Деньги умерших пенсионеров прикарманят НПФ

Деньги умерших пенсионеров прикарманят НПФ

30.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Граждан заманивают в негосударственные фонды снижением пенсионного возраста

В пенсионной реформе — новый крутой поворот. 30 мая «Известия» сообщили, что клиенты НПФ смогут выходить на пенсию по старым правилам — женщины с 55 лет, а мужчины с 60. Соответствующий законопроект будет внесен в Госдуму до конца мая, рассказал изданию глава комитета ГД по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

Законопроект предполагает, что право на получение негосударственной пенсии приобретают мужчины и женщины, достигшие 60 и 55 лет соответственно. При этом гражданин может установить в договоре НПО возраст выше, но не переходящий за рамки нового — 60 лет для женщин и 65 лет для мужчин.

Право на получение негосударственных выплат раньше 55 и 60 лет может быть предоставлено только определенным категориям граждан, имеющим его и по общим правилам. Речь идет, например, о северянах и так называемых списочниках. В документе уточняется, что предлагаемые нормы распространяются на договоры, заключенные с 1 января 2019 года. Закон вступит в силу после официального опубликования, и это может произойти уже в нынешнем году.

Напомним: в феврале Минфин в письме в Национальную ассоциацию негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) уже предлагал сохранить прежние возрастные границы для добровольной системы. Но речь тогда шла только о договорах, заключенных до 31 декабря 2018 года.

Сейчас эту практику распространяют на соглашения, оформленные с 2019 года. Причем, принципиальное решение явно принято. Об этом говорит и пожарный порядок внесения в Думу нового законопроекта, и позитивная реакция на него в Банке России. Там «Известиям» заявили, что в целом нормы законопроекта поддерживают.

Понятно, зачем потребовались все эти изменения: чтобы вернуть доверие населения к НПФ. Это доверие было подорвано в нулевые, когда многие негосударственные фонды испарились вместе с деньгами граждан — отчислениями в накопительную часть пенсии.

Загрузка...

По версии доктора экономических наук, главного научного сотрудника Института экономики РАН Никиты Кричевского, пенсионный возраст затем и повысили, чтобы решить «проблему-2022». К 2022 году должны были выходить на пенсию первые граждане, которые имели право на накопительную часть пенсии. И тогда бы выяснилось, что накопления исчезли: часть из них пошла на погашение долгов Парижскому клубу кредиторов в 2003 году, а часть испарилась вместе с НПФ. В результате, был бы нанесен колоссальный удар по репутации власти.

Заметим, власть и сегодня обходит молчанием вопрос: что с деньгами, которые были перечислены в НПФ раньше? Ведь отчисления на накопительную пенсию делала огромная масса населения: граждане, начиная с 1967 года рождения — а это около 40 миллионов человек.

Вместо этого кабмин упорно гнет свою линию: перезапускает накопительную пенсионную систему в формате индивидуального пенсионного капитала (ИПК). И для работы с ним снова подтягивает НПФ.

Между тем, нет никаких оснований верить в высокую доходность ИПК. Низкие темпы роста экономики России делают невозможным высокую доходность НПФ даже в теории.

Видимо, Минфин, чтобы убедить граждан довериться НПФ еще раз, решил сделать «ход конем» — оставить для клиентов фондов прежним возраст выхода на пенсию.

Нужно ли это самим россиянам — связываться с НПФ?

— Средняя продолжительность жизни мужчин в РФ составляет всего 67 лет, — отмечает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Если накопительную часть пенсии им выплачивать с 65 лет, получится следующее. Мужчина, в среднем, будет получать выплаты от НПФ два года, а затем умрет. Если за это время накопительный счет не будет полностью обнулен (ежемесячные выплаты рассчитываются из возраста дожития 19 лет, — «СП») — деньги, оставшиеся на счету, достанутся НПФ. Эти средства, напомню, не подлежат наследованию.

Такая ситуация делала для граждан вхождение в НПФ чрезвычайно непривлекательным. Поэтому решение позволить клиентам НПФ выходить на пенсию по старым правилам — вполне разумное.

«СП»: — Какая роль отводится НПФ в системе ИПК?

— В рамках ИПК, деньги на накопительную часть пенсии перечисляются в НПФ. Формально, негосударственные фонды этими средствами управляют — точнее, передают их в управляющую компанию, поскольку именно УК занимается инвестированием пенсионных накоплений. На деле, это удивительная схема, поскольку ничто не мешает направлять деньги сразу в УК — минуя НПФ.

