Пенсионной реформы мало — деньги заберут у всех

Пенсионной реформы мало — деньги заберут у всех

22.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Вместо того, чтобы заняться олигархами, власть придумывает, как собрать триллионы с нищих

Данные о страховых взносах и трудовом стаже поступают в Пенсионный фонд (ПФР) только от 54 миллионов россиян. При этом численность трудоспособного населения составляет 81,3 миллиона граждан. 24 миллиона россиян являются неработающими инвалидами, еще 800 тысяч человек — официальные безработные. Как пишут «Известия», которые получили соответствующую информацию от ПФР, это значит, что оставшиеся 24 миллиона граждан либо не работают, либо получают зарплату «в конверте».

На основе этих данных издание и опрошенные им эксперты делают вывод, что сумма скрытых финансовых потоков граждан, с которых не уплачиваются налоги, может достигать 12 трлн. рублей в год. Видимо, похожего мнения придерживаются и в Росстате. Несколько месяцев назад ведомство изменило методологию подсчета реальных доходов населения.

Если по-старому получалось, что в 2018 году наемные работники получили 25,2 трлн. рублей, то по новой схеме они же заработали уже 34,5 триллионов. Вот эти 9,3 трлн. разницы могут составлять «серые» доходы. Однако опрошенные «СП» экономисты не смогли пояснить, откуда именно взялась такая разница. Так как Росстат пока не раскрыл подробности своей новой методики.

Власти уже не первый год говорят о неучтенных доходах россиян и пытаются вывести их из «тени». Например, в 2013 году Ольга Голодец называла цифру в 38 миллионов россиян, которые «непонятно чем заняты». Татьяна Голикова в 2017 говорила, что 14,4 млн человек не уплачивают налоги со своих доходов.

В конце прошлого года Госдума приняла закон о самозанятых, который должен помочь легализовать часть «теневых» работников. Проект действует в пилотном режиме в четырех российских регионах — Москве, Московской и Калужской областях и Татарстане — с 1 января 2019 года. Граждане могут зарегистрироваться в мобильном приложении ФНС и платить государству 4 процента от стоимости услуги, оказанной физическому лицу и 6 процентов — юридическому. Пока что «обелить» таким образом свои доходы пожелали лишь около 70 тысяч человек.

По некоторым данным, объем теневой экономики в России составляет 20% ВВП. Это более 20 триллионов рублей. То есть — больше, чем расходы всего федерального бюджета на текущий год, которые составляют 18 триллионов. Впрочем, на рядовых граждан, которые не платят взносы в ПФР и налоги, приходится не такая уж большая часть этой суммы.

Загрузка...

Как писал Росфинмониторинг в своем отчете, «денежные средства выводятся за рубеж по организованным сложным схемам, с использованием для расслоения и транзита финансовых потоков множества счетов фирм-„однодневок“, открытых в различных банках. Перечисления за рубеж преимущественно осуществляются под видом внешнеторговых сделок по поставке товаров или купли-продажи ценных бумаг».

Но вместо перекрытия этих каналов, власть упорно ищет деньги в карманах «24 миллионов россиян». Хотя говорить о таком количестве «теневых» работников некорректно. Как пояснили «СП» эксперты, в эту цифру входят и школьники со студентами (трудоспособный возраст считается у нас с 16 лет), и домохозяйки, и иждивенцы.

— Журналисты подсчитали, что раз в ПФР не получают данные о страховых взносах 24 миллионов человек, они находятся «в тени», — поясняет старший научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Андрей Покида. — Но это не значит, что люди обязаны работать. Трудоспособный возраст у нас считают, начиная с 16 лет. Получается, в него входят и дети, и молодежь, которая учится в школах, вузах и профессиональных учебных заведениях. Это порядка 6−7 миллионов граждан, которые, естественно, пока не платят взносы в Пенсионный фонд. Потому что еще не работают. Но их автоматически включили в это количество.

Порядка 3−4 миллионов — женщины, которых обеспечивают мужья. Эти дамы не трудятся где-то там неофициально, а следят за детьми, ведут домашнее хозяйство.

Поэтому автоматически приравнивать все 24 миллиона людей к тем, кто не платит взносы, нельзя. У некоторых из них просто нет доходов.

«СП»: — А откуда взялись 12 триллионов рублей?

— Просто перемножили 24 миллиона на среднюю заработную плату, которая зафиксирована Росстатом на 2018 год. И получили такой ежегодный доход. Если вычесть всех школьников, студентов и домохозяек, получится куда меньшая сумма.

При этом я бы отметил следующий момент. В ПФР посчитали тех, которые полностью исключены из экономики. Но у нас теневая занятость в большей степени развита при наличии основной зарегистрированной работы в качестве вторичной, дополнительной. Вот там занято много людей, которые не оформляют свои взаимоотношения, потому что работа эта чаще всего разовая.

«СП»: — А как можно вывести этих людей «из тени»?

