Киев готовится атаковать Крымский мост дареными Пентагоном фрегатами

Киев готовится атаковать Крымский мост дареными Пентагоном фрегатами

30.05.2019 Выкл. Автор Алексей

С какой целью к 2023 году ВМСУ резко увеличивают численность своего офицерского состава

Передача Украине списанных в середине 1990-начале 2000 годов в резерв американских фрегатов УРО проекта Oliver Hazard Perry («Оливер Хазард Перри») может рассматриваться Россией в ближайшей перспективе, как одна из угроз для Крымского моста. Об этом в статье для официального издания Минобороны РФ «Звезда» пишет военный эксперт Александр Артамонов.

Собственно, автор в статье анализирует много вероятных оборонных вызовов для этого «наиважнейшего для России объекта». Но впервые рассматривает как реальную угрозу «темную», как он ее называет, «оборонную интригу, которую подготовила с явным прицелом на Крымский мост, уходящая администрация Петра Порошенко».

Речь идет, как уже сказано, о двух списанных фрегатах УРО ВМС США типа Oliver Hazard Perry, которые Украина рассчитывает в неизвестной перспективе получить от США в рамках американской программы «Избыточное имущество» (Excess Defense Article). О получении Киевом соответствующего предложения от Вашингтона осенью 2018 года заявлял командующий Военно-Морскими силами Украины (ВМСУ) вице-адмирал Игорь Воронченко.

Как отмечает Артамонов, применение Украиной хотя бы когда-нибудь таких относительно крупных боевых кораблей против Крымского моста будет означать «начало боевых действий с возможностью асимметричного ответа». А это — только большая война с Россией…

Но насколько вообще вероятно, что подобные фрегаты у Украины появятся? А если появятся — то когда? Эти данные, бесспорно, относятся к тем, что украинские адмиралы прячут в глубоко сейфах под грифом «Цілком таємно». Но наша редакция готова, кажется, приоткрыть завесу этой военной тайны ВМСУ.

Есть основания предполагать, что на сей раз перед нами не очередной военно-политический блеф Киева. Американские фрегаты УРО у моряков Украины появиться действительно могут. Правда — не сегодня и не завтра. И даже — не через три года. А несколько позже. Возможно — где-то к 2026-му.

Загрузка...

За то, что в Киеве и Вашингтоне проблему рассматривают серьезно, говорит один любопытный факт. С чего-то вдруг прошлым летом единственный украинский вуз, который готовит офицеров для ВМСУ, — одесская Военно-морская академия — вдруг резко увеличил набор. В 2018 году на первый курс этого учебного заведения было зачислено сразу 350 курсантов-первокурсников. При том, что годом ранее в ВМА набрано всего 64 курсанта. А в 2016-и — и вовсе лишь 53 молодых человека. Таким образом, набор разом увеличили почти в шесть-семь раз. Зачем?

Поскольку учиться на флоте принято пять лет, — понятно, что приблизительно 350 лейтенантов ВМСУ и рассчитывают получить в 2023 году. Следовательно, ровно столько первичных офицерских должностей на украинском флоте в тому времени должны быть вакантны. Откуда они возьмутся, если в боевом составе ВМСУ сегодня кораблей и катеров — кот наплакал? И лейтенантов для них ежегодно нужно — пальцев пары рук хватает, чтобы сосчитать?

За пять лет Киев построит сразу флотилию новых боевых единиц? Над этим посмеяться особенно заразительно получилось бы, полагаю, у недавнего комика, а ныне пана президента незалежной. Судоверфи Украины лежат, что называется, «на лопатках». Рассчитывать, что они что-то такое построят и именно в таком количестве, чтобы было, куда пристраивать три с лишним сотни лейтенантов, не приходится. К слову, пожар в среду на заводе «Ленинская кузня» в Киеве, где огонь серьезно повредил строящийся разведывательный корабль для ВМСУ, спущенный на воду в апреле этого года, является еще одним ярким тому подтверждением.

Военно-морские силы Украины сегодня — это единственный крупный корабль, фрегат «Гетман Сагайдачный». И несколько кораблей и судов поменьше, сроки службы которых давно уже вышли. Пять лет, пока курсанты набора 2018 года учатся, редкий из них протянет.

Реализуется, правда, еще программа по созданию новых ракетных катеров типа «Лань». Какие-то из них, видимо, украинцы все же построят к тому времени. Но даже в кадровом смысле эти катера погоды в ВМСУ делать не будут. На каждом (или — на каждой?) из «Ланей» по штату — всего три-четыре офицера.

Тогда куда в Киеве рассчитывают в 2023 году расписать этакую прорву молодых выпускников своей академии?

