Киев хочет для Керченского пролива «конвенцию Монтрё»

Киев хочет для Керченского пролива «конвенцию Монтрё»

28.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Украина намерена изменить правовой статус морской артерии

Киев намерен добиться для Керченского пролива международного статуса. Об этом заявила заместитель главы МИД Украины Елена Зеркаль.

«Для меня очень важно сейчас обеспечить определение статуса Керченского пролива как международного. Это снимет многие вопросы, в том числе вопрос спекуляций России относительно статуса Керченского пролива как внутреннего», — заявила дипломат.

По ее словам, из-за уверенности российских политиков в том, что «только они могут контролировать судоходство в Керченском проливе», Украине необходимо добиться права представлять свои интересы в международном арбитраже.

Кроме того, Зеркаль отметила необходимость соблюдения Договора о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива между Украиной и Россией от 2003 года. Согласно этому документу Азовское море отнесено к категории внутренних вод России и Украины, и разрывать соглашение Киев не намерен.

Здесь надо понимать: Запад в ситуации вокруг Керченского пролива безоговорочно на стороне Украины.

Так, немецкая Deutsche Welle цитирует слова из преамбулы Договора о сотрудничестве: «Украина и Российская Федерация … руководствуясь отношениями дружбы и сотрудничества между народами Украины и России, братскими связями между ними, сложившимися исторически… будучи убежденными в том, что все вопросы, касающиеся Азовского моря и Керченского пролива, должны решаться только мирными средствами совместно или по соглашению Украины и России…».

Загрузка...

Пафос этих слов сегодня кажется абсурдным, отмечает немецкое издание. «В параллельной — правовой — реальности торговые суда и военные корабли должны пользоваться в Азовском море и Керченском проливе свободой судоходства. Это черным по белому прописано в статье 2 вышеуказанного договора, под которым стоит подпись Владимира Путина», — пишет Deutsche Welle

Примером «несвободы» судоходства для Европы является, разумеется, задержание 25 ноября 2018 года украинских военных кораблей в Керченском проливе. Согласно европейской версии, катера ВМС Украины не вторгались в территориальные воды РФ, провоцируя вооруженный конфликт. Они якобы невинно шли из Одессы в Бердянск — «в ответ на наращивание присутствия военных кораблей России в Азовском море». И безвинно попали в проливе под огонь русских «агрессоров».

Deutsche Welle приводит мнение эксперта по международному праву — профессора мюнхенского Университета Бундесвера Даниэля-Эразмуса Хана. Он считает, что вопросы прохождения Керченского пролива регулируются так же, как и вопросы прохождения Босфора или любого другого пролива мира. «Согласно Конвенции по морскому праву от 1982 года, Украина имеет неограниченное право на транзит через Керченский пролив. Для этого не нужны никакие разрешения России», — сказал немецкий эксперт, и это общеевропейская точка зрения.

Он отмечает, что и Москва, и Киев являются сторонами Конвенции ООН по морскому праву. Согласно этой конвенции, корабли всех государств-участников могут транзитом проходить через любые проливы, используемые в международном судоходстве. Хан считает, что «блокирование» Керченского пролива можно оспорить в Международном трибунале ООН по морскому праву (ITLOS). Правда, рассмотрение спора займет до пяти лет.

Со своей стороны, в МИД России неоднократно заявляли: Керченский пролив никогда не был международным по смыслу Конвенции ООН по морскому праву. А значит, к нему не применимы требования о праве транзитного или мирного прохода для иностранных судов.

Сумеет ли Киев изменить статус пролива, что в этом случае будет делать Россия?

— Заявление Зеркаль — это реакция Киева на постановление ITLOS, согласно которому Россия должна немедленно освободить 24 украинских моряка, задержанных в Керченском проливе в ноябре 2018 года, — считает экс-директор информационного офиса Совета Европы, преподаватель кафедры европейского и конституционного права МГИМО МИД РФ Николай Топорнин. — Кроме того, согласно постановлению, российская сторона должна отдать три конфискованных украинских судна. В поддержку обоих решений проголосовали 19 членов ITLOS, против выступил только один — представляющий РФ Роман Колодкин.

