Алмазные хищения и приватизация «Алросы»: Совпадение?

Алмазные хищения и приватизация «Алросы»: Совпадение?

12.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Крупное хищение алмазов в компании «Алроса» незначительно сказалось на стоимости акций – они упали примерно на 1%. Но в преддверии новой приватизации и это означает возможное недополучение миллиардов рублей

Операция со спецэффектами

Криминальный скандал разразился в компании «Алмазы Россия – Саха», сокращённо «Алроса». Сотрудники Следственного комитета и ФСБ при поддержке Службы безопасности «Алросы» задержали группу товарищей, регулярно кравшую алмазы с одного из предприятий холдинга. Пресс-служба СКР не поскупилась на красочные подробности: драгоценные камни одна из сотрудниц выносила в нижнем белье (эротика!), после чего передавала их любовнику-грузину (романтика и разжигание), и так далее. Впечатляют и объёмы: при оперативной операции были изъяты похищенные алмазы на 22 млн рублей, а на квартирах нашли продукции на три миллиона долларов, почти столько же денег и огромное количество материальных ценностей. У нас вообще что ни громкое задержание – то обязательно мешки с деньгами и ювелиркой прямо на квартире.

Судя по всему, организованная группа обкрадывала компанию не один год. А значит, на государственном алмазном предприятии учёт продукции поставлен не лучше, чем контроль качества нефти на трубопроводах Самарской области. Такая информация, несомненно, должна насторожить инвесторов, вкладывающихся в алмазную отрасль. «Алроса», между прочим, лидирует в мире по добыче алмазов и является очень лакомым куском, исполинским алмазом в природной короне Сибири и Дальнего Востока.

А может быть, с этим и связано громкое разоблачение? Ведь сейчас очень много разговоров идёт о приватизации крупных пакетов «Алросы», и заинтересованным сторонам далеко не безразлично, какие суммы будут фигурировать в сделке.

«Старые добрые времена»

Давайте вспомним, как это было без одного месяца три года назад. Тогда Россия продавала 10,9% акций. Книгу заявок на покупку открыли в среду 6 июля, закрыли в пятницу 8 июля, и уже в понедельник 11 июля премьер-министр подписал документ об отчуждении акций в пользу как бы лондонской компании VTB Capital plc. Но «англичане», как и Sberbank CIB, были лишь агентами, проводившими сделку со стороны государства. Реальными покупателями стали многочисленные инвесторы, орудовавшие как самостоятельно, так и через Российский фонд прямых инвестиций.

Загрузка...

Мы не для красного словца употребили глагол с негативной коннотацией. Судите сами. Рыночная цена акции «Алросы» на момент продажи составляла 67,55 руб., средняя цена с начала года – 68,9 руб. А проданы 802 781 254 акции были всего по 65,00 рублей, хотя известно, что были заявки и выше. Это прямой ущерб на 2 млрд руб. по сравнению с текущей ценой и на 3 млрд – по сравнению с ценой понедельника, 69,50 руб. Многие эксперты тогда говорили, что акции недооценены, что цена отсечения заявок должна быть не ниже 70 рублей, но для этого надо было собирать заявки хотя бы неделю – дать инвесторам со всего мира немного времени на анализ ситуации. К слову, в момент написания этого абзаца акции «Алросы» торгуются по 88,85 руб., и это почти на рубль меньше, чем накануне скандала с «алмазными трусами».

Тем не менее министр экономического развития Алексей Улюкаев оценил тогда сделку как «очень выгодную». Один из топ-менеджеров Sberbank CIB сообщил: «Заявки гуляли в диапазоне от 60 рублей за акцию и выше чем 65 рублей за акцию. Одна заявка была по цене 68 рублей. Сделка напомнила старые добрые времена».

Что такое «старые добрые времена»? Уж не залоговые ли аукционы, где банкиры делили между собой остатки промышленности, изредка отвлекаясь на подкидывание подачек в бюджет страны? С той июльской продажей крупного пакета их роднит ясная выгода для покупателя и необъяснимая щедрость государства.

