NATO-Exit: Турция изменила США ради «брака по расчету» с Ираном

NATO-Exit: Турция изменила США ради «брака по расчету» с Ираном

17.06.2019 Выкл. Автор Алексей

К чему приведут геополитические сдвиги, которые устраивает Анкара

Как и во времена Первой мировой войны, меняющиеся союзы и структура военных коалиций являются решающими факторами истории.

Сегодняшние военные альянсы, в том числе «сквозные коалиции» между «великими державами», опасны так же, как и тогда, но они существенно отличаются от альянсов тех времен, они чрезвычайно сложнее, чем те, что были в Первой мировой войне (противостояние между «Тройкой-Антантой» и «Тройственным союзом»).

Современные события указывают на исторический сдвиг в структуре военных альянсов, что способствует ослаблению господства США на Ближнем Востоке, а также созданию условий, которые могут привести к распаду Организации Североатлантического договора (НАТО).

НАТО представляет собой грозную военную силу, состоящую из 29 государств-членов. Эту силу в значительной степени контролирует Пентагон. Это — военная коалиция и инструмент современной войны. Она представляет угрозу для глобальной безопасности и для мира во всем мире.

Разногласия внутри Атлантического альянса могут привести к тому, что один или несколько государств-членов решат «пойти на NATO-Exit». Движение «NATO-Exit» неизбежно ослабит консенсус, навязываемый нашими правительствами, который на данном этапе нашей истории состоит в угрозе ведения упреждающей войны против Российской Федерации.

***

Загрузка...

Турция обдумывает «NATO-Exit», что будет иметь далеко идущие последствия. Военные союзы находятся в состоянии пересмотра.

В свою очередь, в Северной Сирии Турция борется с проамерикански настроенными курдскими силами, то есть одно государство-член НАТО борется с другим государством-членом НАТО.

Позиция России в отношении военных действий Турции в Северной Сирии неоднозначна. Россия является союзником Сирии, а эта страна была захвачена Турцией, союзником России.

С более широкой военной точки зрения Турция активно сотрудничает с Россией, которая недавно взяла на себя обязательство обеспечить безопасность Турции. «Москва подчеркивает, что Турция может спокойно выйти из НАТО, и после этого у Анкары будут гарантии, что она не столкнется с какой-либо угрозой со стороны США-НАТО с точки зрения обеспечения собственной безопасности», — заявил Беязит Караташ, генерал-майор ВВС Турции в отставке.

Что это значит?

Решил ли «тяжеловес» (с точки зрения своих обычных сил) НАТО, а именно Турция, выйти из Атлантического альянса? Или Турция участвует в альянсе по договоренности с Россией, поддерживая при этом свои связи с НАТО и Пентагоном?

Атлантический альянс потенциально «разрушен в клочья». Приведет ли это к движению NATO-Exit так, чтобы другие государства-члены НАТО последовали этому примеру?

Москва намерена в этом отношении по дипломатическим каналам развивать двусторонние отношения с отдельными государствами-членами ЕС и НАТО. Цель состоит в том, чтобы внести вклад в «военную деэскалацию» НАТО на западной границе России.

Помимо Турции, несколько стран ЕС, включая Германию, Италию, Грецию (которая установила оборонные связи с Россией давно), а также Болгарию, могут в той или иной форме рассмотреть вопрос о NATO-Exit.

«Сближение» Турции с Россией носит стратегический характер. Играя ключевую роль на Ближнем Востоке, Турция также контролирует военно-морской доступ к Черному морю через Дарданеллы и Босфор.

Другими словами, выход Турции из НАТО немедленно повлияет на развертывание НАТО на суше и на море в Черноморском бассейне, что, в свою очередь, повлияет на военные возможности НАТО у порога России в Восточной Европе, странах Балтии и на Балканах.

Само собой разумеется, альянс «Москва-Анкара» облегчает перемещение российских и китайских военно-морских сил в Черное море и обратно в Средиземное через Босфор.

Переориентация Турции не ограничивается Россией; она, кроме того, включает Иран, а также Пакистан, который разрывает свои военные связи с США, расширяя торговые и инвестиционные отношения с Китаем. Пакистан и Индия являются полноправными членами Шанхайского соглашения о сотрудничестве (ШОС).

Нельзя также упускать из виду более широкую структуру военных и торговых/инвестиционных альянсов, включая морские маршруты и трубопроводные коридоры.

Влияние и господство США на Ближнем Востоке

Эти геополитические сдвиги послужили ослаблению влияния США на Ближнем Востоке, в Центральной и Южной Азии.

У Турции сейчас «союз по расчету» с Ираном. А Иран, в свою очередь, поддерживается мощным китайско-российским блоком, который включает военное сотрудничество, стратегические трубопроводы, а также широкие торговые и инвестиционные соглашения.

В свою очередь, единство Саудовской Аравии и государств Персидского залива в настоящее время находится под угрозой: Катар, Оман и Кувейт строят альянс с Ираном (а также Турцией) в ущерб Саудовской Аравии и ОАЭ.

Экономическая блокада, проводимая Саудовской Аравией против Катара, вызвала раскол в геополитических альянсах, что ослабило США в Персидском заливе.

