Биологический кордон: Заражённых мигрантов перестанут пускать в Россию

Биологический кордон: Заражённых мигрантов перестанут пускать в Россию

09.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Вклад в грамотное обустройство миграции в нашей стране решил внести Роспотребнадзор

Российское санитарно-эпидемиологическое ведомство пришло к выводу, что пора нашей стране прекращать быть «проходным двором». И подготовило поправки к закону о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. Ради этого самого благополучия, как пояснили в своём документе специалисты Роспотребнадзора, важно перестать пускать в страну иностранцев, заражённых различными инфекциями, включая сифилис, туберкулёз и ВИЧ.

Что тут скажешь? Очень, очень нетолерантное предложение! Которое мы в свою очередь всячески одобряем и поддерживаем.

Вход – по состоянию здоровья

Вообще, убеждение, что представители любой национальности имеют право въезжать в любую страну по своему хотению, является отличительной чертой сторонников глобализации. В их представлении весь мир – большая деревня, а стало быть, нет никаких оснований запрещать селянам бродить из одного конца в другой по различным делам и надобностям, а то и вовсе без них.

В реальности картинка немного другая. В этом быстро убедится любой, кто захочет въехать на ПМЖ, к примеру, в Израиль, Соединенные Штаты, Германию, Швейцарию, Францию. Россия – немного иное дело. Как раз тут мечты левых активистов довольно долго пытались осуществлять на практике.

Показательный пример: до 2014 года граждане Таджикистана ездили к нам по своим внутренним паспортам. С юридической точки зрения было не совсем ясно, то ли среднеазиатская республика является 86-м по счету субъектом Российской Федерации, то ли Россия превратилась в западную окраину Таджикистана… Конец бардаку положил Владимир Путин, потребовавший, чтобы к 2015 году все иностранцы, прибывающие на территорию страны, имели загранпаспорта или другие документы международного образца (дипломатический паспорт или паспорт моряка).

Загрузка...

Право пускать на свою территорию одних людей и отказывать другим – один из главных атрибутов самостоятельного государства. Чем меньше у страны суверенитета, тем слабее её контроль над собственными границами. Возьмём, скажем, Канаду или Австралию. С виду – государства приличные и самостийные, однако не пустить на свою территорию британца (если, конечно, тот не находится в международном розыске) они банально не могут. Поскольку как были колониями Её Величества, так и остались – в реальности, конечно, а не на бумаге. Представить же себе Украину или Мексику, отказывающую во въезде гражданину США, и вовсе невозможно. Это разные весовые категории.

Россия в этом отношении давно не колония, но и до полного контроля над тем, кто и зачем пересекает наши границы, пока ещё далеко. Роспотребнадзор предлагает улучшить ситуацию в сфере, которая непосредственно относится к его компетенции. В частности, ведомство выступает за создание государственной базы данных, где будет храниться информация о прививках, сделанных каждым из мигрантов, и инфекционных заболеваниях, которыми те болели. Также в базу пойдут сведения о медосмотрах, результатах гигиенической подготовки и аттестации соискателей, о применении к ним мер санитарно-карантинного контроля и тем более – о депортациях в связи с заболеваниями, если таковые имели место в прошлом.

В целом на выходе должен получиться своего рода биологический паспорт, содержащий как сведения чисто медицинского плана, так и данные о законопослушности мигранта.

Доступ к этой базе должны будут иметь, во-первых, сам Роспотребнадзор, а во-вторых – МВД, сотрудники которого в настоящее время контролируют миграционные потоки вместо упразднённой три года назад Федеральной миграционной службы. Если у желающего работать в России иностранца не окажется нужных прививок или же выяснится, что человек страдает опасными заболеваниями, – ему откажут во въезде.

К вопросу о резонах

Кто-то тем не менее задумается: стоит ли овчинка выделки? В смысле так ли уж необходим контроль за здоровьем мигрантов, чтобы создавать для этого целую систему сбора и хранения информации? И не превратится ли это начинание в очередную кормушку для российской бюрократии?

Угроза, которую представляют в медицинском плане трудовые мигранты, вполне реальна. По статистике, в 2015 году 3,8% приехавших в Россию гастарбайтеров были инфицированы туберкулёзом, в 2016-м – 3,6%, а в 2017-м таковых насчитали 3,5%. Вроде и небольшой процент, в связи с чем некоторые комментаторы заявляют, что проблема незначительна. Однако сторонники такого подхода предпочитают не упоминать, что речь идёт не о сотнях и даже не о тысячах иностранцев, а о миллионах въезжающих. Три процента от миллиона – это 30 тысяч носителей инфекции. Россию же, по разным оценкам, ежегодно посещают от трёх до десяти миллионов трудовых мигрантов. Некоторые из них работают водителями общественного транспорта, другие – устраиваются в заведения общепита, третьи просто метут улицы в людных местах.

