Скифское золото Крыма: в позиции Европы есть тайные мотивы

Скифское золото Крыма: в позиции Европы есть тайные мотивы

28.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Рискующая затянуться на неопределенно долгое время судебная тяжба, развернувшаяся вокруг «зависших» в Нидерландах экспонатов проходившей в Амстердаме в 2014 году выставки «Крым: золото и тайны Черного моря» сегодня превратилась, по сути, в противостояние между законными требованиями крымских музеев и необоснованными притязаниями государства Украина. Тем не менее, процесс этот вполне может обернуться достаточно неожиданными сторонами, поскольку помимо совершенно явных, и, увы, полностью антироссийских предубеждений, движущих принимающими решения судейскими, в их действиях имеются еще и скрытые мотивы, насчет которых европейские «моралисты» и «законники» распространяться вовсе не хотят. О чем речь? Постараемся рассмотреть вопрос подробно.

Прежде всего, стоит упомянуть о том, что дело о принадлежности «скифского золота» является, по сути, юридическим казусом, не имеющим аналогов в европейской (да и мировой) судебной практике. Так уж вышло, что на момент отправки бесценных экспонатов в музей Алларда Пирсона Крым де-юре входил в состав Украины. Однако, к тому моменту, когда работы выставки была завершена, и встал вопрос о возвращении артефактов на родину, полуостров и фактически, и юридически превратился в часть Российской Федерации. Именно на основании такой коллизии Киев и требует вернуть ему все исторические предметы до единого, с пеной у рта отстаивая изрядно уже надоевшую всему миру формулу: «Крым – это Украина!» К повторению этой ритуальной мантры для пущей важности добавляются еще и совершенно дикие измышления относительно того, что по возвращению в Крым, скифские сокровища неизбежно ожидает «вывоз в Москву», а то и вовсе «полное уничтожение».

Что касается последнего утверждения, то абсурднее ничего и придумать нельзя! Ну, кто, скажите, в здравом уме будет уничтожать экспонаты, страховая стоимость которых оценивается не менее, чем в 10 миллионов евро?! Да и зачем? Переплавлять в золотые слитки изделия, историческая ценность которых превышает стоимость драгметалла в тысячи раз, может только сумасшедший. К тому же, часть коллекции составляют предметы, выполненные и вовсе не из золота, а, например, из камня, а то и из дерева. Транслируя на полном серьезе в СМИ подобную чушь, заместитель министра юстиции Украины Сергей Петухов (а именно ему принадлежит «перл» насчет возможного «уничтожения» реликвий) лишний раз доказывает, что в Киеве вообще крайне слабо представляют, о чем именно идет речь. Главное для «нэзалэжной» — это вовсе не историческое наследие, а возможность лишний раз поднять больную тему «незаконной аннексии» полуострова.

Экспонаты для проводившейся в Амстердаме выставки предоставляли Национальный музей Украины, Керченский и Бахчисарайский историко-культурные заповедники, Центральный музей Тавриды и заповедник Херсонес Таврический. На те предметы, что реально выехали в Нидерланды из Киева, крымские музейщики, естественно, не претендуют – эта коллекция из 19 экспонатов вполне благополучно вернулась туда, откуда была взята. Но вот остающиеся пока в Нидерландах 565 артефактов – являются собственностью музеев Крыма, неотъемлемой частью их фондов. Принятое 14 декабря 2016 года окружным судом Амстердама решение о возвращении в Киев и этих сокровищ, таким образом, является ничем иным, как открытым грабежом народа Крыма, имеющим под собой исключительно политическую подоплеку. Ведь все до единой ценности, за которые сейчас идет борьба, являются археологическими находками, сделанными именно на крымской земле, и культурным достоянием ее жителей. Именно исходя из этого Украина претендовать на них не имеет никаких оснований – кроме, естественно, надуманных и политически мотивированных.

Вот тут мы, собственно, и подходим к самому интересному. Казалось бы, решение голландской Фемиды, ставшее закономерным продолжением лицемерного неприятия Западом выбора, сделанного крымским народом, должно было стать окончательным и бесповоротным. Однако, столкнувшись с апелляцией, поданной в начале 2017 года представителями музеев Крыма, юридическая машина забуксовала. И дело тут не только в том, что их интересы взялась отстаивать одна из лучших юридических компаний Нидерландов. Члены Апелляционного суда Амстердама, где с 11 марта нынешнего года идут слушания по этому делу, наверняка прекрасно понимают, что разбирательство, если оно завершится не в пользу являющихся истинными хозяевами скифских сокровищ крымчан, рискует поднять слишком много вопросов, прямо касающихся всемирно известных музеев Европы и их коллекций.