Совет сотрудничества арабских государств Персидского (GCC) залива глубоко разделен: ОАЭ и Бахрейн выступают на стороне Саудовской Аравии против Катара. В свою очередь Катар пользуется поддержкой Омана и Кувейта. Излишне говорить, что GCC, который до недавнего времени был самым верным союзником Америки на Ближнем Востоке против Ирана, находится в полном замешательстве.

База Центрального командования США в Катаре

В то самое время как Турция размещает войска в Катаре, она также создала военную базу Тарик бин Зияд в Катаре (в сотрудничестве с министерством обороны Катара) в соответствии с соглашением, подписанным в 2014 году.

Расположенный в Катаре американский военный объект Аль-Удейд является крупнейшим на Ближнем Востоке. Находясь под управлением Центрального командования США (USCentCom) со штаб-квартирой в Тампе, штат Флорида, Аль-Удейд содержит «передовую штаб-квартиру» Центрального командования для руководства всеми военными операциями США во всем регионе Ближнего Востока и в Центральной Азии.

Аль-Удейд, где находится около 10 000 американских военнослужащих, сыграл свою стратегическую роль в продолжающемся проведении воздушных операций США против Афганистана, Ирака и Сирии.

Однако существует фундаментальное противоречие: крупнейшая военная база Америки на Ближнем Востоке, в которой размещается Центральное командование США, в настоящее время находится в стране, которая тесно связана с Ираном (то есть врагом Америки). Кроме того, основными партнерами Катара в нефтегазовой отрасли, в том числе в сфере трубопроводов, являются Иран и Турция. В свою очередь, и Россия, и Китай активно участвуют в катарской нефтегазовой отрасли.

В ответ на сближение Катара с Ираном Пентагон уже подготовил вариант переброски своего передового штаба Центрального командования на базе ВВС Аль-Удейд на базу ВВС «Принц Султан» в центральной части Саудовской Аравии, в 80 км к югу от Эр-Рияда.

Структура военных союзов, относящихся к Катару, в этом отношении является стратегической.

Почему? Потому что Катар — это геополитически горячая точка, в значительной степени связанная с его обширными шельфовыми запасами природного газа, которые он делит с Ираном.

Иран и Катар активно сотрудничают в добыче природного газа на морских месторождениях в рамках совместной катарско-иранской структуры собственности. Эти морские газовые месторождения являются стратегическими; они представляют собой крупнейшие в мире шельфовые запасы природного газа, расположенные в Персидском заливе.

В марте 2018 года Вашингтон потребовал, чтобы катарское информационное агентство «Аль-Джазира» зарегистрировалось в США в качестве «иностранного агента», намекая на то, что у Дохи «союз» с врагами Америки, включая Иран и Россию.

Разве это не прелюдия к «Qatar-Gate» под руководством недавно созданного «военного кабинета» Трампа (когда Помпео вступил во владение государственным департаментом после Тиллерсона)?

В ноябре 2017 года министр иностранных дел Катара шейх Мухаммед бин Абдулрахман Аль Тани в ходе визита в Вашингтон заявил, что «Катар не исключает возможности военной операции под руководством Саудовской Аравии против Катара». Хотя этот вариант маловероятен, вполне возможна»смена режима» в Дохе, спонсируемая Соединенными Штатами и их союзником — Саудовской Аравией.

Военно-воздушная база Инджирлик на юге Турции

Между тем, Пентагон планирует вывести объекты и личный состав ВВС США с базы Инджирлик на юге Турции.

В начале марта Джонни Майкл, представитель Европейского командования США (EUCOM), опроверг «спекулятивные» сообщения о том, что военные США сократили свои операции на базе Инджирлик, добавив, что все военные действия продолжались в обычном режиме.

За день до замечаний Майкла в материале Wall Street Journal указывалось, что США «резко сократили» боевые действия на авиабазе и рассматривают возможность их сокращения на постоянной основе. (Аль-Джазира, 26 марта 2018 г.)

Заключительные замечания: НАТО в руинах, у «военных ястребов» Америки нет одной из ног, на которой можно было бы стоять.

Союз между Вашингтоном и Анкарой находится в кризисе. НАТО в кризисе. В свою очередь, NATO-Exit Турции несет в себе потенциал дестабилизации НАТО.

Мы на опасном перекрестке. Военная программа США-НАТО угрожает будущему человечества.

Как остановить приход войны? Какие конкретные действия следует предпринять?

NATO-Exit может стать объединяющим призывом; движением, которое может распространиться и на европейский ландшафт.

Как европейские, так и североамериканские антивоенные движения должны конкретно сосредоточить свою массовую кампанию на NATO-Exit’е конкретных стран с целью разрушения структуры военных альянсов, необходимых Вашингтону для поддержания своей глобальной военной повестки дня.

Задача не из легких. Это движение будет исходить не от правительств. Большинство глав государств и глав правительств стран-членов НАТО давно едины.

Более того, многие западные организации гражданского общества и НПО (финансируемые корпоративными фондами) молчаливо поддерживают «гуманитарные войны», которые ведут США и НАТО.

Это означает, что антивоенное движение должно перестроить.

Loading...