«Колхозная мамаша» Пельтцер заставляла зрителей рыдать, даже когда у нее была роль без слов

«Колхозная мамаша» Пельтцер заставляла зрителей рыдать, даже когда у нее была роль без слов

06.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Актриса Татьяна Пельтцер прожила яркую жизнь: были страстная любовь к театру, ранний творческий путь, череда неудач и признание «спустя десятилетия». Ни брак, ни увольнения — все это не помешало актрисе осуществить свою мечту и неистово играть на сцене — до конца своей жизни. Роль в «Иване Бровкине» сделала ее образ узнаваемым и всенародно любимым. Актрису, с ее же легкой руки, прозвали «колхозной мамашей». Зрители ее обожали. А когда она выходила на сцену, играя роль без слов, зал рыдал.

Свою первую роль Татьяна Пельтцер сыграла в 9 лет в спектакле «Камо грядеши» в Екатеринославе. Во второй раз она появилась в «Дворянском гнезде». И получила за это первый гонорар.

Уволили за профнепригодность
Позже в интервью актриса признавалась, что именно ее отец, немец по происхождению, привил ей необычайную и страстную любовь к театру.

В 1923 году Татьяна Пельтцер попала в труппу Театра Московского губернского совета профсоюзов. Правда, поработала она там совсем недолго, ее уволили, заявив, что она «профнепригодна».

После этого Пельтцер вышла замуж за немецкого философа, долгое время жила в Берлине и старательно трудилась машинисткой.

Однако спустя несколько лет она вернулась в СССР. До сих пор точно неизвестно: то ли актриса так соскучилась по родине, то ли была интрижка на стороне, как утверждали злые языки.

Стала всеми любимой в 49 лет
Впрочем, приехав в Москву, актриса сразу поняла: здесь ее не ждут и публика пока не готова ей рукоплескать. Не привыкшая опускать руки, Пельтцер тут же развернулась и умчалась в Ярославль. Там она не стеснялась даже самых маленьких и проходных ролей.

Загрузка...

Ее запала на провинциальной сцене хватило на год. После чего она снова вернулась в столицу. И тут — удача. Открывается новый Театр миниатюр. И там ей достаются удачные и фактурные образы: управдомы, молочницы, няньки. На сцене вместе с ней играют Рина Зеленая и Мария Миронова.

Затем был Театр сатиры, где она сыграла в постановке «Свадьба с приданым» старуху Лукерью. Образ старушки, которая не прочь пропустить стаканчик-другой, зрителю пришелся по душе. Так она стала всенародной любимицей — в 49 лет.

Татьяна Пельтцер отдавала театру всю себя. Характерные и сильные образы дали Пельтцер возможность быть прямолинейной, не боясь осуждения со стороны.

Актриса создавала на экране близкие всем и понятные образы. После выхода на экраны «Солдат Иван Бровкин» Пельтцер тут же получила новое «звание» — мать русского бойца или, проще, «колхозная мамаша». И кстати, уже для второй части этого фильма роль матери Бровкина была переписана в таком свете, чтобы стать одной из центральных в повествовании.

«Когда человек ничего не умеет, он сразу лезет в режиссуру»
Видимо, характерные и сильные образы, а еще и возраст, в котором можно не изображать трогательную невинность, дали Пельтцер возможность быть прямолинейной, не боясь осуждения со стороны. Коллеги по сцене не всегда были в восторге от высказываний и критики Пельтцер, но той было будто бы все равно. Яркие и хлесткие фразы ее стали уже крылатыми.

Так, например, когда пришел молодой режиссер Марк Захаров, актриса тут же заявила: «Ну что это такое! Когда человек ничего не умеет, он сразу лезет в режиссуру». Постановка, которую ставил Захаров, — «Доходное место», — вышла удачной. А актриса потом играла у Захарова во всех его постановках в Театре сатиры.

«Мечты всегда сбываются. Только порой они сбываются не так, как хочется, — частенько говорила актриса. — Но с этим уже ничего не поделаешь». И эта ее фраза тоже стала афоризмом.

Пельтцер вообще прекрасно демонстрировала безупречный комедийный стиль. И именно это и стало ее визитной карточкой, и за это ее любили режиссеры.

Роли без реплик и овации «старой еврейке»
В 73 года Пельтцер уходит в «Ленком» — следом за Марком Захаровым.

«Марк Анатольевич, я буду играть у вас все, что скажете», — сказала она ему тогда. Несмотря на почтенный возраст и вспыльчивость актрисы, молодой режиссер был без ума от Пельтцер.

Роль в «Поминальной молитве» была вообще без слов. Старую еврейку Берту выводил под руку ее сын, которого играл Александр Абдулов.

Когда ее здоровье стало ухудшаться, актриса все равно продолжала играть. Она не могла запоминать длинные фразы, память подводила. Тогда ей давали короткие реплики. А когда она стала забывать и их, коллеги по сцене тут же подсказывали — прямо по ходу спектакля.

Роль в «Поминальной молитве» была вообще без слов. Старую еврейку Берту выводил под руку ее сын, которого играл Александр Абдулов. Зал встречал актрису долгими овациями, стоя. Многие не могли сдержать слез. Зрители ее обожали.

Loading...