Россия вспомнит, как сметали с прилавков телевизоры, мыло и спички?

Россия вспомнит, как сметали с прилавков телевизоры, мыло и спички?

29.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Пессимистичный прогноз Алексея Кудрина по росту ВВП по итогам года сочли слишком хорошим для нашей экономики

Как заявил недавно глава Министерства экономического развития Максим Орешкин, подчиненное ему ведомство сохраняет свой прогноз по росту отечественного ВВП по итогам 2019 года на уровне 1,3%. Несмотря на то, что этот показатель в I квартале 2019 года, согласно обнародованным 17 мая данным Росстата, составил в годовом выражении 0,5% (-0,3% к ожиданиям Минэкономразвития), министр добавил, что никакой рецессии во второй половине года в нашей экономике не ожидается.

Однако глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин 27 мая озвучил собственный прогноз относительно роста отечественного ВВП по итогам 2019 года. И он получился более пессимистичным.

«Я в конце прошлого года при утверждении бюджета говорил о моих оценках выполнения цели по экономическому росту. Официальная цель была 1,3%, а я всегда говорил, что она будет около 1% или ниже. Я сохраняю свой прогноз. Ну, то есть он будет положительный, но ниже 1%», — приводит его слова, в частности, ТАСС.

— В общем-то, это его стиль, глава Счетной палаты всегда дает более пессимистичные прогнозы, в отличие, скажем, от Росстата или Минэкономразвития, — пояснил корреспонденту «СП» аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев, — Однако в данном случае, полагаю, он прав. По одной простой причине — все последние годы экономика России демонстрировала слабый рост ВВП. Итоги прошлого года в 2,3% оставим на совести Росстата, который взял и засчитал НОВАТЭКу за один год все то, что следовало бы растянуть на несколько лет.

В принципе, наша экономика, при всей ее экспортоориентированности и структурных особенностях, не способна развиваться темпами выше полутора процентов в год. Это наш примерный потолок для текущей экономической ситуации. Да и то, при условии, что все будет хорошо, а точнее, максимально идеально и благоприятно для нас — часть санкций, предположим, снимут, а цены на нефть пойдут вверх, — мы можем вырасти на 1,3%. Но насчет «все хорошо» не получается.

Санкции вряд ли снимут, цены на нефть, хоть и выросли в конце прошлого года, не факт, что удержатся на этом уровне. И, конечно же, заметно возросшая налоговая нагрузка на граждан и бизнес привела к сжатию потребительского спроса и уже сказывается на объемах производства.

Загрузка...

Да, признал Алексей Коренев, во время кризисов российская экономика уходила и в отрицательную зону роста ВВП. Но дело в том, что кризис — явление краткосрочное, все обваливается, но примерно через полгода восстанавливается. Россия же находится в состоянии вялотекущей стагнации, так что для нее сейчас крайне важна буквально каждая десятая доля процента. Потому что кризис в нашей стране после 2014 года принял так называемую L-образную форму: после падения движение началось, только не вверх, а вбок, в то время как все остальные экономики мира уходят вперед.

— Подтолкнуть темпы роста ВВП выше уровня в 1% может либо реализация каких-то крупных инвестиционных проектов, либо увеличение бюджетных расходов. Либо, как вариант, резкое ускорение потребительского спроса. Такое уже наблюдалось в 2014 году, когда граждане, стремясь спасти свои накопления, начали лихорадочно скупать автомобили, бытовую технику и так далее, — продолжает тему главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов, — Но даже если мы и получим подобный статистический эффект в конце года, он будет говорить не о наших успехах в экономике, а станет просто отражением каких-то разовых факторов.

Для того же, чтобы поднять темпы роста ВВП значительно выше 1%, мы должны полностью переформатировать и переориентировать нашу промышленность. Кроме того, еще одна возможность лежит в политической плоскости — мы должны достигнуть каких-то соглашений с другими странами, в частности, с Турцией, Индией и Китаем, относительно рынков сбыта, которые начали закрываться. В условиях подобного протекционизма нам трудно будет удержаться на уровне 1% роста ВВП.

И действительно, как уже «СП» сообщала ранее, ряд экспертов полагает, что увеличение роста ВВП на 1% по итогам 2019 года впору сравнить с подвигом вопреки всему.

