Цена реформ: Бизнес в России исчезает на глазах

Цена реформ: Бизнес в России исчезает на глазах

07.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Пока министры обещают стимулировать деловую активность, предприятия закрываются в два раза быстрее

Глава министерства финансов Антон Силуанов, выступая в рамках Петербургского экономического форума (ПМЭФ), заявил, что в стабильности без роста доходов населения нет смысла, поэтому главная задача правительства — стимулировать экономическую активность бизнеса, чтобы в итоге росли заработки всего населения. На эту же цель, по его словам, направлены и нацпроекты.

«Я не соглашусь с тезисом о том, что мы ставим приоритет стабильности над ростом. Какой смысл в стабильности, когда в действительности нам нужно создавать новые рабочие места, нам нужен рост экономики, рост доходов населения. Поэтому обеспечить рост доходов населения без новых предприятий, без новых производств это невозможно. Задача правительства как раз заключается в том, чтобы подстимулировать, подстегнуть экономическую активность бизнеса», — сказал он.

Впрочем, на практике это стимулирование проходит весьма странно. Во всяком случае, результаты оно приносит прямо противоположные. По результатам исследования аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, опубликованного в начале июня, в прошлом году в России ликвидировали в два раза больше компаний, чем открыли новых. Эксперты связывают это как с техническими причинами, так и с проблемами в деловом климате и убыточностью бизнеса в целом.

В исследовании говорится, что в прошлом году в стране было открыто более 290 тысяч новых предприятий, но, в то же время, прекратили свою деятельность свыше 600 тысяч компаний. Лишь в пяти регионах РФ новые предприятия превысили ликвидированные.

Больше всего компаний открылось в Республике Крым — более 1700. Закрылось, правда, почти столько же — свыше 1600 компаний. Также число новых компаний оказалось выше закрытых в Севастополе. Эксперты связали такую статистику с выполнением федеральной целевой программы по развитию полуострова, которая предполагает создание индустриальных парков и свободной экономической зоны.

Что касается прироста, самый большой показатель зафиксирован в Ингушетии: там открылось 615 предприятий, а закрылось 384. На втором месте по приросту компаний — Чечня (657 против 594). Последний «плюсовой» регион — это Чукотский АО, но там открыта была 31 компания, а ликвидированы — 30.

Загрузка...

«Лидером» нижней половины рейтинга оказалась Калининградская область, где на 7 тысяч закрытых предприятий пришлось всего полторы тысячи новых. Ситуацию не помогла исправить даже особая экономическая зона, действующая в регионе.

Тренд на закрытие бизнеса эксперты объясняют комплексом причин — «отсутствием улучшения делового климата на фоне снижения покупательской способности населения и проблем с налоговым администрированием и налогами в целом». Проще говоря, налоговая нагрузка становится все выше, а вот денег у населения, напротив, становится меньше.

«Главные сложности, с которыми сталкиваются компании, — это высокая кредитная ставка, ограничивающая доступ к финансовым ресурсам, отсутствие необходимых навыков ведения бизнеса, кадровый дефицит, а также затрудненный доступ к рынкам сбыта и, зачастую, отсутствие информации о тех мерах поддержки, которые предлагает тот или иной регион», — считает председатель совета директоров FinExpertiza Елена Трубникова.

Проблемы в деловой сфере в ходе ПМЭФ затронул и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. У Алексея Леонидовича вообще достаточно пессимистичный взгляд на состояние экономики. В частности, он выразил сомнение в том, что в ближайшие годы удастся превысить темпы рост ВВП в 2%, при том, что целевой показатель — выше 3%.

Что касается деловой сферы, Кудрин посетовал на отток инвестиций, который только с начала этого года до настоящего момента составил 40 миллиардов долларов, что в два раза больше, чем в прошлом. По мнению главы Счетной палаты, шоком для российской экономики стал арест основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви.

Этот инцидент, по мнению Кудрина, продемонстрировал, что в России «нет стабильных правил, нет справедливости в контроле, справедливости в арбитраже по проблемным спорам». По данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова, более половины российских бизнесменов не доверяют судебной системе, а две трети считают ее не независимой и необъективной. 70% опрошенных бизнесменов считают ведение бизнеса в России небезопасным.

Сейчас правительство готовит проект так называемой регуляторной гильотины, которая должна сократить количество препятствий для бизнеса и улучшить деловую активность в стране. Также ведется работа над принятием закона «О защите и поощрении капиталовложений и развитии инвестиционной деятельности в Российской Федерации».

Однако, как считает экономист, ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников, несмотря на многочисленные обещания, реальная работа по улучшению делового климата продвигается крайне медленно. Во многом с этим и связаны печальные результаты бизнеса — предприниматели взяли паузу, пока ситуация с новыми правилами игры не прояснится.

— Если сравнить ситуацию по первому кварталу этого года с прошлым, открылось на 26% меньше новых компаний. Число зарегистрированных ИП по сравнению с прошлым годом уменьшилась в полтора раза.

Причина понятна — это застой в улучшении деловой среды. Все инициативы, которые были объявлены, не завершились пока даже законопроектами, прошедшими первое чтение.

Исключение составили только некоторые детали по совершенствованию механизма госзакупок, а также проект по специальному инвестиционному контракту, который прошел первое чтение. Но этого недостаточно, чтобы переломить настроения отечественного бизнеса и тем более для того, чтобы растопить холодок сниженных ожиданий.