В Америке именно так и делается. Напомню: наш индивидуальный пенсионный капитал — это перепев американской системы, которая называется 401 (К), по статье внутреннего кодекса США по налогообложению. В ней говорится, что каждый работник имеет право делать индивидуальные пенсионные накопления на добровольной основе, при этом его отчисления освобождаются от подоходного налога (в США прогрессивный подоходный налог). Эти средства идут на финансовый рынок через инвестиционные банки.

Так вот, НПФ в американском случае — всего лишь счет в банке. Работник и работодатель в Америке договариваются, кто будет управлять деньгами — у какого банка выше надежность и инвестиционный доход. Причем если человек банкротится и не может платить по кредитам, если ему нужна ипотека или дорогостоящая медпомощь, он может пенсионные отчисления у самого себя взять в кредит — без процентов.

А что происходит у нас? Российские владельцы НПФ и УК очень хорошо погрели руки на прежней накопительной системе. За какие труды НПФ в то время брали маржу — совершенно не понятно. Негосударственные фонды формально вели счета, но в действительности даже это делал за них банк, в котором НПФ обслуживались.

И вот сейчас НПФ хотят встроиться в новую систему, чтобы снова получать свою маржу, пусть законодательно ограниченную. Но зачем это работнику?!

«СП»: — 26 марта первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов на коллегии Минфина заявил, что прибавка при внедрении ИПК составит до 20% от заработной платы. Это похоже на правду?

— Как показывают расчеты, прибавка примерно соответствует темпам роста ВВП. Сегодня в России темпы роста экономики крайне низкие. Плюс, у нас крайне низкая финансовая грамотность населения. Доверие граждан к НПФ подорвано, доверия к управляющим компаниям нет вовсе. Все это, я считаю, ставит крест на высокой доходности в системе ИПК.

«СП»: — Почему новая накопительная система, которая явно не достигнет заявленных целей, настойчиво продвигается кабмином?

— Нашим бюрократам, я считаю, объективные научные концепции не нужны. Просто потому, что такие концепции не помогают карман набивать. Они объективны — то есть, находятся во всеобщих интересах, — и расходятся с частными интересами: вороватыми, узкоклановыми, специфическими по отношению к обществу.

А ведь речь идет о судьбах десятков миллионов людей. О вопросах, которые время от времени касаются каждого человека в стране. И пренебрежение интересами этих миллионов может завести ситуацию очень далеко.

Напомню, в 1932 году Гитлер совершенно законно пришел к власти — его избрали. Но немногие знают, что германский народ проголосовал за Национал-социалистическую немецкую рабочую партию (NSDAP), в том числе, из-за пенсий.

Германия в тот момент находилась в глубоком кризисе. Объем производства упал на 50%, а 40% трудоспособного населения оказались безработными. В итоге госбюджет страны рухнул.

В Германии — и тогда, и сейчас — основным принципом системы обязательного социального страхования является субсидиарная ответственность государства. В России, замечу, система выстроена аналогично. Это значит, если денег на пенсии не хватает, то доплачивает бюджет. А германскому бюджету доплачивать было нечего.

Поэтому летом 1932 года германским правительством было принято решение о сокращении в 2 раза всех видов социальных пособий: пенсий, пособий по безработице, пособий на медицинское обслуживание.

Вот Гитлер в такой ситуации и пообещал: если его изберут канцлером, он восстановит все виды пособий. Чем это закончилось — мы хорошо знаем. Гитлера избрали, и первым делом он начал бороться с безработицей. В 1933-м десятки тысяч немцев взяли в руки лопаты, принялись строить автобаны — и пособие по безработице было восстановлено.

А потом немцы принялись восстанавливать экономику (правда, военную, а не мирную), получать зарплаты, делать страховые отчисления — и получать пенсии и пособия.

В результате, фюрер получил колоссальную поддержку. Известны многочисленные случаи, когда на заседаниях ячеек Коммунистической партии Германии принималось решение о переходе ячейки в полном составе в NSDAP.

Эта история, я считаю, наглядно показывает, что перестройки в области социального страхования могут приводить даже к смене политического режима. Об этом полезно помнить и нынешним пенсионным реформаторам.

Loading...