Контроля нет: Чайка разгромил авиацию

Контроля нет: Чайка разгромил авиацию

29.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Чайка связал катастрофу SSJ100 с серьезными проблемами в авиаотрасли

Катастрофа самолета SSJ100 в Шереметьево обозначила серьезные проблемы в российской авиационной отрасли, заявил генпрокурор Юрий Чайка. Контроль за деятельностью авиакомпаний осуществляется формально, а качество подготовки пилотов вызывает вопросы, указал чиновник. Проблемы российской авиации обсуждаются и среди международных экспертов. Так, издание FT недавно писало о том, что трагедия с SSJ-100 показывает неспособность Москвы создавать конкурентоспособные проекты.

Катастрофа со сгоревшим 5 мая в аэропорту Шереметьево лайнером Sukhoi Superjet-100 вновь «обозначила серьезные проблемы в авиационной отрасли». Об этом заявил, выступая в Госдуме, генеральный прокурор России Юрий Чайка.

Решения этих проблем Генпрокуратура требует от профильных ведомств и авиакомпаний уже несколько лет.

«Контроль за деятельностью авиакомпаний со стороны Росавиации зачастую осуществляется формально. Данным агентством не принимаются надлежащие меры по пресечению фактов эксплуатации судов, не отвечающих требованиям воздушного законодательства, в том числе в вопросах безопасности», — заявил Чайка в ходе правительственного часа.

При этом, по словам генпрокурора, проведенные его ведомством проверки гражданской авиации выявили более 400 самолетов, в конструкцию которых были внесены изменения «без проведения необходимых исследований и проведения сертификационных работ».

По словам генпрокурора, существующая в России госпрограмма обеспечения безопасности полетов не соответствует международным требованиям и «не актуализирована с 2008 года».

Загрузка...

Минтранс, в частности, до сих пор не разработал все необходимые документы, регламентирующие вопросы сертификации авиатехники и ее производителей и подготовки персонала, а также не утвердил правила наземного технического обслуживания воздушных судов.

«По-прежнему остро стоит вопрос качества профессиональной подготовки пилотов. В ходе надзорных проверок нами вскрывались факты неполного прохождения летным персоналом программ подготовки»,— сказал Чайка.

По его словам, только в 2017 году от выполнения полетов были отстранены 550 пилотов.

Поводом для критики генпрокурора стала катастрофа, которая произошла в начале мая.

Так, вечером 5 мая летевший из Москвы в Мурманск Sukhoi Superjet 100 «Аэрофлота» через 28 минут полета вернулся в Шереметьево и произвел жесткую посадку. У самолета подломились стойки шасси и загорелись двигатели. В результате случившегося погиб 41 человек.

В рамках уголовного дела рассматриваются различные версии трагедии.

Так, в заявлении аэропорта Шереметьево отмечалось, что «после взлета экипаж доложил о неисправности и принял решение вернуться в аэропорт вылета».

В экстренных службах сообщали, что основная версия случившегося — удар молнии, после которого отказала автоматика. Метеоусловия в момент ЧП действительно были неблагоприятными, однако последний раз молния становилась причиной аварии самолета несколько десятков лет назад. Для современных лайнеров молнии по идее не должны быть проблемой.

Кроме того, по словам источников, во время приземления задние стойки шасси пробили топливные баки — почти полные. Из них вытекло горючее, и от случайной искры начался пожар. Согласно техническим требованиям к пассажирским лайнерам, стойки шасси не должны располагаться под баками.

При этом в СМИ обсуждают и корректность действий пилотов. Так, 15 мая газета «Коммерсант» со ссылкой на свой источник, близкий к следствию, сообщила, что аварийная посадка самолета Sukhoi Superjet в «Шереметьево» произошла с существенно завышенной скоростью.

Сжавшаяся передняя стойка шасси несколько раз подбросила машину вверх — это на сленге пилотов называется «скоростным козлом». Второй удар, по данным экспертов издания, создал самолету и его пассажирам динамическую перегрузку около 5G, в то время как уже нагрузка 3,75G является предельной для воздушного судна этого типа. В результате такой перегрузки основные стойки шасси пробили топливные баки, и самолет загорелся, утверждает издание.

При этом официального подтверждения или опровержения этой версии нет.

После трагедии с самолетом Sukhoi Superjet 100 в Шереметьеве российские авиакомпании стали отменять рейсы на авиалайнерах этого типа.

Проблемы в эксплуатации самолета возникали и раньше. Особенно большие сложности возникли с постпродажным обслуживанием самолета.

Самолет SSJ-100 — ближнемагистральный узкофюзеляжный самолет вместимостью от 98 до 103 кресел. Он был создан в середине 2000-х гг. и стал первым пассажирским лайнером независимой России. По официальным данным, его разработка обошлась «Гражданским самолетам Сухого» (ГСС, входит в «Объединенную авиастроительную корпорацию», ОАК) в $2 млрд.

История самолета Sukhoi SuperJet указывает на трудности России в создании конкурентоспособной продукции, говорилось в недавней статье в издании FT.

Самолет, заявленный изначально как экспортно ориентированный продукт, по факту, не смог найти серьезных покупателей, кроме «Аэрофлота», который скорее был вынужден, чем захотел приобрести новый «флагман» российской авиации.

Потраченные $2 млрд на новый самолет обернулись серьезными репутационными потерями для российского авиапрома. На импортозамещение Россия ежегодно тратит сотни миллиардов рублей, однако в стране нет рынка для создания глобальных конкурентоспособных проектов, полагают эксперты издания.

Loading...