Рейтинги Путина и Медведева победили пенсионную реформу

Рейтинги Путина и Медведева победили пенсионную реформу

17.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Как власть пытается спасти обрушенный непопулярными решениями уровень доверия россиян

65% россиян одобряют деятельность президента России Владимира Путина. Таковы результаты последнего опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). 72% респондентов завили о доверии президенту.

Достаточно высоко была оценена и работа премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, и правительства (одобрили их деятельность 38,3% и 41,1% соответственно). При этом доверяют Медведеву 37,8% россиян.

На фоне этих благостных для руководства страны цифр сразу вспоминаются результаты другого опроса ВЦИОМ — от 24 мая. Тогда неожиданно выяснилось, что рейтинг доверия президенту Путину снизился до исторического минимума — ниже уровня 2006-го года, и составил 31,7%. Для Кремля это стало шоком.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что существует «много разных рейтингов по Владимиру Путину».

«С одной стороны, рейтинг доверия падает, а с другой стороны, мы видим электоральный рейтинг Путина, который сейчас перешел в тенденцию роста. Конечно, мы ждем какого-то анализа наших специалистов, как коррелируются эти данные. Как может падать доверие, но расти электоральный рейтинг», — заявил он.

В тот же день глава ВЦИОМ Валерий Федоров ответил, что социологи просто применили различные методики для определения обоих показателей. Он также пообещал опубликовать результаты другого исследования, вопрос в котором будет звучать по-другому.

Загрузка...

На следующий день появляются обещанные результаты, согласно которым рейтинг доверия Путину составляет уже 72,3%.

Или вот еще один любопытный опрос, о котором ранее сообщала «Свободная пресса»: 22% россиян недовольны своим уровнем жизни, в то время как 49% её материальной стороной вполне удовлетворены. Средним свое положение считали 54% участников опроса, выше среднего 13% и ниже среднего 28%.

При этом, по данным Росстата, 48% россиян денег хватает только на еду и одежду. А могут себе позволить любые желательные расходы лишь 3,2% респондентов.

Как же так? Неужели власть готова идти на откровенные подтасовки, чтобы скрыть истинные настроения избирателей? Не проще ли проанализировать собственные ошибки и попытаться их исправить?

Впрочем, ошибки (если их можно так назвать) уже и впрямь критические. Взять хотя бы ту же пресловутую пенсионную реформу, которую большинство экспертов считает главной причиной снижения рейтинга власти, причем, не только правительства, но и президента.

— Дело в том, что речь, действительно, идет о разных методиках опроса, об этом уже много писали — поясняет политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин. — Но главное — теперь ВЦИОМ получает цифры, радующие руководство страны.

«СП»: — Можно ли сейчас доверять опросам?

— Опросам можно доверять, но для этого нужно ясно представлять, какие были вопросы и как именно они задавались. Социологи предпочитают публично не упоминать о данных, свидетельствующих о падении популярности власти, и задают вопросы, ответы на которых не позволяют судить о реальных общественных настроениях, но позволяют получать нужные величины.

«СП»: — Недавно был еще один интересный опрос, согласно которому жизнью в стране довольно большинство населения. Хотя реальные доходы пятый год падают, уровень жизни снижается, число только официально бедных достигло 19 млн. человек.

— Здесь налицо очередное жонглирование цифрами, полученными в результате опроса. То, что 49% граждан ответили, что жизнь их в целом устраивает, вовсе не говорит о том, они довольны своим положением, как нам это хотят представить. Это значит, что большинство граждан обладают возможностью поддерживать привычный образ жизни, который представляется им приемлемым. Они могут испытывать серьезные материальные трудности, к которым успели привыкнуть, но при этом понимать, что не могут самостоятельно улучшить свое положение, а потому отказываться прилагать усилия для этого. Понять, довольны ли граждане или просто притерпелись к трудностям можно только при помощи дополнительных вопросов.

«СП»: — При этом в «Единую Россию» верят больше всех в стране. Да и Медведева на посту премьера поддерживают 38%. Выходит, пенсионная реформа, другие непопулярные решения не очень-то повлияли на общественные настроения?

— Возможно, люди не столько поддерживают «Единую Россию», сколько не видят особой разницы между ней и другими парламентскими партиями, а потому, отвечая на вопрос социологов, многие заявляют о своей поддержке «партии начальства».

Что касается рейтинга Дмитрия Медведева, то он был определен в результате прямого вопроса. Поэтому эти цифры говорят только о том, что Дмитрий Медведев воспринимается гражданами как представитель верховной власти, но при этом многие не боятся открыто высказывать недовольство в его адрес (скорее всего, доля тех, кого раздражает глава правительства, значительно больше).

Что касается пенсионной реформы, точнее говоря, повышения пенсионного возраста, то она лишила людей веры в то, что власть находится на их стороне. С другой стороны, бытовало мнение, что если власть не может в данный момент улучшить их положение, то только потому, что не обладает для этого необходимыми ресурсами или наталкивается на внешнее и внутреннее сопротивление.