Можно встретить и утверждения, что доля ВИЧ-инфицированных иностранцев относительно невелика в сравнении с числом россиян, поражённых той же инфекцией. Однако, по данным Роспотребнадзора, с 2007 года в ходе обследований вирус иммунодефицита был выявлен у 21 тысячи трудовых мигрантов.

При этом даже авторы исследований, написанных в защиту мигрантов, признают, что составить ясную картину того, что на самом деле происходит в их среде, крайне сложно. Причин тому несколько. Люди, приехавшие к нам работать, как правило, не сидят на одном месте: они активно перемещаются как внутри страны, так и за её пределы. Кроме того, многие сознательно скрывают информацию о своих заболеваниях и избегают обследований. Дело в том, что по действующим в России законам иностранцы – носители ВИЧ (за редким исключением) подлежат депортации с последующим запретом на въезд в страну. И им об этом прекрасно известно.

Несостоятельность утверждений, что гастарбайтеры никак не влияют на распространение инфекций в России, доказывают и вирусологические исследования. Так, в 2016 году российские учёные открыли новый штамм ВИЧ-инфекции – A63. По мнению вирусологов, он возник в результате гибридизации типично российских штаммов и господствующего в Средней Азии штамма AG.

Перезаразив огромное количество людей, в том числе в Москве, он смешался с нашим главным российским A1, и появился новый вирус A63, который гораздо опаснее родителей,– пояснял суть произошедшего заведующий лабораторией иммунохимии Института вирусологии им. Д. И. Ивановского доктор биологических наук Эдуард Карамов.

Предложение Роспотребнадзора лежит в той же плоскости, что и новая политика Минздрава по поводу диспансеризации. Не допускать проблемы – проще и дешевле, чем потом с ней бороться.

Кто платить будет?

Отдельный важный вопрос, однако, заключается в том, чтобы финансирование инициативы было организовано по уму. Особого разнообразия вариантов тут не наблюдается: можно повесить очередной проект на федеральный бюджет (гирькой больше, гирькой меньше), а можно пустить на самоокупаемость. Несколько лет назад, во времена расцвета ФМС, наиболее вероятным был бы первый вариант; теперь же скорее можно поставить на второй. Россия, хоть и не так быстро, как хотелось бы, избавляется от амплуа доброй бабушки для заграниц – далеких и не очень – и переходит к стандартной манере общения с иностранцами.

Так, в 2016 году Москва сократила расходы на депортацию нелегальных мигрантов с 400 до 100 миллионов в год. В соответствии с международными договорами (например, по соглашению о реадмиссии с Кыргызстаном от 2012 года), наша страна обязана полностью оплачивать все процедуры по депортации нелегалов. Формально Москва и не отказывалась от своих обязательств, но сокращение финансирования в четыре раза создало в пунктах временного содержания мигрантов такие очереди, что незаконопослушные гости начали массово покупать билеты за свой счет, лишь бы побыстрее вернуться на родину. Примерно в таком же формате система продолжает работать и по сей день: мигранты, у которых есть деньги, покупают билеты сами, а совсем бедные (или очень жадные) сидят и ждут своей очереди.

Вообще, создание системы учёта мигрантов плавно подводит ситуацию к введению депортационных сборов. Суть её проста: при въезде в страну по рабочей визе иностранец вносит депозит, равный, скажем, двум тысячам долларов. Если позднее он покидает Россию в установленный срок, без приключений и заплатив налоги – ему эти деньги возвращаются. Если же задерживается дольше разрешённого, совершает правонарушения или, например, подкидывает жену на последнем сроке беременности к дверям московского роддома – деньги с полным правом уходят в пользу государства.

Сумма сбора должна быть достаточно крупной по двум причинам. Во-первых, чтобы мигрант не мог махнуть на неё рукой – мол, мелочь, ещё заработаю. Во-вторых, её должно хватить как на покрытие возможных издержек российского государства (те же роды, скажем, процедура довольно затратная), так и на выплату премий силовикам, которые в случае необходимости будут ловить нарушителя и выпроваживать восвояси.

В 2013 году с похожей инициативой выступали депутаты Госдумы Алексей Журавлёв и Сергей Жигарев. Разработанные ими поправки к федеральным законам «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» и «О правовом положении иностранных граждан в РФ» предполагали, что трудовые мигранты при въезде должны будут покупать векселя на 30 тысяч рублей, а при выезде сдавать их пограничникам, получая назад ранее уплаченные деньги. Однако времена тогда были сытые, а потому не в меру добродушные, и предложение не получило должной поддержки. Теперь же многое изменилось, поэтому не исключено, что в ближайшем будущем мы увидим реинкарнацию этой идеи в том или ином виде.

Loading...