«Поворот на Восток» провалился: Россия осталась «страной-бензоколонкой»

«Поворот на Восток» провалился: Россия осталась «страной-бензоколонкой»

30.05.2019 Выкл. Автор Алексей

Москве нечего предложить странам АТР, кроме нефти и газа

Россия заняла пятое место в рейтинге стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), подготовленном базирующимся в Сиднее аналитическим центром Lowy Institute. Об этом сообщает РБК.

Наша страна с большим отрывом уступила США (84,5 баллов), Китаю (75,9), Японии (42,5) и Индии (41), опередив Южную Корею (32,7), Австралию (31,3) и Сингапур (27,9). Всего в рейтинг вошло 25 стран, последние два места в нем заняли Монголия (6,2) и Непал (4,7).

При составлении рейтинга учитывались следующие факторы: экономические показатели страны (размер экономики, уровень технологического развития и т. д.), военный потенциал (военные расходы, качество вооружения и т. д.), устойчивость (стабильность государственных институтов, уровень геополитической безопасности, запас ресурсов), дипломатический вес, а также степень экономического и военного влияния.

Самый высокий балл Россия получила в сфере устойчивости, уступив лишь США. По мнению экспертов Lowy Institute, такой результат — следствие наличия у России большого запаса природных ресурсов и масштабного ядерного арсенала. Россия, обладающая мощным Тихоокеанским флотом, стала третьей по военной мощи, уступив США КНР.

Исследование также выявило, что главной уязвимостью России является слабый уровень ее экономического сотрудничества в регионе. В списке стран с самыми развитыми экономическими связями Россия заняла 15-е место, что объясняется «недостаточно развитыми торговыми и инвестиционными связями со странами региона».

В целом, результаты заставляют задуматься, особенно на фоне громогласных деклараций наших властей о «повороте на Восток». В чем же тогда он заключается, этот поворот? В том, что мы будет гнать нефть и газ Китаю, наращивая объемы поставок? Но это типичные действия «страны-бензоколонки», как нас любят называть на Западе…

Загрузка...

— Данный рейтинг — это частное мнение сотрудников конкретного института, — убежден профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политических наук Андрей Манойло.

— В основе вычисляемых ими показателей лежит ими же самими придуманная методология, которая, разумеется, не бесспорна. Поменяйте параметры на другие — и вся линейка сдвинется, а страны поменяются местами.

Кроме того, в любых вычислениях (даже рейтингов) есть ошибки, погрешности и неточности. В этом плане хотелось бы понять, с какой степенью погрешности вычислены представленные нам параметры. На мой взгляд, рейтинг, вычисленный «экспертами», в практическом плане ничего не дает: из него напрямую не следует необходимость совершения теми или иными странами тех или иных действий. Он не дает ответа на вопрос, как действовать в трудной ситуации, как выходить из кризиса. От появления этого рейтинга в жизни перечисленных в нем стран ровным счетом ничего не изменится. И еще: исследование сотрудников австралийского института завершается не численными оценками, прогнозами, просчитанными трендами, а эмоциями: этих можно отнести к великим державам, а этим еще надо подождать — «ростом не вышли». В этом плане стоит сказать, что «великая держава» регионального масштаба (то есть только в АТР) — это уже звучит смешно.

«СП»: — И все же пятое место это достижение или провал?

— Это не хорошо и не плохо — это просто никак. Все-таки Китай и Индия — это страны, которые целиком расположены в АТР, это их «домашний регион». А Россия — евразийская держава, для которой АТР — всего лишь одна из площадок, хотя и важная в условиях «поворота на Восток». Что касается США, то они действительно динамично наращивают свое присутствие в Азии, и это отмечается всеми.

«СП»: — Почему мы не обладаем обширными экономическими связями со странами в регионе? В чем же тогда заключается пресловутый «поворот на Восток»? В том, что мы будет гнать нефть и газ Китаю, наращивая объемы поставок?

— Связи есть, но хотелось бы, чтобы они были больше. Мешает этому, прежде всего, слабость российской экономики. В условиях, когда ВВП России сравним с ВВП штата Техас или с ВВП одной из китайских провинций, сложно говорить о высокой степени заинтересованности наших соседей в экономическом сотрудничестве с нами. Надо укреплять экономику, и тогда все к нам потянутся

«СП»: — Насколько для России в целом важен этот регион? Важнее ли он, чем, скажем, та же Европа?

— Россия — евразийская держава, и для нее и западное, и восточное направление одинаково важны. Западное, конечно, важнее, потому что «коллективный Запад» был и остается чрезвычайно мощной силой. Но и АТР для нас имеет стратегическое значение, поскольку с Западом в последнее время у нас отношения напряженные. Азиатские рынки динамично растут, они очень перспективны. Но просто так Россию на них никто не пустит.