Проблема так называемой «культурной реституции» стоит сейчас перед Старым Светом чрезвычайно остро. Ведь, если применять моральные и юридические нормы дня сегодняшнего, собрания не только Британского музея (являющегося в этом отношении абсолютным рекордсменом), но и подавляющего большинства национальных музеев естествознания и искусств Германии, Франции, и, кстати, тех же Нидерландов, представляют из себя ничто иное, как выставленные на всеобщее обозрение результаты колониального грабежа, веками осуществлявшегося этими странами! Так, к примеру, правительство Танзании требует вернуть на родину из Музея естествознания Берлина бренные останки одного из крупнейших ископаемых доисторических ящеров, когда-либо обнаруженных в мире. В африканском же Бенине ждут возврата из гамбургского Музея художественного искусства и ремесел трех бронзовых изображений тамошних царей, давно признанных в стране национальным культурным достоянием.

Более всего на ниве «культурно-исторического» мародерства отметились, конечно же, подданные Великобритании. Какой-нибудь воровской «общак» в сравнении с их музеями – просто образец ценностей, приобретенных исключительно законным путем. Из Чили англичане сперли косточки легендарного в научном мире «ленивца Дарвина». С острова Пасхи умудрились умыкнуть одну из гигантских статуй, опять же, всемирно известных. Возвращения этих бесценных артефактов сегодня с пеной у рта требуют правительства упомянутых стран, на что невозмутимые бритты отвечают ссылками на заблаговременно (в 1963 году) принятый Закон о Британском музее, который, по сути, можно свести к одной фразе: «С Темзы выдачи нет!»

Загрузка...

Впрочем, ладно бы речь шла только о ценностях, по-воровски вывезенных предками нынешних сэров и пэров из-за океана. С не меньшим цинизмом и размахом Британия обчищала и те страны, которые сегодня являются (или уже все-таки «являлись»?) ее соседями по Европейскому союзу. Италия по сей день не может взять в толк, на каком основании все тот же Британский музей продолжает удерживать у себя уникальный барельеф времен Древнего Рима. А уж история со знаменитейшими «мраморами Парфенона», внаглую вывезенную в Лондон из Греции лордом Элджином, который перед этим выкупил их у … оккупировавших страну турок – это вообще, что называется, притча во языцех! Афины добиваются справедливости по данному вопросу столь же давно, сколь и тщетно. На все темпераментные пассажи греков по поводу абсолютной незаконности как «сделки» по приобретению этих сокровищ, так и вывоза их за рубеж страны, духовные наследники колонизатора Элджина отвечают гордым молчанием, либо «аргументами», вроде: «Наши мраморы – и все тут!»

В отличие от наглых англосаксов, законопослушные немцы по данному поводу испытывают жуткий дискомфорт и душевные терзания. Министерства культуры и иностранных дел Германии уже обязали все хранилища естественнонаучных, художественных и исторических ценностей страны провести повальную инвентаризацию собственных фондов на предмет выявления ценностей, которые «были приобретены неприемлемым образом по этическим или юридическим соображениям». Попросту говоря – вывезенных в свое время «белыми господами» из-под носа у угнетаемых и простоватых туземцев, которые не понимали, чего лишаются. На эти цели немецкое правительство, кстати, выделило почти 2 миллиона евро только в нынешнем году! В случае обнаружения подобных «неприемлемых» артефактов, их надлежит как можно скорее и без всяких препирательств вернуть на родину. Равно, как и «предметы искусства, составляющие культурную ценность для тех стран, где они были созданы». Никакие ассоциации не напрашиваются в связи со столь мудрым и справедливым решением?! В соответствии с ним Украине ни о каких притязаниях на скифское золото нечего и заикаться…

Самое замечательное, что в Нидерландах сейчас начинается в точности такой же процесс «очищения от позорного колониального наследия», как и в соседней Германии. Входящий в «двадцатку» наиболее посещаемых художественных музеев мира амстердамский Рейксмюсеум может порадовать своих гостей не только «Ночным дозором» и прочими полотнами Рембрандта, Вермеера и прочих старинных голландских мастеров кисти. В его собрании находятся не менее 4 тысяч предметов, имеющих как раз колониальное прошлое. И далеко не все они попали в Нидерланды законным и цивилизованным путем – то есть с оформлением соответствующих документов и разрешений от местных властей. Речь при этом идет вовсе не о мелочах вроде пыльных черепков или каменных скребков. К примеру, власти Шри-Ланки и Индонезии имеют к музею серьезнейшие претензии по более, чем тысяче предметов из его коллекции. Среди таковых, в частности – алмаз в 70 (!) карат «Банджармасин», который в 19 веке голландские колонизаторы «прихватили» у султана Южного Борнео – очевидно, на добрую память.

Надо отметить, что директор Рейксмюсеума Тако Диббетс выступил с заявлением, в котором назвал присвоение собственной страной чужих культурных ценностей «безобразием», чему «нет оправдания». Хочется надеяться, что, по крайней мере, в Амстердаме его мнение искренне разделяют не только работники культуры, но и судьи, которым предстоит вынести окончательный вердикт о судьбе скифского золота. Любое решение, кроме немедленного возвращения сокровищ на ту землю, где они были созданы и найдены, как раз и будет самым, что ни на есть вопиющим безобразием. И оправдания ему вряд ли найдутся.

Loading...