Зачем премьер Армении попытался стать Наполеоном

Зачем премьер Армении попытался стать Наполеоном

21.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Очередные волнения в Армении могут означать попытку премьер-министра оттянуть встречу с законом

Хитрость — третье счастье. Такими словами характеризует известный армянский политолог и эксперт в информационной сфере Ашот Гарегинян свежие события в его стране. Он даже приводит по этому поводу предельно иллюстративную, по его словам, цитату из классиков сатиры: «А с недавнего времени в комнате № 262, где некогда помещалась малая буфетная, засела комиссия по чистке в числе восьми ничем не выдающихся с виду товарищей с серенькими глазками. Приходили они аккуратно каждый день и всё читали какие-то служебные бумаженции». Это, если кто забыл, Илья Ильф и Евгений Петров написали в своём бессмертном «Золотом телёнке».

Когда премьер объявляет войну судебной власти

Напомним, что в понедельник утром сам премьер-министр Армении Никол Пашинян лично призвал своих сторонников блокировать все здания судов в республике. Это было реакцией политика, который сам, не забудем, пришёл к власти не совсем законным путём, а, по сути, в результате майдана, на то, что суд общей юрисдикции Еревана освободил из-под стражи экс-президента Роберта Кочаряна. Это было сделано под личное поручительство руководителей Нагорно-Карабахской Республики, действующего и бывшего — Бако Саакяна и Аркадия Гукасяна.

Освобождение произошло ещё в субботу, но после полутора суток выжидания (на выходных не тот, видимо, прогнозировался эффект) Пашинян вдруг призвал народ начать «второй и самый важный этап революции». А именно — судебную реформу.

«Революция» поначалу удалась: сторонники премьера начали блокировку практически всех судебных учреждений Армении, несмотря на плохую погоду.

АрменияСторонники премьер-министра Армении Н. Пашиняна заблокировали здания судов в Ереване. Фото: Ваграм Багдасарян/Photolure/ТАСС

Загрузка...

Сам Пашинян сделал официальное заявление, в котором объявил, что судебная власть не отражает волю армянского народа.

После «бархатной революции» я неоднократно заявлял, что не буду вмешиваться в судебную систему. Но спустя год я как представитель народного правительства заявляю, что судебная власть не отражает волю наших граждан. В связи с этим понадобится хирургическое вмешательство для её оздоровления,— приводит его слова ТАСС.

После этого премьер назвал традиционные «народные» средства «оздоровления» судебной системы: «Надо тщательно проверить всех судей: какой у них капитал, какие у них политические и личные связи с коррупционными представителями прежней власти. Все те судьи, по вердиктам которых Европейский суд по правам человека вынес решения против Армении, должны быть немедленно освобождены от занимаемых должностей».

Однако против этой акции начались и протесты: немалое число политиков, прежде всего оппозиционных, указали на антиконституционность действий Никола Пашиняна. Собственно, это достаточно очевидно: по закону всякой революции, то есть насильственной смены власти вне законно принятых процедур, победитель рано или поздно ощущает необходимость подчинить себе все три ветви власти. А там и прессу.

На что уповают нынешние руководители страны

«За прошедший год стало уже более чем понятно, что руководить государством — дело весьма трудное и сложное, — указывает Ашот Гарегинян. — Не получилось ни фанфарного марша, ни кружевных баталий, ни победоносного и тотального утверждения демократии. Естественно, причинами неудач объявляются «злые происки врагов», саботаж и т. п. Лет двести назад в подобной ситуации с высоких трибун провозглашалось: «Отечество в опасности!». Первым так, кстати, заявил 3 июля 1792 года депутат Французской ассамблеи от департамента Жиронда Пьер Виктюрниен Верньо, а вовсе не Жорж Дантон, как назойливо утверждает легенда. Ныне в критические моменты у нас предпочитают орать спасительную мантру «Долой!». Хорошо хоть кастрюльных маршей не устраивают».

В историческом смысле, указывает армянский политолог, в своём обращении к согражданам, озвученном в прямом эфире 20 мая, Никол Пашинян ничем от своих предтеч из когорты борцов «за власть народа» не отличился. По его убеждению, судьи, которые выносят приговоры, попирающие народные интересы, обязаны подать в отставку. Или их следует освободить от занимаемых должностей. То, что в основе судебного производства должны лежать не чьи-либо интересы, пусть даже и народа, а только закон, во внимание естественным образом не принимается. Как и то, что законы вырабатывают законодатели в парламенте, после чего судьи и исполняют их.

Высказался Пашинян и за «хирургическое вмешательство» в деятельность судов, необходимость в котором, по его мнению, давно назрела. И вообще, органы судебной власти подлежат жёсткому контролю, а судьи — веттингу, то есть проверке их профессионального уровня и личных качеств. Вроде патриотично, не подкопаешься. Но…

Зачем законы, когда есть целесообразность?

В данном случае, полагает армянский эксперт, Пашинян попросту пошёл на определённую хитрость. В то время как экономика просела, а оппоненты вовсе не смирились с его самоприсвоенным статусом «друга народа», премьеру ничего не остаётся, кроме как преодолевать противодействие оппозиции имеющимися в его распоряжении политическими инструментами. Инструментарий достаточно объёмный, но и с ним у Пашиняна как-то не очень получается. И результаты не ахти, и подчиняются ему не все, и зависит от него в результате далеко не всё. Отсюда непременный соблазн — опять-таки характерный для всех «друзей народа» — объём инструментария расширить. Сразу двоякая цель достигается: новый уровень борьбы «за счастье народное» автоматически закрывает собой неудачи на предыдущем уровне и при успехе действительно даёт в руки пламенному борцу дополнительные инструменты.

Правда, та же история показывает, что после занятия должности первого консула непременно возникает неодолимое желание стать императором. И что после захвата контроля над судебной властью этого оказывается мало, ибо какая ни есть, а обязана она действовать в соответствии с законом. Значит, и тут сам собой напрашивается следующий этап — внесудебный порядок рассмотрения обвинений. То есть «революционные трибуналы», «тройки» и всё такое прочее.

И вот здесь возникает только один вопрос, ответ на который, скорее всего, будет дан в ближайшее время: попытка Пашиняна вывести народ на улицы и снова опереться на народные толпы — это реальная претензия на узурпацию всей власти? Или всё же та самая хитрость, которая позволяет отвлечь внимание от того, что захват власти в обход действующей конституции привёл только к одному положительному результату? И то — лично для Пашиняна.

А может, вовсе третье: попытка оттянуть встречу с ничем не выдающимися с виду товарищами с серенькими глазками?

Loading...