В 1999 году США разбомбили посольство Китая в Белграде. В Китае это помнят до сих пор

В 1999 году США разбомбили посольство Китая в Белграде. В Китае это помнят до сих пор

18.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Была почти полночь. Сербский инженер Влада возвращался домой со своим 20-летним сыном. Они собирались на вечеринку, но тут началась массированная бомбардировка, пропало электричество, и они поспешили вернуться.

Силы НАТО бомбили Югославию с конца марта 1999 года. Они пытались остановить зверства, которые совершали силы президента Слободана Милошевича в отношении этнических албанцев в Косове.

Сейчас было уже 7 мая, и бомбардировки НАТО становились только интенсивнее.

Семья Влады провела много ночей в подвале своего многоквартирного дома вместе с другими жителями. Они спускались туда с началом авиаударов и молились, чтобы случайная бомба не попала в их дом.

Некоторые считали, что им повезло: дом находился рядом с посольством Китая. Они думали, что такое соседство может защитить.

Когда Влада и его сын в абсолютной темноте дошли до стеклянной двери подъезда, в небе над Белградом находились американские бомбардировщики-невидимки Б-2. Они наводили бомбы на координаты цели, которую для них выбрало ЦРУ. Влада услышал свист приближающейся бомбы. Убежать он не успел. Дверь рассыпалась, завалив его осколками стекла.

«Взрывной волной от первой бомбы нас подбросило вверх, и мы упали… Потом бомбы падали одна за другой — Бам! Бам! Бам! Все ставни в здании были сорваны взрывами, волной выбило все окна», — вспоминает Влада.

Загрузка...

Они с сыном были очень напуганы, но остались целы и невредимы. Все пять бомб попали в здание посольства, которое находилось всего в ста метрах.

В адрес США уже звучали обвинения в том, что жертвами их авиаударов все чаще становятся мирные жители. Военная кампания, которую альянс начал в Югославии, не имела мандата Совбеза ООН, против нее решительно выступали Китай и Россия. И вот теперь силы НАТО атаковали символ суверенитета Китая в самом сердце Балкан.

После авиаудара работникам посольства пришлось эвакуироваться через окна

Шэнь Хун, влиятельный китайский бизнесмен, в момент авиаудара находился в другом конце Белграда. Когда он узнал о том, что посольство разбомбили, он поначалу не мог в это поверить. Всего несколько дней назад он говорил по телефону со своим отцом в Шанхае, и тот шутил, что сын мог бы припарковать свой новый «Мерседес» у посольства — автомобиль был бы в полной безопасности.

«Я позвонил знакомому полицейскому, и тот подтвердил: действительно разбомбили», — рассказывает бизнесмен.

Приехав к посольству, Шэнь увидел хаос. Здание горело, сотрудники посольства, все в крови, пытались выбраться через окна. Соратники Милошевича, которому за несколько недель до этого международный трибунал предъявил обвинения в преступлениях против человечности, уже подъезжали на место происшествия, чтобы в очередной раз заклеймить варварство НАТО.

«Попасть внутрь здания мы не могли. Там было все в дыму, электричества не было, и мы ничего не могли разглядеть. Это было ужасно», — вспоминает Шэнь.

Шэнь Хун потерял при этой бомбежке близких друзей

Шэнь заметил атташе по вопросам культуры, с которым он был знаком. Атташе связал вместе шторы, чтобы спуститься из окна второго этажа.

«Мы не заметили, что он был ранен, собственно, и сам он этого не видел. Когда я пожал ему руку, я понял, что вся моя рука в крови. Я сказал ему: «Ты ранен, у тебя рана». Когда он увидел рану, то потерял сознание», — рассказывает Шэнь.

На следующий день Шэнь узнал, что под бомбами погибли его близкие друзья. Речь идет о молодой семейной паре, журналистах. 31-летний Сюй Синьху и 27-летняя Чжу Ин погибли в результате авиаудара по жилому комплексу посольства. Их тела были найдены под обломками обрушившейся стены.

Они были сотрудниками коммунистической газеты «Гуанмин». Сюй окончил филологический факультет и бегло говорил на сербском. С самого начала военной кампании он писал серию репортажей «Жизнь под обстрелами».

Чжу Ин была художественным редактором газеты. Ее мама, узнав о гибели дочери, попала в больницу с сердечным приступом. Поэтому в Белград за телом дочери смог приехать только отец Чжу Ин.