Приватизация – хорошо или плохо?

Здесь есть принципиальный момент. После 1990-х слово «приватизация» вызывает в России сугубо негативные эмоции. Но если кого-то сбил автомобиль с пьяным водителем, это не значит, что надо запретить автомобили. В самой по себе продаже коммерческих объектов частному бизнесу ничего плохого нет. Государство редко является эффективным собственником, в его природе заложены иные функции – обеспечение безопасности, поддержка предпринимательства и нивелирование социальной несправедливости в обмен на налоги и пошлины.

Весь мировой опыт социализма, при котором на словах средства производства находятся в руках сотрудников, формально принадлежат правительству, а фактически высшим чиновникам, говорит о том, что это тупиковый путь развития общества. И сейчас, когда до 70% экономики России контролируется государством, приватизация многих активов нужна. Другой вопрос, что она должна быть справедливой, с максимумом выгоды для бюджета. А когда госкомпании, проводящие приватизационный аукцион, фактически играют на стороне покупателя, это ещё раз подтверждает неэффективность госкомпаний.

Доля государства в российской экономике стала бурно расти с конца 2008 года. Тогда, во-первых, пошла череда невозвратов взятых у ВЭБ кредитов, а залогом были, как правило, предприятия. А во-вторых, государство само забирало тонувшие в волнах кризиса организации, чтобы избежать их закрытия и всплеска безработицы.

В итоге мы с нашей почти социалистической экономикой который год топчемся на месте, а реальные доходы снижаются даже по официальной статистике: да, -0,1% за 2019 год переписали в +0,1%, но денег в карманах от этого больше не стало. «Бюрократическая сволочь» в массе своей не умеет и не хочет работать на развитие, на модернизацию, если не видит от этого прямой личной выгоды.

Другой вопрос, нужно ли приватизировать именно добывающие компании – это очень сложная и болезненная тема. Хотя действующая Конституция 1993 года, открывшая шлюзы первой приватизации, аккуратно вывела недра из категории «народной собственности», у нас ещё сохраняются иллюзии того, что это обратимый процесс. «Алроса» – достояние России в целом и Якутии в частности.

Россия за, Якутия против

Давайте посмотрим на перспективы дальнейшей приватизации этой компании. 33% (здесь и далее доли округлены до целых процентов) компании принадлежит Российской Федерации. 25% – правительству Якутии (Саха). 8% – восьми улусам республики Саха. То есть государственная доля дробится на федеральную, региональную и муниципальную – хороший, кстати, пример, учитывающий справедливые интересы местного населения. Думается, северные округа Тюменской области (ЯНАО, ХМАО) не отказались бы от подобного совладения крупнейшими нефтегазовыми компаниями.

Именно якутские власти заблокировали в 2014-2016 годах попытку приватизировать всю компанию. Глава республики Егор Борисов стеной встал на пути проекта и добился соглашения между Россией и Якутией о том, что обе стороны обязуются сохранять блокпакет 25% + 1 акцию. Сейчас Россия готова продать часть пакета – 8% заложены в план приватизации на 2019 год. Но, оказывается, авторы плана имели в виду не федеральную, а якутскую часть. А преемник Борисова Айсен Николаев категорически не желает продавать постоянно дорожающую стабильную компанию, одну из основ своей экономики.

Воров задерживать надо. Вор должен сидеть в тюрьме. Но, согласитесь, если бы нужно было ударить по репутации «Алросы» и снизить её капитализацию для выгодной кому-то приватизации, появление такого расследования оказалось бы исключительно своевременным. Очень хочется верить, что стратегические планы приватизации и конкретная полицейская операция никак не связаны между собой.

Мы будем внимательно следить и за курсом акций «Алросы», и за её предпродажной подготовкой.

Loading...