на многотонный вес, помноженный на вертикальную посадочную скорость. Со стороны этого «подскока» подчас и не заметно.

Впрочем, и у опытных пилотов случается отделение самолёта от полосы в момент касания. Причинами этого могут быть как собственные ошибки – например, высокое выравнивание, неправильный расчёт на посадку и попытка подтянуть машину к полосе на повышенном режиме работы двигателей и больших углах атаки, – так и объективные факторы. Скажем, порыв ветра в момент касания. Случаются и чисто личностные моменты: например, желание красиво «притереть» машину на высокой скорости, а в результате выходит неприятный, а то и опасный «сюрприз».

Пилотские наставления на большинство случаев выработаны, сформулированы и, естественно, доводятся до лётчиков ещё на той стадии, когда они курсанты. Приёмов исправления ситуации много, но смысл их, если посмотреть интегрально, сводится к тому, что нужно остановить отход самолёта, «придерживая» его отдачей штурвала от себя в спокойном, не энергичном темпе, далее обеспечить ему горизонтальный полёт и затем «досадить» его с высоты в один метр лёгким движением штурвала на себя.

Но вот тут и начинаются «но». Для того чтобы производить спокойные действия по парированию «козления» в режиме жёсткого цейтнота (и плюс эти действия отбирают несколько секунд, а значит – несколько сотен метров полосы), нужно сохранять хладнокровие. То есть а) обладать знанием и умением производить нужные действия и б) обладать опытом, не позволяющим захватить тебя ни адреналину, ни панике. И вот как раз с этим, по мнению эксперта, у части современных пилотов дела обстоят неважно.

Неясно пока, до завершения расследования, что именно сделал или не сделал производивший посадку «Суперджета» пилот. Пусть это скажет следствие, а не журналистский текст. Тем более неясно, что пилот хотел сделать. Может быть – бывают любители – хотел эффектно выровнять машину одним махом перед самой посадкой и переборщил с энергетикой движения джойстиком. На SSJ-100 ведь не штурвалы в руках у пилотов, а джойстики по бокам, называемые сайдстиками (sidestick). Тоже приспособиться надо.

Но вот с этим как раз и «засада», как выразился специалист. Дело в том, что в современных самолётах пилоты слишком плотно окружены автоматикой. Тот же сайдстик – реально ни разу не штурвал, а действительно всего лишь электронное устройство, которым пилот передаёт команды в бортовой компьютер. И уже тот всё нужное за них делает.

А если не делает?

Следствием переноса управления от человека к автоматике – это началось ещё со старых добрых автопилотов – стало действительно уменьшение числа аварий по вине лётчика. Тем более что автоматика ныне не только ведёт самолёт по курсу, но и умеет самостоятельно набирать и снижать высоту по заданному курсу, а также проводить автоматическую посадку (правда, на оборудованных для этого аэродромах).

В полном соответствии с логикой далее и сами пилоты стали доверять всё больше своих функций автоматике. В этом с ними вполне солидаризировалось и начальство, а затем и контролирующие инстанции: ведь автоматика реально позволила снизить количество авиационных происшествий из-за ошибок или просто не совсем правильных действий пилотов (это же люди).

Как результат, у лётчиков уходят как раз те самые моторные и психологические навыки реагирования на нештатные ситуации, которые позволяют на автомате (вот парадокс!) вернуть те самые ситуации в штатное русло. Да и учат сегодняшних пилотов вождению современных самолётов. То есть по факту – обращению именно с автоматикой, а не личному лётному мастерству. Более того, в отрасли поговаривают, что многие пилоты вообще перестали проходить соответствующие тренировки.

Вот и результат, грустно констатировал собеседник Царьграда. На месте пилотов в SSJ-100 оказались операторы джойстиков. Вина это их или беда – вопрос философский. Вина в любом случае есть: ибо на воздушном судне, как и на морском, капитан отвечает за всё, и значит, вина за любое происшествие – на нём. И с автоматики не спросишь.

Но есть своя доля вины и на тех, кто в бездумном восторге стремится заменить человека автоматом, отдавая первому лишь роль оператора при второй.

Loading...