Жертвой авиаудара стала еще одна журналистка — 48-летняя Шао Юньхуань, сотрудница агентства Синьхуа. Ее муж Цао Жунфэй ослеп, получив ранение в ходе бомбардировки. Военный атташе, который предположительно руководил разведкой, был отправлен в Китай в состоянии комы. В общей сложности три человека погибли и еще по меньшей мере 20 получили ранения.

Для Шэня эта бомбардировка была равнозначна объявлению войны. На следующий день он прошел по Белграду с плакатом «НАТО — нацистская американская террористическая организация».

В здании посольства погибли трое журналистов

В течение нескольких часов после бомбардировки сложились две взаимоисключающих версии произошедшего. В последующие месяцы эти версии обрастут подробностями. Противоречия между ними не разрешены до сегодняшнего дня, и этот инцидент продолжает омрачать отношения между Пекином и Вашингтоном.

В спекуляциях вокруг этого инцидента никогда не было недостатка, а многие вопросы до сих пор остаются без ответа. Есть люди, которые усматривают во всем этом признаки некоего большого заголовора. Через несколько месяцев после бомбардировки две уважаемые европейские газеты выдвинули версию о том, что авиаудар не был случайным.

Бывшие функционеры НАТО указывают, что прошло уже 20 лет, а никаких убедительных доказательств того, что бомбардировка была преднамеренной, так и не появилось. Тем не менее в Китае почти никто не верит американцам, когда те настаивают на случайности.

США и НАТО заявили, что разбомбили китайское посольство случайно, в первые же часы после трагедии. Однако представитель Китая в ООН назвал инцидент «военным преступлением» и «варварским актом».

Пресс-секретаря НАТО, британца Джейми Ши, разбудили в Брюсселе посреди ночи и сообщили, что с утра ему придется объяснять мировым СМИ, что случилось.

Информации в те часы были мало, но тем не менее он предложил первое объяснение и принес извинения. Самолеты «поразили не то здание», объявил на брифинге Ши.

«Это как крушение поезда или автоавария, — объясняет он сейчас, 20 лет спустя. — Вы знаете, что произошло, но не знаете почему. На это ушло намного больше времени… Но с самого начала было ясно, что в планы НАТО не входило бомбить иностранное посольство «.

Отец Чжу Ин над гробом дочери в Белграде

Детальное объяснение случившегося США представили больше чем через месяц: пять управляемых бомб попали в посольство в результате целой череды грубых ошибок.

Речь шла и о той бомбе, которая пробила крышу резиденции посла, но не взорвалась, что, вероятно, спасло ему жизнь.

Как заявили в Вашингтоне, настоящей целью военных была штаб-квартира югославского Федерального управления по снабжению — государственного ведомства, осуществлявшего экспорт и импорт вооружений и боевой техники. Серое офисное здание до сих пор стоит на прежнем месте — в нескольких сотнях метров от разбомбленного посольства Китая.

Руководство НАТО рассчитывало, что военная кампания продлится всего несколько дней, после чего Милошевич уступит, выведет свои войска из Косова и допустит туда миротворцев. Однако в тот момент, когда на посольство Китая посыпались бомбы, военная операция НАТО в Югославии продолжалась уже седьмую неделю. Пытаясь найти новые мишени для бомбардировок, ЦРУ решило, что Федеральное управление по снабжению — вполне подходящая цель.

Позже ЦРУ скажет, что причиной ошибки стало использование устаревшей карты.

«Проще говоря, один из самолетов нанес удар по неверной цели, потому что наше целеуказание основывалось на данных устаревшей карты», — сказал министр обороны США Уильям Коэн через два дня после инцидента.

У американских разведчиков был адрес управления по снабжению — Булевар Уметности, 2, и они применили военный навигационный метод определения приблизительных координат по нему. Точность этого метода была столь низкой, что, как признал позже директор ЦРУ Джордж Тенет, его никогда не следовало использовать для выбора цели для бомбардировки.

Также, по словам Тенета, для перепроверки целей использовались военные и разведывательные базы данных, в которых нового адреса посольства не оказалось, несмотря на то, что американские дипломаты не раз посещали дипмиссию по новому адресу.

Те, кто бывал в здании посольства КНР в Белграже, знают это пятиэтажное здание с покатой крышей в восточном стиле, крытой зеленой черепицей. На здании посольства была бронзовая табличка, гласившая, что здесь находится дипмиссия Китая, а рядом на 10-метровом флагштоке развевался красный флаг страны.

