Пенсионная реформа готовит для нищих стариков автомат

Пенсионная реформа готовит для нищих стариков автомат

11.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Чтобы победить бедность, ПФР намерен внедрить по всей стране крайне спорную новацию

Пенсионный фонд России (ПФР) планирует запустить автоматическую технологию выявления граждан, живущих за чертой бедности. В тестовом режиме она будет апробирована в 8 регионах России: Кабардино-Балкарии, Татарстане и Приморском крае, а также Ивановской, Липецкой, Нижегородской, Новгородской и Томской областях.

Не раскрывая абсолютно никаких технических подробностей анонсированной системы автоматического определения бедных, руководитель Пенсионного фонда Антон Дроздов подчеркнул, что она преследует сразу две стратегические цели. Во-первых, с ее помощью планируется повысить уровень реальных доходов граждан (стремительно падающих уже пять лет кряду). Во-вторых, этот механизм должен помочь снизить уровень бедности в стране в два раза (что, как известно, в теории полностью соответствует поставленной президентом России в последних «майских указах» задаче).

«По сути, мы такая информационная база для регионов и Минтруда для реализации этой программы. И помощь Росстату, конечно», — заявил Антон Дроздов, добавив, что в случае успеха эксперимента автоматическую систему по определению бедных распространят на всю страну.

Обсуждая с корреспондентом «СП» эту новость, проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов отметил, что чисто технически такая возможность у ПФР имеется.

— Достаточно полные сведения обо всех, кто работает, и с чьих зарплат отчисляются взносы, в информационные системы ПФР, естественно, поступают. И рассчитать размер зарплаты, исходя из этих уплаченных взносов, не составит труда. Далее на базе ПФР реально подготовить реестр, который должен собирать информацию обо всех социальных выплатах, как региональных, так и федеральных. В принципе, «загнать» в эту систему конкретного гражданина не слишком трудно.

Правда, отметил эксперт, данный механизм не лишен ряда недостатков. В частности, он не сможет учитывать доходы граждан, зарабатываемые в неформальном секторе рынка труда и не попадающие в орбиту взаимодействия с налоговой службой. А ведь россиян, получающих деньги из рук в руки при оказании каких-то услуг, довольно много.

Загрузка...

— Кроме того, — обратил внимание Александр Сафонов, — сокращение бедности и повышение уровня реальных доходов населения вообще-то не входят в компетенцию ПФР, это прерогатива финансово-экономического блока правительства. Возможно, глава фонда имел в виду, что данная система станет лишь одним из элементов, которые помогут более четко выявить нуждающихся в соцпомощи людей и определить причину их бедности.

Потому что с помощью одной только этой системы снизить уровень бедности в стране вдвое и повысить реальные доходы населения нельзя никак. Ведь бедность у нас в стране порождается двумя основными факторами. Первый — низкая заработная плата, а второй, как производная от первого, — низкая пенсия. Вот и получается, что при низкой зарплате в страховой системе не получается накопить на достойную пенсию.

«СП»: — Когда же ситуация получит шанс измениться?

— Когда финансово-экономический блок правительства наконец-то сподобится разработать не просто очередную концепцию, а реальную программу создания рабочих мест, за которой последует реальный рост заработной платы, как это происходит везде в цивилизованном мире, вот тогда мы увидим какие-то результаты.

«СП»: — Какими эти результаты могут быть?

— Можно (и, конечно, нужно) потратить определенные средства на помощь семьям, имеющим низкий доход. Но такая ситуация не может быть экономически устойчивой. Гораздо правильнее сформировать хорошие экономические условия (а не болтать о них без дела несколько лет подряд). Причем это связано не только с национальными проектами. Нацпроекты, конечно, это хорошо, но вот только это очень и очень небольшая часть всей экономики. Надо браться за глобальные аспекты, которые до сих пор не решены.

«СП»: — Что вы имеете в виду?

— Например, вопрос абсолютной защиты права собственности человека. Когда он будет с нуля выращивать свой бизнес и знать, что его потом никто не отберет. Это проблема доступности источников финансирования не под 10%-15% годовых, а, скажем, под 7%, что даст хоть какую-то маржинальность. Это вопросы, касающиеся законодательства, которое должно быть стабильным, а не меняться несколько раз в течение года. Иначе ничего не получится, мы так и будем продолжать эксплуатировать источники дохода от продажи нефти газа и металла и профицит от улучшения сырьевой конъюнктуры.

— Кстати, и у самого Пенсионного фонда тоже есть огромное количество серьезнейших внутренних проблем, — добавил руководитель Центра институтов социально-экономического развития Института экономики РАН, экономист Николай Ахапкин. — Согласно статистике жалоб на работу официальных ведомств на федеральном портале госуслуг, он занимает одну из лидирующих позиций по этому показателю. У россиян много претензий к тому, что фонд крайне медленно начисляет пенсии и вообще плохо работает с населением.

Кроме того, как уже ранее сообщала «СП», Николай Ахапкин заострил внимание еще и на том, что нынешний закон о деятельности Пенсионного фонда был принят еще в «ельцинские» времена, но до их пор статус этого ведомства все еще четко не определен и не понятен. На данный момент, пояснил эксперт, это не совсем ясная полугосударственная структура, в которую, тем не менее, идут бюджетные деньги. С этой позиции ее работа выглядит довольно странно, и для того, чтобы навести в этой сфере порядок, необходим как минимум новый закон, заново регламентирующий функционирование ПФР.

Конечно, согласились эксперты, ставить целью двукратное сокращение бедности в России и существенное повышение уровня доходов населения — дело необходимое. Вот только имеются серьезные сомнения в том, что обсуждаемыми сейчас методами этих целей можно достичь.

— Как снизить бедность за счет создания условий к резкому росту заработных плат без изменения качества занятости для большого количества людей я не вижу, — пояснил свою точку зрения Александр Сафонов. — Что же касается технической стороны вопроса, то, боюсь, будет то же самое, что было недавно и с повышением зарплат бюджетникам. Иными словами, если в России при определении степени бедности граждан продолжат использовать величину прожиточного минимума, как это делалось раньше и делается сейчас, то число бедных в стране может в конечном итоге сократиться. Но если же использовать для этого подходы, применяемые во всем мире, — например, в процентном соотношении к медианному доходу или по уровню затрат личного бюджета на продукты питания, — то доля нуждающихся бедняков в России напротив, имеет все шансы возрасти.

Loading...