На деле, в Международном трибунале ООН по морскому праву считают: неурегулированность вопроса пользования Керченским проливом представляет потенциальную угрозу в отношениях между двумя странами. Это значит, что инциденты, подобные ноябрьскому, будут повторяться.

Напомню, что МИД России убежден: инцидент в Керченском проливе не входит в юрисдикцию трибунала в Гамбурге.

«СП»: — Как в реальности выглядит правовая ситуация со статусом пролива?

— Ситуация, я считаю, неоднозначная. У нас с Украиной есть соглашение об использовании Азовского моря и Керченского пролива от 2003 года. В нем зафиксировано, что обе стороны могут пользоваться правом свободного прохода как гражданских, так и военных судов. Подчеркну, без каких-либо ограничений.

При этом в соглашении есть интересный пункт. Оператором прохода через Керченский пролив в нем назначается Украина.

Оператор — это сторона, которая непосредственно отвечает за проход судов, организует его. Надо понимать: Керченский пролив мелководен — в некоторых местах глубина менее 10 метров. Для безопасного прохождения судов там нужно определять направление фарватера, регулярно делать промеры глубин, выставлять буи. А в сложных погодных условиях ограничивать прохождение судов через пролив.

Словом, пока Крым был украинским, Украина была оператором — и Россия против этого не возражала. Но в 2014-м ситуация изменилась. Крым стал российской территорией — и получилось, что российскими стали обе стороны пролива. В результате, Керченский пролив в правовом отношении стал напоминать Босфор.

С другой стороны, никто Договор о сотрудничестве 2003 года не отменял, и право свободного прохода судов остается закрепленным за Украиной. К тому же у «незалежной» есть ряд приморских городов в Азовском море, прежде всего Мариуполь и Бердянск. И выбраться из азовских портов украинские корабли могут только через Керченский пролив.

Формально можно сказать: конфликтная ситуация возникла, поскольку оператором прохода — в том числе, из-за возведения Керченского моста — стала Российская Федерация. Строго говоря, мы регулируем сейчас проход через пролив по своим внутренним правилам. Киеву это очень не нравится.

«СП»: — Чего теперь добивается Украина?

— На мой взгляд, принятия международного документа, в котором было бы прописано право пользования проливом для украинских судов. Документа, аналогичного знаменитой конвенции Монтрё от 1936 года, регулирующей проход судов через Босфор и Дарданеллы. Замечу, определенная логика в этом требовании имеется.

Но вопрос опять-таки в том, кто и как будет устанавливать правила прохода. Керченским проливом — в отличие от Черноморских проливов — пользуются только две стороны. Иностранные суда в Азовское море практически не заходят — имея в виду его мелководье и неразвитость портовых структур. Рыболовство в Азове также носит весьма ограниченный характер.

Получается, в принятии международного регулятивного документа по Керченскому проливу заинтересовано только два игрока. И даже один — Украина — поскольку Россия контролирует пролив.

«СП»: — Мы как-то будем реагировать на деятельность Киева?

— Мы можем, конечно, и дальше отнекиваться. Мол, к свободе судоходства в проливе мы никакого отношения не имеем, да и вообще проблемы тут нет. Тем не менее, де-факто правовой пробел имеется. Соглашение 2003 года себя изжило: Керченский пролив стал внутренними водами РФ, которые ведут в международное Черное море, и во внутреннее Азовское. Эту ситуацию следовало бы документально прописать.

На мой взгляд, было бы правильно — с юридической точки зрения — заключить отдельный протокол к договору 2003 года. И в нем прописать порядок прохода судов через пролив, и все соответствующие процедуры.

Другой вопрос, что этот шаг напрямую зависит от уровня сотрудничества между Россией и Украиной. На сегодня такое сотрудничество прекращено. А значит, проблема Керченского пролива не имеет решения. Даже если ITLOS объявит пролив международным, мы этого решения не признаем. И с этим Киев ничего поделать не сможет.

Loading...