«Будет им уроком», или Как Россия пресекает тюремные бунты игиловцев на своей территории

«Будет им уроком», или Как Россия пресекает тюремные бунты игиловцев на своей территории

20.05.2019 Выкл. Автор Алексей
Loading...

В России принята система мер, позволяющая избежать тюремных бунтов, подобных тем, что произошел накануне в Таджикистане с участием так называемых игиловцев. Заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии города Москвы Ева Меркачева, говоря о нашем опыте, выразила надежду, что трагедия в Таджикистане «будет им уроком» — соседние республики должны принять целый ряд законодательных мер, направленных на урегулирование ситуации.

В колонии строгого режима Таджикистана в воскресенье начался кровавый бунт. Заключённые, отбывающие наказание по обвинению в причастности к террористической организации «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ — запрещена в России и других странах мира), напали на охрану, рассказал замминистра юстиции, начальник главного управления исполнения наказаний страны Мансурджон Умаров.

Loading...

В результате бунта погибли 29 заключенных, 8 из них были убиты своими же сокамерниками. Кроме того, убиты трое сотрудников охраны пенитенциарного учреждения.

Официально

Loading...

В пресс-службе Министерства внутренних дел Таджикистана заявили о ликвидации зачинщика произошедшего. Им считают сына Гулмурода Халимова. Кроме того, на сайте министерства был опубликован официальный список погибших.

Гулмурод Халимов — это бывший полковник, который причастен к запрещенной в России и других странах мира террористической организации ИГИЛ (ИГ, Исламское государство). В МВД республики полагают, что сын Халимова руководил убийством пяти заключенных. Их называют известными преступниками, которые отбывали наказание в тюрьме Вахдата. Речь идет о Саиде Киёмиддине Гози, Сатторе Каримове (Махсуми Сатторе) и Саидмахдихоне Сатторове (Шайхе Темуре).

Другие заключенные, согласно официальному сообщению, были избиты. Кроме того, как и сообщалось ранее, погибли сотрудники колонии.

Загрузка...

Бунт поднялся вечером 19 мая.

Возможно ли повторение ситуации в России

Заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии города Москвы Ева Меркачева в беседе с Царьградом отметила, в России знают о рисках, связанных с отбыванием наказаний в колониях так называемых игиловцев. И меры для пресечения потенциальных волнений принимаются. Более того, соседние государства обращаются к России за консультациями по подобным вопросам, связанным с возможными бунтами и объединениями внутри колоний.

«У нас такие риски осознали, наверное, одними из первых и сразу приняли ряд мер, упреждающих. На сегодняшний день ситуация такая: эти люди в отдельных отрядах, за ними ведется оперативное наблюдение. И вообще любой контакт их под особым контролем. Не позволяется, так, чтобы эти люди могли стать обладателями мобильных телефонов. Если там к остальным могут попасть средства связи какими-то путями, то к этой категории они не попадут точно. Эффект от всех этих мер есть. Поэтому я не помню случая, когда бы можно было говорить о том, чтобы такие осужденные кого-то убили или подняли бунт серьезный».

Есть и еще один нюанс. Представители криминального мира разнообразны. Так называемый «традиционный криминал», как говорит Меркачева, «очень плохо относится к этим игиловцам и старается со своей стороны контролировать всё то, что происходит на зоне, если там оказался такой человек».

«Мне как-то рассказывали те криминальные авторитеты, которых я видела за решеткой или на воле, что, на самом деле, это для них тоже большая беда и опасность, когда такие люди там бывают. И они очень следят за тем, чтобы они никого не вербовали. Поэтому у нас как бы получилось на сегодняшний день, что есть все упреждающие меры, и поэтому ситуация у нас достаточно стабильная и спокойная».

Ближнее зарубежье — особая группа риска

Продолжая комментарий, Меркачева добавила, что в соседних государствах ситуация с так называемыми игиловцами в тюрьмах сложнее.

«Что касается наших коллег из других стран, то там совсем все плохо. Особенно если речь идет о ближнем зарубежье, о таких странах, как Таджикистан, Узбекистан. Поскольку изначально туда очень стремились, либо уйти там в подполье, вот эти игиловцы, либо там они пытались как-то организовать какие-то свои ячейки. Так вот, теперь все эти страны в основном обращаются к нам за советом, за помощью. Они приезжают часто, для того чтобы обменяться опытом. И я несколько раз видела, как представители зарубежных стран бывали в наших СИЗО, в наших колониях, и первый вопрос, который они задавали: что делать, если оказывается большое количество осужденных именно по террористическим делам? Как их контролировать, как предупредить, чтобы они никого не вербовали, как предупредить бунты? Как я понимаю, все-таки они еще пока не смогли научиться у нас, не смогли выработать такую систему защиты, охраны. Поэтому вот эта вот трагедия, которая произошла, она сейчас будет им уроком. И, наверное, после нее, как я думаю, не только в Таджикистане в самом, но и в других странах примут сейчас ряд, может быть, законов или каких-то других упреждающих нормативных документов, которые могли бы остановить как раз все те течения террористические, формирующиеся внутри колоний и тюрем, именно благодаря тому, что там оказываются люди, осужденные по этим статьям страшным», — резюмировала Меркачева.

Loading...