Достижение Минздрава: Здравоохранение скатилось к уровню царской России

Достижение Минздрава: Здравоохранение скатилось к уровню царской России

22.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Большая часть населения страны оказалась без медицинской помощи, но об этом власть молчит

Во время прямой линии множество самых острых вопросов президенту было задано по поводу здравоохранения. И на все нашлись оптимистичные ответы: либо уже все хорошо, либо скоро будет. Но даже провластные эксперты констатируют: поводов для радости у чиновников нет и быть не может.

Оптимизм из параллельного измерения

Иногда создается ощущение, будто федеральные чиновники и население существуют на разных планетах. Особенно заметно это, когда бюрократы начинают рассуждать не о геополитике или национальной обороне, а о явлениях, понятных и близких каждому россиянину — образовании, здравоохранении, зарплатах, пенсиях…

В очередной раз проявилось это во время президентской прямой линии. Сразу несколько вопросов было задано по поводу проблем здравоохранения, которые явно входят в число самых волнующих людей: на прямую связь с Владимиром Путиным выходили жители поселка Маук, Рославля и Пскова.

А вот отдувалась за президента специально приглашенная на прямую линию министр здравоохранения Вероника Скворцова, которая рассказывала о небывалых успехах в подведомственной ей отрасли. Дескать, расширяется первичная медицинская сеть (строятся новые и ремонтируются фельдшерско-акушерские пункты), растет финансирование закупок льготных лекарств…

— Амбулаторно-поликлинические отделения сейчас существенно лучше представлены. Инфраструктура на селе уже сейчас обеспечена лучше на 22%. За последние четыре года у нас число участковых педиатров увеличилось более чем на две тысячи человек, и снизился коэффициент совместительства, — сыпала цифрами Скворцова.

Загрузка...

При этом она как бы вскользь упомянула о том, что в десятках регионов есть проблемы: где-то с поставками лекарств для федеральных льготников, где-то — с темпами повышения зарплат медиков, где-то — с доступностью первичного звена здравоохранения. Но все это, если верить федеральным чиновникам, якобы лишь незначительные «отклонения» от генеральной линии.

Майские указы реализуются… а страна вымирает

Совсем не такую благостную картину, как Скворцова, рисуют эксперты Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР). Вот только некоторые данные: В период 2000—2015 гг. число российских больниц сократилось почти в два раза — с 10,7 до 5,4 тысяч. По их числу современная Россия отстает от РСФСР 1932 года, фактически откатившись к показателям 90-летней давности. Число больничных коек на 10 000 населения сократилось за 15 лет с 115 до 83,4 мест, то есть на 27,5%, что власти оправдывают «низкой эффективностью их использования». Согласно позиции официальных лиц, массовое сокращение коек является частью стратегии, подразумевающей перераспределение ресурсов здравоохранения на уровень поликлиник. Однако на практике наряду с больницами, в России продолжают массово ликвидироваться амбулатории и поликлиники. Их число за первые 15 лет XXI века сократилось на 12,7% — с 21,3 до 18,6 тысяч учреждений. В то же самое время нагрузка на них ощутимо выросла: в расчете на 10 000 населения число обращений выросло с 243,2 до 263,5 человек в смену, то есть на 8,4%.

Всего в России 17,5 тыс. населенных пунктов (сейчас их стало больше) вообще не имеют медицинской инфраструктуры (порядка 11,3% от общего числа заселенных городов, поселков и сел), из них более 11 тыс. расположены на расстоянии свыше 20 км от ближайшей медорганизации, где есть врач.

Фонд независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» (между прочим, входит в «Народный фронт»), тоже недавно оценил реализацию президентских майских указов в 2018 году. Результаты — чудовищные, и это не сильное преувеличение.

В прошлом году в 32 регионах страны выросла смертность населения, в 47 регионах — материнская смертность, в 37 регионах — смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, а в 43 — от злокачественных новообразований.

27% терапевтических и 21% педиатрических участков в России не укомплектованы врачами (в стране не хватает более 18 тысяч участковых врачей и врачей общей практики).