Подобные представления сформировались на пике экономического роста 2005−2008 гг., и пережили два экономических кризиса (последний — во многом благодаря массовой эйфории, вызванной присоединением Крыма). Но оказалось достаточно одного неосторожного действия, напрямую затрагивающего интересы всех граждан, в особенности малообеспеченных, — и вера в благие намерения власти сменилась раздражением или апатией. Нечто подобное, как мне кажется, произошло в СССР в результате государственной кампании по борьбе с алкоголизмом.

Восстановить прежние отношения между властью и обществом уже не удастся, но власть может остановить рост массового недовольства (который, по сути, только начинается), если сделает какие-то значимые шаги в социальной сфере. Например, начнет предоставлять квартиры нуждающимся (хотя бы на условиях социального найма) или выдавать детям бесплатные путевки в летние лагеря. Это позволит остановить развитие неблагоприятных тенденций, но развернуть их в обратную сторону, как мне кажется, уже невозможно.

«СП»: — Рейтинг Путина уже на протяжении уже многих лет в разы выше, чем у остальных политиков. Означает ли это, что никакой альтернативы Путину в обозримом будущем не предвидится?

— Главная проблема российской политической системы заключается в том, что в ее рамках вообще не может появиться политик, способный на равных соперничать с главой государства. Правда, если власть будет сдавать позиции в течение долгого времени, постепенно утрачивая контроль над медиа, то такая фигура вполне может появиться. В противном случае российская политическая система просто рассыплется или, утратив эффективность, вступит в период затяжного кризиса.

— Новый рейтинг власти напоминает попытку утопающего в болоте проблем уцепиться за соломинку. При этом проблемы созданы самим утопающим, — уверен директор Центра изучения проблем формирования гражданского общества Института инновационного развития Денис Зоммер.

— Принимая антисоциальные решения и законы (самый яркий пример — повышение пенсионного возраста), власть пытается внести искусственное разделение по древнему принципу «царь хороший, бояре плохие». Под боярами нужно понимать правящую партию «Единая Россия» и подконтрольный ей парламент, а также большинство регионального руководства всех уровней. При помощи подобного пропагандистского приема, президента уводят в сторону от его же собственных непопулярных реформ. Всё это наглядно демонстрирует хрупкость самой конструкции системы власти.

«СП»: — Песков сначала говорил, что у Путина много разных рейтингов, потом (когда результаты резко улучшились), что рейтинг один. На кого это рассчитано?
— Тут переходим к простому и главному: рейтинг может быть реальным, навязываемым и уже навязанным. В данных обстоятельствах мы можем взять любой из этих вариантов, и он окажется верным. Хотя нельзя сбрасывать со счетов тех, кто реально поддерживает действующего президента, не видя ему альтернативы.

«СП»: — Говоря о разных рейтингах, чем отличается рейтинг доверия от одобрения деятельности? Почему цифры разнятся?
— По большому счету, это приятная игра слов социологов и политологов, за которой, с одной стороны, могут быть реальные и желаемые цифры одновременно. Ведь так удобно заводить позитивную высокую цифру по одному критерию и одновременно говорить о критике, к которой президент прислушивается.
В целом, думаю, ключевым моментом в любом опросе является тот, кто его проводит, любой опрос можно представить по-разному, и ответы могут быть в этом случае разные.

«СП»: — А почему в «Единую Россию» верят больше всех в стране? Да и Медведева на посту премьера поддерживают 38%.

— В этой части мы наблюдаем конечный продукт подобного опроса или опросов с целью пропаганды. Ведь сам опрос направлен на создание позитивного образа партии «Единая Россия» и, безусловно, действующего премьера.

«СП»: — Получается интересная «картина маслом». Если верить опросам, то «Единую Россию» поддерживает большинство населения. Но на выборах, например, в Мосгордуму многие из этой партии идут в качестве самовыдвиженцев. Да и на выборах губернаторов — тоже.

— На примере московских выборов мы реально можем увидеть неуверенность власти в себе самой. Я не понимаю, как руководство регионального отделения «Единой России» — Андрей Метельский, действующий зампред Мосгордумы, глава столичного парламента Алексей Шапошников, все без исключения их коллеги по партии идут самовыдвижением?

Это означает, что присутствует и реальный элемент «стеснения» собственной партии. Впрочем, смогут ли наши уважаемые москвичи разобраться в этой сложной политтехнологической ловушке, покажут выборы 8 сентября. Хотя и это может быть ещё только выбор, но никак не приговор для власти.

«СП»: — Может ли пенсионная реформа еще больше снизить рейтинг премьера? Отразится ли на рейтинге президента?

— Удивительно, но общество в нашей стране способно ощутить то, что с ним происходит, только тогда, когда это затрагивает интерес конкретного человека. Пенсионная реформа — это мина замедленного действия для значительной части электората, поддерживающего нынешний курс руководства государством.

Loading...