— Дай-то бог, чтобы по итогам 2019 года рост ВВП действительно показал рост хотя бы в 1%, — считает эксперт-экономист Леонид Хазанов. — Потому что лично я никаких предпосылок для этого не вижу. Экономический кризис в России продолжается. У нас большие проблемы в промышленности, в строительстве, да и вообще везде. Мы видим, насколько безобразно низкие зарплаты у работающих. Какой тут может быть рост ВВП?

«СП»: — То есть вы полагаете, что роста ВВП не будет вообще?

— Да. Ладно, если еще он будет нулевой. Но я сильно опасаюсь, что он вообще уйдет в отрицательную область в среднем на 1−3%. Потому что за последние несколько лет был принят ряд решений, которые ведут к тому, чтобы у нас был не экономический подъем, а кризис.

«СП»: — Что это за решения?

— Во-первых, это налоговая нагрузка, постоянное ужесточение давления на бизнес. Во-вторых, увеличение пенсионного возраста — далеко не самое лучшее решение, увеличивающее рост безработицы. Новые предприятия открываются, но их крайне мало для такой огромной страны. Плюс у нас экономика очень сильно «загосударствленная», громадные корпорации душат малый бизнес. Я, например, недавно был в Крыму, так там местные жители едва не поголовно жалуются — малый бизнес загибается весь абсолютно, чего не было даже при Украине.

К тому же нашей экономике катастрофически не хватает новых больших проектов. У нас был, например, «Северный поток-2», Крымский мост, которые давали хоть какие-то показатели в отдельных отраслях. Сейчас же ничего этого нет.

«СП»: — А как же 200-миллиардный проект строительства порта в Калининградской области, поддержанный на днях Владимиром Путиным?

— Это хороший проект, но для нашей экономики он вряд ли сделает погоду. Для этого требуется как минимум десяток подобных проектов. Нам надо что-то делать в северных широтах, расширять БАМ и так далее. Тогда это дало бы какой-то толчок.

«СП»: — Неужели нет ни одной, хотя бы даже самой незначительной отрасли экономики, где в ближайшем будущем?

— Абсолютно никаких, кроме нефтегазового комплекса. Только там есть еще какое-то движение, есть проекты создания новых комплексов. Например, «Сибур», «Газпром», «Лукойл» планируют реализовать проекты по созданию газохимических производств в ряде регионов России, а «ФосАгро» приступила к реализации многомиллиардного проекта строительства фактически нового завода по выпуску фосфорных удобрений на базе предприятия «Метахим» в Ленинградской области.

Если же мы берем машиностроение, металлургию, другие сферы — ничего экстраординарного я там не наблюдаю. Вообще, у людей такой сильный пессимизм, которого я не наблюдал даже в девяностые годы. Люди просто не знают, как им жить.

Выходу из этой критической ситуации, считает вице-президент общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Николай Остарков, мешает старая экономическая парадигма 60-х годов прошлого века, которой все еще болеет Россия.

В этой парадигме, в которой мыслим мы, особо подчеркнул эксперт, уже давно никто не мыслит. Но как в свое время у нас был специфический марксизм, так и сейчас у нас своя, якобы рыночная экономика. И даже высказываемые время от времени какие-то реальные решения попросту не воспринимаются, поскольку выглядят слишком экзотично для существующей системы. Даже если мы до какого-то момента шли в правильном направлении, как, например, в ситуации с ипотекой, все равно включается некая «вирусная программа», вмешивается некая «злая рука», разворачивающая все в противоположную сторону.

— Весь мир уже давно пересмотрел эту парадигму, — резюмировал Николай Остарков, — отринул все эти устаревшие каноны, по которым мы сейчас пытаемся что-то сделать, и пошел вперед семимильными шагами. Так поступили США, так поступила Япония, так поступила Европа. Все страны освоили финансовые технологии, перейдя в другую формацию, которая опирается на ипотеку, проектное и венчурное финансирование.

Самая же главная составляющая всех рванувших вперед экономик — эмиссионная накачка. Судьба же тех экономик, которые боятся, не умеют или не хотят это использовать, незавидна — выступать в качестве доноров для всех остальных.

«Россия почему-то встала именно этот ряд, и это ей, видимо, нравится», — с сожалением констатировал эксперт.

Loading...