Фасад посольства остался практически неповрежденным

В объяснения ЦРУ было сложно поверить: ведущая военная держава бомбит посольство страны-члена Совбеза ООН и ведущего противника военной кампании США в Югославии — и все это якобы из-за устаревшей карты. В Китае и не поверили: представленные Вашингтоном объяснения там назвали неубедительными.

«Правительство и народ Китая не могут принять вывод о том, что авиаудар был ошибкой», — заявил министр иностранных дел Китая послу США в июне 1999 года.

Но зачем США бомбить посольство Китая преднамеренно?

Американский дипломат Дэвид Рэнк проснулся в Пекине 8 мая 1999 года с рассветом.

Он включил телевизор. Телеканал Си-эн-эн как раз показывал дымящееся здание китайского посольства в ночном Белграде.

В этот день тысячи разгневанных китайцев соберутся у американского посольства. Но пока Дэвид Рэнк чувствовал себя относительно спокойно. Он поспешил в посольство, где уже собрались его коллеги, пытавшиеся понять, что же произошло. Было понятно, что что-то пошло не так, но это же наверняка была трагическая ошибка?

«Это было так очевидно… Я и не думал, что это может вылиться в большую проблему. Конечно, сам инцидент был большой проблемой, но не тем событием, которое может вызвать такую лавину гнева», — вспоминает Рэнк.

Впрочем, уже через несколько часов стало ясно, как будут реагировать правительство и граждане Китая.

Дэвиду Рэнку начали звонить друзья из числа китайских либералов, которые также были возмущены тем, что произошло в Белграде минувшей ночью. Такие же звонки поступали американским журналистам от китайских экспертов, которые придерживались проамериканских взглядов. Они говорили, что потрясены и воспринимают это как предательство со стороны США.

Китайские СМИ были единодушны — США грубо нарушили нормы международного права, сбросив бомбы на китайскую дипмиссию в Белграде.

«Риторика, которую мне тогда пришлось слышать от многих и многих китайцев, была фактически одной и той же. Это были почти одни и те же слова, выражавшие настоящий гнев», — вспоминает Рэнк.

Днем тысячи студентов устремились к зданию посольства США в Пекине. Довольно быстро акция протеста переросла в беспорядки.

«Они выворачивали булыжники, которыми были вымощены дороги. Тротуары в Пекине выложены плиткой, и они выламывали плитку и бросали ее через стену», — рассказывает дипломат.

Посыл был понятен: авиаудар был спланированным и «кровь китайских граждан должна быть отомщена», ровно об этом гласил один из лозунгов протестующих.

Протесты продолжились и на следующий день, 9 мая к ним присоединилось еще больше людей. По некоторым данным, на улицы китайской столицы вышли около 100 тысяч человек — они пытались прорваться в посольский городок, забрасывали посольства США и Британии камнями, краской и яйцами.

«Мы чувствовали себя заложниками», — говорит Билл Палмер, занимавший тогда пост пресс-секретаря посольства США.

Демонстраций такого масштаба Китай, где гражданская активность жестко контролируется властями, не видел уже десятилетие — с момента событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Только на этот раз гнев протестующих был направлен не против компартии Китая — и власти решили дать возможность населению выразить возмущение по поводу событий в Белграде, сохранив при этом контроль над ситуацией.

В телеобращении заместитель председателя КНР Ху Цзиньтао сказал, что понимает протестующих, но предупредил, что все подобные акции должны проводиться с соблюдением законов страны.

Посол США Джеймс Сассер четыре дня вынужден был укрываться от демонстрантов в здании посольства

Возмущение ощущалось не только в столице. Протестующие вышли на улицы в Шанхае и в других городах. В столице провинции Сычуань, Чэнду, толпа протестующих подожгла американское консульство.

Вэйпин Цинь тогда был 19-летним студентом морского колледжа города Гуанчжоу. По его словам, когда они выходили на демонстрацию, они не знали, что НАТО принесла извинения за этот инцидент.

«Правительство скрывало эту важную информацию. Они ничего не говорили нам об этом, и поэтому молодежь была возмущена. Мы просто хотели выйти на улицы и протестовать против действий США», — говорит он.

По воспоминаниям Вэйпин Циня, студентам колледжа сначала сказали оставаться в общежитии и не выходить на улицу. Но через день руководство университета заявило, что необходимо собрать 30 тысяч студентов на акцию протеста у консульства США, а морской колледж должен прислать 500 человек.

Возмущенные студенты чуть не подрались, споря о том, кто из них пойдет.

Студентов посадили в автобусы и сказали, какие лозунги они должны были скандировать во время акции протеста. Они повторяли высокопарные фразы из официальных заявлений, которые транслировались в СМИ.