На селе остро не хватает фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов (за 2018 год их стало меньше на 0,6%), срочно требуют замены почти половина автомобилей скорой помощи. Высокотехнологичная медицинская техника, которая был закуплена в соответствие с майским указом, зачастую также используется вхолостую: один компьютерный томограф в день выполняет в среднем 14 исследований при расчетной возможности 24.

— Региональные органы управления здравоохранением должны обратить внимание на сложившуюся ситуацию. Необходимо увеличить эффективность использования дорогостоящего медицинского оборудования, усилить работу по обеспечению доступной медпомощью жителей села. Необходимо повышать доступность и качество медицинской помощи для пожилых людей. Пристальное внимание следует уделять бесперебойному обеспечению льготников лекарствами, — комментирует результаты мониторинга президент фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов.

А что тут повышать, когда огромные территории целеноправленно поставлены на вымирание?

Сказали то, что хотели слышать

О том, почему сегодня Кремль с правительством впридачу и основная масса россиян продолжают жить будто в параллельных мирах, «Свободная пресса» поговорила с нашим постоянным экспертом, руководителем «Политической экспертной группы» Константином Калачевым.

«СП»: — Константин Эдуардович, какое впечатление, думаете, у населения оставила очередная «Прямая линия»?

— Двадцать лет Путин говорил народу именно то, что народ хотел слышать, но что-то пошло не так. Двадцать лет показывал всесилие, а сейчас вдруг продемонстрировал бессилие. Но… все равно все остались при своем. Критики скажут, что прямая линия была предсказуема и уныла, сторонники, — что президент в прекрасной форме. А остальные просто промолчат.

«СП»: — Многие заявления, сделанные чиновниками во время прямой линии и вправду заставляют думать, будто они не знают, чем реально живет страна. Откуда такая оторванность от жизни?

— Когда нужны были реформы, когда страна была на пике возможностей, их не проводили, чтобы не снизить президентский рейтинг. А вот теперь в экономике есть системные проблемы, решить которые «гипнозом» широких народных масс невозможно.

Приходится идти на меры, при которых уровень жизни снижается. Но зачем тогда говорить про рост доходов? Зачем спорить с собственными избирателями? Зачем демонстрировать полное доверие окружению, которое якобы никогда не вводило президента в заблуждение, и недоверие людям, которые жалуются на низкие доходы.

Да, президент не говорил про прорыв. Да, он опускал вниз ожидания. Но ведь он и большая часть аудитории были на разных волнах. Обратной связи не получилась. Кризис жанра налицо.

«СП»: — А может, просто, нет каналов коммуникации между властью и обществом?

— А может дело не в них даже. Может, Путин просто не очень уже этим интересуется? Он считает, что стране просто нужны 20 лет покоя. И еще 20 лет покоя. А говорит народу то, что народ хочет слышать, он уже устал.

Но поклонники уже и не слушают. Им достаточно того, что он в хорошей физической и интеллектуальной форме. А тупика они не ощущают. Да и сам Путин не верит в необходимость решительных перемен. Верит в историю про ишака и падишаха применительно к международным делам, и пользу «покоя» в делах внутренних.

«СП»: — Значит, все-таки те, кто в Кремле, вообще не представляют, насколько провальны их реформы?

— Если бы федеральная верхушка не отдавала себе отчета в том, как оно всё на самом деле, то не боялась бы так реальных конкурентных выборов с участием реальной оппозиции. Потому и соломку подстилают в виде зарегулированного избирательного законодательства, что все понимают. Потому и митингов боятся. Элита наша не против развития, но против того, чтобы рисковать своим положением.

Кстати

Несколько лет назад эксперты Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) прогнозировали, что сохранение текущих темпов ликвидации медицинских учреждений может привести к откату в ближайшие годы к инфраструктурным показателям времен царской России. При темпах сокращения больниц, установившихся в период с 2000 года, Россия рискует деградировать до показателей Российской Империи 1913 года уже через 5−6 лет. Похоже, это время настало.

Loading...