— Есть много людей, для которых самозанятость — это осознанный выбор. Они считают, что так удобнее, у них больше свободы. В какой-то степени — не доверяют государству. Но есть наемные работники, которые вынуждены получать «серые» зарплаты, потому что на других условиях предприниматели их просто не берут. Им могут вообще не платить официально, могут платить только часть, а остальное — в конвертах.

От работников в данном случае ничего не зависит. Поэтому и меры воздействия со стороны государства должны быть разносторонними, чтобы предприниматели тоже чувствовали свою ответственность.

«СП»: — Закон по легализации самозанятых помогает в этом плане?

— В начале месяца глава Налоговой службы рассказал, что порядка 60 тысяч человек зарегистрировались в качестве самозанятых. На этом основании эксперимент признан успешным, хотя никто толком не знает, какое количество самозанятых в России? Сколько из них платят налоги?

С точки зрения создания благоприятных условий для малого бизнеса — это успешный ход. Но у меня есть ощущение, что эти 60 тысяч и так платили налоги в разных формах. Это были и ИП, и самозанятые, которые исполняли свой гражданский долг по оплате налогов. Но если раньше он составлял 13% для физлица, теперь они с удовольствием перешли на налоговый режим в 4%, Какое количество людей реально легализовали свое дело, пока не известно.

Президент «Союза предпринимателей и арендаторов России», кандидат экономических наук Андрей Бунич считает, что большинство неучтенных ПФР граждан — это не те люди, с которых государство может получить много налогов. Их вообще необходимо освободить от налогообложения, и вместо поиска денег в их карманах заняться крупным бизнесом.

— Эти цифры о мифических триллионах, которые люди не доплачивают государству, гуляют уже несколько лет. Якобы они живут богато и жируют, поэтому нужно их доходы как-то обложить налогами и взносами. Хотя мы знаем, что у нас в стране есть несколько тысяч человек, которые действительно располагают суммами гораздо большими, чем 12 триллионов рублей. Но ими почему-то никто не занимается. Только когда ловят очередного полковника с миллиардами, выясняется — где на самом деле это деньги.

Что касается этих 24 «теневых миллионов», это, во-первых, некорректные подсчеты. Чисто людей трудоспособного возраста не равно числу экономически активных людей. Экономически активное население — это те, кто работает, хочет работать или ищет работать. Таких у нас гораздо меньше, около 70 миллионов.

При этом власти занижают официальное число безработных, так как у нас мало кто встает на учет. Выгоды это почти никакой не дает, пособие копеечное, а получить его сложно — нужно собрать массу бумаг и справок, тратить время. Вот почему безработных официально только 800 тысяч. По факту тот же Росстат фиксирует их число на уровне 5 миллионов. Это уже существенная корректировка расчетов ПФР.

Кроме того, часть трудоспособных граждан является экономически неактивным населением. Это люди, которые живут за счет кого-то другого. Самый элементарный пример — домохозяйки, которые занимаются воспитанием детей и работой по дому. Таких довольно много, уж не меньше пяти миллионов.

Есть также те, кто занимается личным подсобным хозяйством, потому что других средств к существованию у них нет. Существуют люди, которые трудоспособны по возрасту, но не трудоспособны по здоровью и являются иждивенцами. Просто далеко не все они оформлены, как инвалиды. Наконец, есть школьники и студенты, которые еще учатся, не работают и не платят взносы в Пенсионный фонд.

Если суммировать явно безработных, домохозяек, лиц, живущих натуральным хозяйством, студентов, иждивенцев — это как минимум 15 миллионов человек. Сюда можно добавить и людей, которые являются гражданами, но вообще не живут в России. А их, по некоторым расчетам — до пяти миллионов. Людей, которые просто не хотят работать. Наркоманов и бомжей, в конце концов. Денег с них собрать не получится в любом случае.

«СП»: — А оставшиеся?

— Оставшиеся 7−9 миллионов человек чем-то занимаются, с этим никто не спорит. Но в большинстве своем они имеют заработок на уровне прожиточного минимума. Что они могут заработать, ремонтируя машины в гараже, оказывая какие-то услуги или занимаясь сезонными работами?

С этих людей ничего взять не получится, потому что это небольшие доходы. Правильней всего было бы ввести необлагаемый минимум дохода на уровне нескольких прожиточных минимумов, как в США и даже в Китае. Это, во-первых, облегчило бы жизнь малообеспеченных слоев населения. А, во-вторых, избавило бы нас от армии бездельников из Налоговой службы. Которые выясняют, кто чем занимается среди самых бедных, чтобы получить с них три копейки. При этом сами получают много, что приводит к административным издержкам.

Вместо того, чтобы заниматься крупными налогоплательщиками, которые всем хорошо известны, и проверять серьезные доходы, они придумывают эти мифические триллионы. Это попытка увести дискурс в сторону. Вместо того, чтобы решать серьезные вопросы — вопросы реформирования экономической политики, активизации экономики, замены регрессивной шкалы налогообложения на частично прогрессивную.

Наконец, нужно заняться крупными налогоплательщиками и крупными компаниями, которые дают львиную долю доходов. А не людьми, которые как-то выживают.

Loading...