«Это были длинные предложения. Но выкрикивать на улице длинные предложения очень сложно», — вспоминает Вэйпин Цинь.

Тогда он решил просто выкрикивать антинатовские и антиамериканские лозунги.

«Мы просто были молоды и очень возмущены. Эмоции нас захлестнули, как волна», — говорит Цинь, который сейчас живет в США и публикует на своем канале в YouTube видео, в которых критикует правительство Китая.

Дэвид Рэнк также говорит, что возмущение и гнев были искренними.

С начала 1990-х годов Китай проводил кампанию по подъему патриотизма и национального самосознания. В школьных учебниках и университетских аудиториях, через средства массовой информации доносилась мысль, что Китай — великая цивилизация, которая не причиняет никому зла, но подвергается притеснениям со стороны Запада. Авиаудар по посольству в Белграде точно подходил под эту теорию.

«Гнев, который испытывали обычные жители Китая, можно понять только в этом историческом контексте», — говорит Питер Грис, профессор Университета Манчестера.

Для Лю Минфу, отставного полковника Народно-освободительной армии Китая, известного своим критическим отношением к США, авиаудар по посольству был одним из серии событий, доказывающих, что США вступили в «новую холодную войну против Китая».

«Это абсолютно точно было сделано преднамеренно. Это был целенаправленный, спланированный авиаудар», — говорит он.

Китай получил от США 28 миллионов долларов в качестве компенсации за авиаудар по посольству. Пекин, в свою очередь, выплатил США 3 млн долларов за ущерб, причиненный американским дипмиссиям во время протестов в Китае.

США также выплатили 4,5 млн долларов семьям погибших и пострадавших в результате авиаудара.

В день бомбардировки известный ученый и сторонник этнического примирения в Югославии Душан Джанджич обедал в престижном ресторане в центре Белграда с человеком, которого он считал хорошим другом.

Жэнь Баокай был военным атташе при посольстве Китая, и, по словам Джанджича, он на удивление откровенно говорил о том, что Китай шпионит за военными операциями НАТО и США и отслеживает полеты боевых самолетов со своего поста в Белграде. Атташе пригласил Джанджича поужинать с ним в посольстве тем вечером, потому что знал любовь серба к китайской кухне.

«И тогда я решил пошутить: да ладно, не пойду я туда, вас ведь разбомбят», — вспоминает Джанджич. Конечно же , он не мог всерьез подумать, что посольство в самом деле станут бомбить.

Джанджич в тот вечер не смог прийти на ужин в посольство. Когда ракеты попали в здание, Жэня сначала подбросило к потолку, а потом он упал в воронку от взрыва. Его нашли в подвале только на следующее утро: он был в коме.

В посольский комплекс попало пять бомб, одна из них не взорвалась

Через пять месяцев после этого авиаудара, в октябре 1999 года, сразу две газеты — британская Observer и датская Politiken — предположили, что именно действия военного атташе могли спровоцировать американскую бомбардировку.

Ссылаясь на источники в НАТО, газеты написали, что здание посольства использовалось в качестве ретранслятора связистами югославской армии и в результате американцы вычеркнули посольство из списка объектов, по которым нельзя было наносить удары.

Госсекретарь США Мадлен Олбрайт назвала эту историю «галиматьей», а министр иностранных дел Великобритании Робин Кук заявил, что «нет и крупицы фактов», которые могли бы это подтвердить.

И все же, два десятилетия спустя, Йенс Холсо, корреспондент Politiken на Балканах в период с 1995 по 2004 год, и Джон Суини, бывший сотрудник газеты Observer, а ныне сотрудник Би-би-си, по-прежнему настаивают на том, что бомбардировка была преднамеренной.

По словам Холсо, к расследованию его подтолкнуло публичное заявление главы ЦРУ Джорджа Тенета о том, что по спутниковым снимкам нельзя было идентифицировать здание как посольство — «там не было ни флагов, ни ясной разметки» — в то время как на самом деле все это присутствовало.

Один из его источников — очень высокопоставленный датский военный — был, как говорит Холсо, на грани того, чтобы публично подтвердить факт умышленной бомбардировки.

«Но потом он неожиданно передумал и заявил, что если он скажет мне еще хоть слово про это, то ему будет грозить не только увольнение, но и суд», — рассказывает он.

Холсо утверждает, что в тот момент военное сотрудничество между сербской армией и китайцами было очевидным и что он лично видел, как сербские военные автомобили въезжали и выезжали из здания китайского посольства.