Тем более что опыт инвестиционных контрактов хоть и успешный, но — весьма локальный. С 2015 года таких контрактов было заключено 33, а общий объем инвестиций едва превысил 400 млрд. рублей. Этого мало, чтобы достичь национальной цели по оживлению инвестиций и ускорению экономического роста.

ПМЭФ — это своего рода реперная точка, после которой ожидания либо начнут теплеть, либо опять бизнес возьмет продолжительную паузу — до тех пор, пока не увидит реальных результатов деятельности правительства по созданию новых правил игры всерьез и надолго.

Все, что мы сегодня увидели на этой панели, по сути, было просто обменом мнениями между участниками. По ее итогам бизнесу крайне трудно сделать какие-то выводы. На самом деле приоритет стабильности не противоречит приоритету экономического роста. Напротив, чем более стабильны макрофинансовые условия, тем больше шансов начать разгон. Другое дело, что действий для этого разгона пока не видно.

Кудрин в этом плане был более реалистичен, когда сказал, что вообще не верит в планы достичь темпов роста выше 3% при нынешнем темпе структурных реформ. Именно эти реформы должны превратить нынешний резко континентальный деловой климат в благоприятный для бизнеса. Поэтому пока деловые круги застыли в режиме ожидания.

«СП»: — А чего именно они ждут?

— Например, анонсирование закона о защите капиталовложений, который, правда, еще не прошел обсуждение правительства. Эти ожидания еще остаются, так как завтра на пленарном заседании выступает Владимир Путин. От него инвесторы ждут четких разъяснений по тому, что будет делаться и в какие сроки.

Президент должен сказать, когда примерно начнут принимать конкретные законодательные акты для создания этой стимулирующей деловой среды. Понятно, что это больше история 2020 года, но и 2019-й пока не совсем потерян, и еще можно начать разгон. Возможно, завтра президент как-то укрепит надежды бизнеса.

Кроме того, есть ожидания по корректировке самих национальных проектов. Бюджетный процесс этого года сопряжен с формированием параметров следующей финансовой трехлетки. А это значит, что мы должны будем принимать бюджет нацпроектов. Наверняка не обойдется без уточнений, дополнений, и понимание того, какие расходы планируются и как вообще встраиваться в планы правительства, тоже очень важно для бизнеса.

Поэтому в деловой сфере и возникла пауза. С одной стороны, правительство вроде что-то делает, с другой — сроки этих решений постоянно откладываются и размываются. А поскольку капитал должен все время работать, он стремится туда, где уже сформированы благоприятные условия, то есть за границу.

С начала года утекло уже порядка 40 миллиарда долларов. Это лишнее предупреждение о том, что период раскачки затянулся. Самое позднее к сентябрю необходимые решения должны быть приняты, если мы хотим увидеть их результаты хотя бы к началу 2020 года.

«СП»: — С чем связана эта медлительность? Ведь правительство говорит о создании этой благоприятной деловой среды каждый год.

— Во-первых, долгие годы мы были сильно расслаблены. Даже в прошлом году, на самом деле, у нас были достаточно комфортные внешнеэкономические условия в связи с ценами на сырье и другими факторами. Вклад чистого экспорта в ВВП вырос вдвое, и это немного расхолодило все наши регуляторы.

Но теперь эта «лафа» закончилась, и в первом квартале мы получили рост всего в полпроцента, что было холодным душем. Стало ясно, что если и дальше продолжать создание благоприятных условий для деловой активности такими темпами, то этот год мы закончим с 1% роста ВВП или еще ниже.

Второй момент в том, что эти задачи более сложные и комплексные, чем те, которые решались ранее, поэтому и риски гораздо выше. Скажем, законопроект о защите капиталовложений предполагает, что по каждому проекту будет набор индивидуальных опций для инвесторов. Но сразу возникает вопрос, не разрушит ли эта индивидуализация общее конкурентное пространство? Тем более что в нашей экономики и так острый дефицит конкуренции и около 50% ВВП создается в государственном секторе.

«СП»: — Алексей Кудрин считает, что дело Майкла Калви стало шоком для нашей экономики и бизнеса. Так ли это?

— Это стало холодным душем и для инвесторов. Потому что с одной стороны, российские власти говорят много хорошего и интересного, а с другой — совершенно рядовой коммерческий спор, место разрешения которого — арбитраж, приводит инвестора с серьезной международной репутацией и многими успешными проектами в нашей стране, к аресту.

Естественно, это вызывает огромные опасения инвесторов, которые не понимают, на что им ориентироваться — на слова властей или на реальную практику правоохранителей. Сложно сказать, насколько фактор Калви сказался на падении инвестиций, но свою лепту он, безусловно, внес.

Этот эпизод высветил скапливающееся низкое доверие бизнеса к тому, что провозглашают власти. Причем он утяжелил чашу весов в пользу того, что не стоит вообще вести дела в нашей стране. И даже если завтра Калви отпустят, и он приедет на ПМЭФ, вряд ли это изменит ситуацию с этими условными весами. Да, все порадуются, и это будет прочитано, как жест доброй воли со стороны властей в отношении делового климата.

Но бизнес больше будет ориентироваться на принятие соответствующих законопроектов, в первую очередь, на содержание закона о защите и поощрении капиталовложений.

Loading...