«СП»: — С какими странами и какое сотрудничество мы могли бы наладить в ближайшее время, и удастся ли нам потеснить конкурентов? Сколько понадобится времени?

— Мы открыты к сотрудничеству со всеми странами, которые уважают наш суверенитет и наше право проводить независимую ни от кого, суверенную политику. В этом плане все страны АТР нам интересны. Но отношения с ними развиваются неравномерно, есть определенные трудности в сближении даже с Китаем. В этом плане надо отметить важную интеграционную роль Восточного экономического форума, который становится площадкой для развития экономических связей, для заключения контрактов. Будем надеяться на то, что все это в скором времени приведет к существенному укреплению позиций России в АТР.

— Рейтинг основывается на усреднённом мнении экспертов, участвовавших в подготовке соответствующего доклада, — считает исполнительный директор мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— В России есть тенденция считать, что любые рейтинги, где страна не занимает ведущие позиции по положительным категориям или, наоборот, лидирует в категориях отрицательных, являются тенденциозными и отражающими русофобские позиции авторов или чей-то политический заказ. Вряд ли это так, мир не вокруг России вращается.

В целом следует признать, что, оставаясь великой державой, в экономическом отношении Россия далеко отстаёт от США и Китая. По ряду других показателей, однако, есть вопросы. Скажем, не совсем ясны основания, по которым китайская армия ставится выше российской. С другой стороны, армию Швейцарии, не воевавшую столетия, порой называют одной из ведущих армий Европы. По каким критериям — непонятно.

Что касается данного рейтинга, пятое место — не самое худшее.

Все же Япония — экономический гигант, который, даже находясь, аж с начала 1990-х годов в кризисе, остаётся гигантом. Индия — страна в значительной степени проблемная, но с огромным населением, всё более активным в деловой сфере. Принято считать Индию бедным государством. Вместе с тем если, скажем, в следующем году средний доход на душу населения в стране увеличится на 5%, то, помножив это на количество граждан Индии, мы получим колоссальную цифру. Демографический фактор всегда следует учитывать, строя даже кратковременные прогнозы по развитию государства.

«СП»: — То есть, кроме ресурсов и военной мощи нам нечем похвастаться? Но ведь это как раз то, в чем нас постоянно обвиняет Запад… Кстати, и по военной мощи мы уступаем и США, и Китаю. Будут ли сделаны выводы?

— Выводы порой получаются весьма шаблонными: необходимо увеличить финансирование таких-то и таких-то секторов, но денег нет, поэтому будем держаться на том уровне, на котором получится.

Когда российскую экономику называют ресурсной и указывают на военный потенциал как один из ключевых факторов, по которым страна стабильно присутствует в списке великих держав, это вовсе не обязательно попытка как-то принизить Россию. Это вполне нейтральная оценка. Точно так же, как и призывы первых лиц государства развивать обрабатывающие сферы промышленности вовсе не обязательно приводят к реальному развитию, тем более скорому, соответствующих секторов экономики.

Положительная тенденция в развитии России, которую не всегда замечают, — это повышение уровня безопасности и развитие или модернизация базовой инфраструктуры. Сравнивая по этим показателем Россию с воображаемой «нормальной страной», конечно, находят в крупных российских городах массу изъянов. Но, имея мало-мальский реальный опыт сравнения, особенно с постсоветским пространством, мнение можно серьёзно изменить. Впрочем, правильнее сравнивать Россию не с гипотетическими «странами в вакууме», но с самой собой, скажем, двадцатилетней давности. Контраст разительный.

«СП»: — В чем же тогда заключается пресловутый «поворот на Восток»? В увеличении экспорта нефти и газа?

— Значительная часть поступлений в российский бюджет действительно идёт за счёт экспорта углеводородов, причём экспортирует страна их не туда, куда сегодня с утра решили, а туда, где есть спрос. За европейские рынки, как мы видим, приходится биться, причём с гораздо более сильным противником. Как ни странно, биться получается весьма успешно.

Что же до «поворота на Восток», то здесь есть два соображения. Во-первых, как писал Вадим Цымбурский, исторически Россия всегда «поворачивается на Восток» всякий раз, когда её стремления влиться в объединённую Европу терпят провал. Во-вторых, исходя из ряда соображений не последних американских аналитиков, того же Збигнева Бжезинского (который знаменит далеко не только своей «Великой шахматной доской»), в ближайшие десятилетия центр мирового экономического роста сместится в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. В этом смысле Россия не изобретает велосипед для поездки по особому пути, а вполне себе движется в русле общемировых трендов.

«СП»: — Главная уязвимость России — слабый уровень ее экономического сотрудничества в регионе. Почему?

— Обычно считается, к сожалению, справедливо, что уязвимостью России является низкое качество управленческих элит. Слабый уровень экономического сотрудничества со странами региона, как представляется, сравнительно лёгкий и вполне устранимый тип уязвимости.

Loading...