Одиночество Трампа: почему Америка не снимет санкции

Одиночество Трампа: почему Америка не снимет санкции

18.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Николай Пахомов о том, что об улучшении отношений с США остается только мечтать

Поездка Майка Помпео в Сочи вызвала заметное оживление среди части российской общественности, интересующейся международными делами. Появились даже прогнозы грядущего серьезного улучшения двусторонних отношений. Желаемое теснит действительное. При любом отношении к США трудно отрицать сохраняющиеся серьезные возможности Америки, находится в состоянии конфронтации с такой страной дискомфортно. Вот только в реальности предпосылок для значительных изменений в российско-американских отношениях нет.

Оптимистов из числа российских наблюдателей за США можно понять. Расследование Мюллера завершилось, один из его несомненных результатов — вывод об отсутствии преступного заговора между Трампом и Россией. В Америке существует некоторый компромисс, согласно которому этот вывод развязывает президенту руки для того, чтобы реализовать его якобы имеющееся желание улучшить отношения с Москвой. Вот только, даже если согласиться с такими оценками, невозможно не заметить бесчисленные барьеры на пути такого улучшения.

Российско-американские отношения — тема обширная, многомерная, нагруженная эмоциями. Для оценки нынешнего состояния и перспектив изменения ситуации, чтобы окончательно не запутаться в массиве историй, смыслов, впечатлений и мнений, постараемся ограничиться несколькими простыми вопросами. В чем может проявиться улучшение российско-американских отношений? Для чего руководство двух стран может пойти на такой шаг?

Последний вопрос особенно важен. Раз уж Помпео приехал в Сочи, а не Лавров в Мар-а-Лаго, задумаемся о логике американских действий. Роль президента в США велика, личное желание Трампа улучшить отношения или хотя бы изобразить такое улучшение, особенно в свете выборов следующего года, может оказать серьезное влияние на внешнюю политику страны. В конце концов, беспрецедентные саммиты лидеров США и КНДР уже дали Трампу красивый визуальный материал для избирательной кампании и место в истории международных отношений. Вот только зачем России идти навстречу желаниям миллиардера?

Найдутся циники и острословы, которые заметят, что встреча Путина и Трампа в Хельсинки исключительно раззадорила не только внутренних критиков американского президента, но и в целом американский истеблишмент, представители которого были удивлены по их мнению излишней любезностью Трампа в адрес российского президента. С этой точки зрения еще один саммит мог бы вызвать новый всплеск негативных эмоций внутри США. Однако даже эта версия не дает ответа на вопрос, что от этого взрыва негатива выиграют в Москве.

Возможности Трампа пойти на шаги, способные улучшить отношения, скудны. Представим, что президенту и возглавляемой им исполнительной власти удастся отменить какие-то из существующих санкций против России. В нынешнем американском политическом климате это вызовет быстрое принятие новых, вероятно, еще более жестких санкций законодательной властью. Конгрессмены и сенаторы и без того постоянно обсуждают, как бы им еще наказать Россию.

Загрузка...

Даже республиканцы не смогут полностью поддержать пророссийские шаги Трампа — в следующем году им предстоят выборы, антироссийское рвение может быть полезным для переизбрания.

У американского президента в целом не много инструментов для осуществления действий, выгодных России. Скажем, в США нет государственных энергетических компании или инвестиционного агентства. (Некоторые американские эксперты даже не стесняются сетовать по этому поводу). Не купят американцы и российское оружие, своего хватает.

Перед приездом Помпео в российском публичном пространстве ожила идея о том, что Трамп может предложить России, несколько упрощая, совместно править миром. Идея эта старая, есть основания предполагать, что всерьез ее собирался реализовать вместе с СССР президент Рузвельт после Второй мировой войны. Но смерть президента помешала реализации этого плана. Трамп — не Рузвельт. Некоторые американские специалисты весьма обосновано замечают, что тридцать второй президент США при всем своем огромном, уникальном таланте едва ли бы преуспел в современной политике, слишком изменились нравы и технологии. Еще важнее, что современные международные отношения настолько сложны, что какие-либо договоренности между несколькими государствами, направленные на «управление» этими отношениями, едва ли возможны. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть, какие проблемы возникают у Соединенных Штатов в достижении целей внешней политики в Западном полушарии, которое в Вашингтоне принято считать «своим»: регулирование иммиграции из Центральной Америки, Венесуэла, новое торговое соглашение с Мексикой и Канадой…

За поездкой Помпео в Россию можно усмотреть другую известную американскую внешнеполитическую идею. Кстати сказать, республиканскую. Авторство этой идеи можно приписать Киссинджеру, советнику по национальной безопасности и госсекретарю президента Никсона, пошедшего на сближение с Китаем ради ослабления внешнеполитических позиций Советского Союза.

Торговая война между США и Китаем приобретает все более серьезный характер. В Вашингтоне может показаться заманчивым нарастить давление в треугольнике Россия-Китай-США и получить поддержку Москвы против Пекина, пообещав что-нибудь России. Более того, Китаем дело не ограничивается. Пытаются США выстроить единый международный фронт против Ирана и Северной Кореи…

Однако, отметим еще раз, не ясно, чем США могут привлечь Россию к поддержке своей внешней политики.

Конечно, не все всегда гладко в отношениях Москвы с Пекином и Тегераном, однако плюсы российско-иранского и российско-китайского партнерства общеизвестны, а вот ради чего присоединяться к американским инициативам?

Сам по себе этот вопрос убеждает в том, что любые ожидания значительного улучшения в российско-американских отношениях пока не опираются на реалии мировой политики. Какими бы ни были желания Трампа, каких бы улучшений в отношениях с Москвой президент ни хотел, для реализации этих плана необходима поддержка американского истеблишмента, экспертного сообщества, политического класса, профессиональных чиновников от внешней политики. Всего этого у Трампа нет. В теории президент мог бы пойти против всех этих групп элиты, однако, на практике, настолько ли важны для президента хорошие отношения с Россией?

При обилии кризисов и скандалов на самых разных направлениях — от расследования бизнеса Трампа до миграционной политики, от Северной Кореи до тарифных вопросов, от Венесуэлы до разногласий с сенаторами-республиканцами — маловероятно, что президент будет тратить дефицитные силы, время и ресурсы на улучшение отношений с Россией вопреки сопротивлению истеблишмента, не замеченного в симпатиях к Москве.

По этим же причинам не нужна Трампу и дальнейшая эскалация напряженности в отношениях с Россией. Хватает других забот. С этой точки зрения активность Помпео в адрес Москвы и продолжение диалога оправданы. Прорывов не будет, но работать над решением текущих вопросов и достижением тактических договоренностей имеет смысл. Будущее Афганистана и Сирии, борьба с международным исламским терроризмом, прояснение взаимных позиций по основным проблемам мировой политики — вот примеры вопросов повестки сегодняшнего диалога Москвы и Вашингтона.

Мечтающих же о полном прекращении нынешней конфронтации, полномасштабном сотрудничестве двух стран, можно понять, однако порадовать пока нечем. Объективных предпосылок для улучшения отношений нет. И положение не поменяется, даже если в Сочи приедет не Помпео, а Трамп.

Автор — политолог, президент Нью-Йоркского консалтингового бюро.

Loading...