Так глупо, как в России, пенсионную реформу никто не проводил

Так глупо, как в России, пенсионную реформу никто не проводил

06.06.2019 Выкл. Автор Алексей

За последние 15 лет правила начисления пенсий менялись в стране шесть (!) раз

Кремль и Белый дом (на Краснопресненской набережной) предпочитают быть вне публичных обсуждений о ходе пенсионной реформе. Для власти самый больной общественный вопрос является решеным и отмене не подлежит. Оно и понятно: любая реплика министра о пользе повышения пенсионного возраста (для здоровья и кошелька) сразу же становится мэмом и остро высмеивается.

Опыт пенсионных преобразований в других странах показывает, что неумные решения чиновников дорого обходятся национальным экономикам. Если палку перегнуть, она, как известно, сломается — так и здесь: забастовки и протесты способны перечеркнуть выгоду ПФ от повышения пенсионного возраста.

В частности, в международной научной литературе по социологии обобщены и тщательно проанализированы плюсы и минусы пенсионных реформ в Чили, Уругвае, Бразилии, Иордании, Китае, Венгрии, Чешской Республике, Испании и т. д.

В этом списке Россия стоит особнячком, как страна, кабмин которой «постарался» максимально дезориентировать и настроить против себя граждан. Все, что сделано чиновниками в этом плане, напоминает танцы слона в посудной лавке. Правительство РФ за последние 16 лет шесть (!) раз меняло условия страхования пенсий.

С точки зрения очевидной логики, это все равно, что переписывать правила игры во время матча. В этих условиях просто невозможно подготовиться к старости, поскольку не ясно, какая очередная «гениальная идея» посетит правительственных чиновников.

Начнем с того, что в период с 1995 по 2011 годы начисление пенсий являло собой запутанную систему из социальных, страховых и накопительных формул, неподдающихся пониманию большинству граждан. Виновата в этом была власть, которая непреднамеренно или умышленно не обеспечила после приватизации сохранность архивов предприятий.

Загрузка...

Между тем, из-за этого бардака было подорвано доверие к пенсионной системе. Работники не видели смысла в «белых» зарплатах, поскольку не верили, что лет через двадцать-тридцать сведения об отчислениях сохранятся в полном порядке.

В 2005 году правительство РФ исключило граждан, родившихся до 1967 годах, из накопительной части пенсионной схемы. Это деление народа на «до» и «после» окончательно ввело в заблуждение относительно людей в возрасте 38 лет и старше, которые решили, что на пенсию они пойдут по «советской формуле».

В 2010 году в нашей стране стартовала очередная пенсионная реформа: было введено на индивидуальной основе софинансирование добровольных взносов граждан по принципу «один к одному». На экранах телевизоров надоедливо крутилась реклама ПФР — «принеси деньги, и мы припишем столько же на вашем пенсионном счете». Авторы этой «гениальной» идеи, видимо, окончательно оторвались от реальности. После трехкратной девальвации 1998 года, а потом скачка «бакса» еще на 10 «рубликов» в 2000—2002 годах, мало кто из россиян верил, что Минфин РФ и ЦБ РФ удержат курс рубля на отметке 30 «деревянных» за доллар. Прошедшие годы показали, что правы были те, кто предпочел «зеленый» выписке из ПФР.

После 2014 года началась очередная пенсионная реформа. Накопительная часть пенсий заморозилась, и примерно в это же время ввелась «балльная система», которая была встречена в штыки. Стало понятно: все, что в советское время граждане отчисляли в солидарный ПФ, а также в лихие 90-е, правительство РФ забыло, как страшный сон.

И старшему научному сотруднику с окладом 320 рублей (плюс 190 рублей за НИОКР) и дворнику с зарплатой 90 рублей (в периоде до 1991 года) начислили одинаковую базу — чуть меньше 5 тысяч рублей. К ней обещали прибавить накопленные баллы, расчет которых до сих пор подвергается сомнению. И то, если официальный стаж составит не менее 15 лет, а количество баллов превысит 30 (после 2024 года).