Вот тут-то подарки от Пентагона, видимо, и должны пригодиться. Для обслуживания только одного фрегата типа Oliver Hazard Perry требуется как минимум две сотни высококлассных специалистов-моряков. Из них — порядка полусотни офицеров и мичманов. К тому же на берегу в Одессе с помощью американцев придется создавать абсолютно новую тыловую и учебную инфраструктуру. Кто-то, видимо, пополнит морскую пехоту, спецназ в Очакове и береговые ракетно-артиллерийские войска. Вот и считайте…

Так что, скорее всего, значительная часть курсантов одесской ВМА набора 2018 года, это, так сказать, целевой набор именно для фрегатов Oliver Hazard Perry. Почему же тогда резонно предположить, что Пентагон собирается передать их Киеву не в 2023 году, а попозже? Потому, что именно на корабли этого типа курсантов в Одессе учить невозможно. Придется отправлять за океан на дополнительные курсы. И лишь еще через годик-другой планировать переход через Атлантику в Черное море. Под присмотром, понятное дело, американских инструкторов.

Если эти фрегаты в оговоренные сроки действительно появятся возле берегов Крыма, то тогда, очевидно, и российскому Черноморскому флоту в боевом планировании придется учитывать и вариант участия таких кораблей в боевых действиях в районе Крымского моста. Чего как раз не исключает и военный эксперт Артамонов.

Вопрос в том, каким образом американские фрегаты, если они войдут в Черное море под украинским флагом, смогут вообще нанести существенный ущерб Крымскому мосту?

Единственным оружием, которым Oliver Hazard Perry обладает для того, чтобы, скажем так, гипотетически, осуществить атаку, это артиллерия. В состав штатного вооружения корабля входит одна артустановка OTO Melara калибром 76 мм и один 20-мм зенитный комплекс Phalanx CIWS… Но даже 76-миллиметровый снаряд нанести мосту существенного ущерба, в принципе, не может.

Ведь что такое — надежно уничтожить любой мост? Надо подорвать хотя бы часть его железобетонных опор, а пробоины в дорожном полотне заделываются в считанные часы. Из орудий столь скромных калибров, как на стареньких американских фрегатах, повредить огромные опоры Крымского моста совершенно невозможно. А значит — рассматривать подобную угрозу можно, скорее, лишь гипотетически.

Эксперт Центра анализа стратегий и технологий Сергей Денисенцев, между тем, сомневается, что Украина вообще когда-либо получит эти корабли:

— Переговоров между Киевом и Вашингтоном на этот счет никаких не было. Имел место, скорее, информационный вброс. Мол, «неплохо было бы, вам ребята, обзавестись нашими старыми фрегатами». Потому что в самих американских ВМС все эти «Перри» уже давно вывели в резерв.

Но если рассматривать такую вероятность гипотетически, то фрегаты имеют, например, на вооружении зенитные ракеты SM-1 и противокорабельные ракеты «Гарпун». И на чисто техническом уровне их можно навести на столь крупную и контрастную радиолокационную как имост.

Правда, разрушить они его, скорей всего, не смогут. Потому что это крупное сооружение и очень долго по нему надо стрелять, чтобы урон был невосполнимый. Ну, что-то они выведут из строя. Возможно, на день нарушат сообщение — не больше.

Мне кажется, американские корабли тут просто за уши очень сильно притянуты. Почему, если Киев вдруг «переклинит» и там захотят устроить такого рода провокацию, не использовать авиацию? Или, скажем, диверсантов, замаскированных под рыболовецкую шхуну, чтобы попытаться взорвать Крымский мост в момент прохода под ним?

Вряд ли на Украине на это пойдут. Потому что масштаб проблем, которые Украина может поиметь от наших ответных действий, перекрывает все мыслимые выгоды от этой операции.

Из досье «СП»

Корабли класса Oliver Hazard Perry разработаны как океанский эскортный фрегат, способный осуществлять противолодочную и противовоздушную оборону транспортных конвоев, амфибийных соединений и противолодочных групп. Название получили в честь американского флотоводца, участника англо-американской войны 1812 года Оливера Хазарда Перри.

C 1975 по 2004 года построили 71 фрегат этого типа, двадцать из них по лицензии в Австралии, Испании и на Тайване.

Как отмечает постоянный автор портала КОРАБЕЛ.РУ Олег Кулешов, по состоянию на сегодня, ни одного корабля данного проекта в составе ВМС США уже нет: часть утилизирована, часть затоплена как мишень во время учений, часть находится в консервации и планируется к передаче дружественным странам.
На данный момент ходовые корабли американской постройки находятся только у Пакистана (1 ед.), Бахрейна (1 ед.), Польши (2 ед.), Египта (4 ед.), Турции (8 ед.).

Между тем, в командовании ВМС США недавно задумались о возможности вернуть в строй несколько фрегатов из тех, что были выведены в резерв и законсервированы. По состоянию на лето 2018 года таковых было двенадцать, но, по словам начальника военно-морских операций, адмирала Джона Ричардсона, «теоретически вернуться к службе из них могли бы семь-восемь кораблей».

Loading...