Как рассказывали потом американские чиновники газете New York Times, после бомбардировки они поняли, что посольство в Белграде было самым важным китайским пунктом сбора секретной информации в Европе.

«Эта история была и навсегда останется мутной», — считает Суини.

Жэнь Баокай выжил и позже получил генеральское звание. От отказался давать Би-би-си интервью, сославшись на то, что уже вышел в отставку.

Посол Китая Пань Чжаньлинь, чудом уцелевший при этом авиаударе, в своей книге отрицает, что здание посольства использовалось как ретранслятор и что в обмен на эту услугу сербские военные передали им части сбитого на раннем этапе войны американского истребителя-невидимки F-117.

Считается, что Китай получил части этого самолета для последующего изучения американских технологий. Подозревают также, что китайцы воспользовались военной кампанией НАТО для проверки средств слежения за бомбардировщиками-невидимками, которые сложнее обнаружить, чем обычный самолет.

Но даже если все это — правда, остается главный вопрос: как могли американцы рискнуть разбомбить китайское посольство?

Даже среди инсайдеров со стороны бывшего югославского режима нет единого мнения на этот счет.

Один из бывших офицеров разведки рассказал Би-би-си, что, по его мнению, бомбардировка, конечно же, была преднамеренной, а объяснения ЦРУ просто смешны. Другой, отставной полковник, напротив, утверждает, что верит в американскую версию событий.

«Когда случается что-то плохое, все сразу думают, что на то есть тайная причина, что это не ошибка, а заговор, — говорит бывший пресс-секретарь НАТО Джейми Ши. — Я же думаю, что это полная чепуха, просто плохо прочитали карту и совершили грубую ошибку».

Солнечным апрельским днем у мемориала аккуратно выкладывают больше десятка букетов живых цветов, но Шэнь Хун все равно считает необходимым поправить букеты. Он регулярно приходит к зданию посольства, чтобы помянуть своих друзей. Однако теперь он редко бывает здесь один.

Каждый день автобусы с китайскими туристами приезжают к мемориалу и статуе китайского мудреца и философа Конфуция, которую установили неподалеку.

Чжан и Хэ — молодая пара из Китая, приехавшая в Белград на медовый месяц и решившая посетить мемориал. Им примерно столько же лет, сколько было Сюй Синьху и Чжу Ин, когда те погибли в 1999 году.

«Здесь погибли трое наших соотечественников, мы знали об этом с детства и мы приехали посмотреть на это место», — говорит Хэ.

По словам экскурсовода Яна, который с автобусом китайских туристов отправился в двухнедельную поездку по Балканам, остановка у здания посольства считается у них обязательной.

«Наше посольство было разрушено американцами, об этом знает каждый китаец», — говорит он.

На месте разбомбленного посольства ведется строительство одного из крупнейших китайских культурных центров в Европе

В 1999 году Китай еще не был экономическим, технологическим и военным гигантом, в которого он превратился сегодня. Тогда все было направлено на увеличение богатства страны, а внешняя политика была гораздо скромнее. Но 20 лет спустя Китай понимает, что на равных разговаривает с Америкой, и его глобальные амбиции отражают этот факт.

Сейчас посольство в Белграде превращают в китайский культурный центр, который станет одним из крупнейших в Европе. Тут трудно не заметить символизм: место национальной трагедии и унижения со стороны Запада возрождается как сияющее воплощение славной истории Китая.

Это лишний раз свидетельствует о том, что Пекин не намерен забывать о бомбардировке, которая позволяет ему говорить об Америке как об империалистической державе, стремящуюся навредить Китаю. По словам дипломатов, которые работали в Пекине, история с бомбежкой постоянно всплывает в разговорах до сих пор.

Но даже те, кто в 1999 году призывал немедленно ответить на бомбардировку, сегодня признают — хорошо, что китайская реакция не вышла из-под контроля: в ходе протестов не погиб никто из американцев, соглашение о компенсации позволило Пекину подвести пусть тонкую, но все же черту под этим инцидентом.

«Мы самая быстроразвивающаяся страна, ежегодный рост нашей экономики выражается двузначными цифрами, и если бы из-за той войны мы остановились, мы бы многое потеряли, — объясняет Шэнь, пока новая группа туристов высаживается у мемориала. — Я по природе своей радикал, я скорее за войну, чем за диалог, но когда я оглядываюсь назад, я понимаю, что все было сделано правильно. Потому что сегодня мы разговариваем с Америкой на равных».

Loading...