В 2016 году произошли еще одни принципиальные изменения, по своей значимости сопоставимые с полноценной пенсионной реформой. Мужчинам 60+ и женщинам 55+ стали отказывать в пенсиях из-за недоказанного стажа и/или нехватки баллов. Несчастным старикам, которым не повезло на стыке эпох, «прописали минималку» на 5 лет позже пенсионного возраста. Таких людей было мало, хотя уже тогда было ясно, что их количество будет расти в прогрессии.

В 2018 году буквально сразу после выборов президента в разгар ЧМ-18 стартовала шестая (!) за неполные пятнадцать лет пенсионная реформа. На этот раз подняли пенсионный возраст на 5 лет. Тем, кто не уложится в «прокрустово ложе» ПФР по стажу и баллам, минимальная пенсия будет «светить» в 70 лет (мужчинам) в 65 лет (женщинам).

Еще одной очевидной глупостью «реформатов» является, к слову, неравномерный график повышения пенсионного возраста. Те, кто рождены в 1959 году, выйдут на пенсию спустя полгода, а те, кто появились на свет, к примеру, в 1961 году, уже на 3 года позже. Другим, чуть-чуть моложе, придется жать пенсии 5 лет.

Такое количество экспериментов над людьми, безусловно, не способствует росту авторитета правительства РФ, как органа, способного адекватно решать социальные проблемы. Между тем, опыт американских и европейских пенсионных реформ показывает, что отчисления в ПФ увеличиваются параллельно с ростом доверия к национальным системам страхования старости.

Другого расклада просто не бывает, поскольку здесь важен фактор добровольности отчислений. Движение за «белые» зарплаты и вносы в ПФ должно идти снизу, так как трудовые отношения невозможно тотально контролировать. Об этом написал профессор д-р Хельмут Вагнер (Хагенского университет, ФРГ), один из крупнейших авторитетов по страхованию старости, в работе «Пенсионные реформы в новых странах ЕС».

«Пенсионная реформа терпит неудачу, если она не отражает предпочтений общества той или иной страны и не вызывает доверия ее граждан», отмечает Вагнер. Иначе ПФ по-прежнему будут пусты, а пенсии минимальны, несмотря на более поздний выход на «заслуженный отдых». В целом в мире успешны были те преобразования страхования старости, в которых правила игры не менялись в сравнительно долгом периоде. Речь идет о десятилетиях стабильности и прозрачности.

В связи с этим можно сделать простой вывод: кабинет министров Медведева вообще не понимает, что такое репутация национальной финансовой системы. Её нужно заслужить честным отношениям к людям, а не прикрываться разговорами о вреде западных санкций.

И в самом деле, если посмотреть на итоги шести пенсионных реформ, в том числе до 2014 года, становится очевидным, что они не привели к какому-либо сокращению дефицита ПФР. Он как был существенно выше 3% ВВП, так и остался.

Опыт других стран также показывает, что чем позже случится социальный отклик на непопулярные преобразования, тем слабее политические издержки. А в России рубили сплеча: повышать пенсионный возраст начали буквально через считанные месяцы после принятия соответствующих законов. «Дальновидные управленцы люди так не поступают», напрашивается фраза из обзора «Международные пенсионные системы. Общемировой обзор фактов и цифр. Обсуждение вопросов социальной защиты». Его составили авторитетные эксперты Монтсеррат Палларес-Мираллес, Каролина Ромеро, Эдвард Уайтхаус.

С одной стороны, такая поспешность свидетельствует о спонтанности принятых решений, с другой — об истерике, которая царит в самых высоких кабинетах. Казалось бы, чего проще: объявить о повышении пенсионного возраста лет этак через 10−15 и придерживаться уже введенной балльной системы. К этому сроку станет ясно: увеличится ли в реальности продолжительность жизни россиян. После чего, глядишь, и доверие к ПФР появится, и люди перестроятся. Нет, кабинет Медведева устраивает бешеные гонки там, где скорость должна быть минимальной. Видимо, очень денег хочется.

Loading...