Как Гитлера выкинули с «Белорусского балкона»

Как Гитлера выкинули с «Белорусского балкона»

23.06.2019 Выкл. Автор Алексей

23 июня 1944 года началась операция «Багратион» — самая успешная для Красной армии в Великой Отечественной войне, приведшая её всего за два месяца с позиций восточнее Бобруйска, Витебска и Орши на Вислу, в Восточную Пруссию, Латвию и Литву

Немецкая группа армий «Центр» в 1941 году едва не взяла Москву, до которой, демонстрируя высокие темпы наступления, добралась за полгода. Через три года Красная армия примерно наказала своих «учителей». В течение всего двух месяцев она уничтожила группу армий «Центр» в Белоруссии. Дошла с боями до Вислы. Освободила часть Латвии и Литвы. Вышла к границам Восточной Пруссии. Такого грандиозного разгрома упорно сопротивлявшегося и не утратившего своих признанных боевых качеств врага никто не мог себе представить, пока этого не случилось.

Как признал в своей фундаментальной «Истории Второй мировой войны» генерал пехоты вермахта фон Типпельскирх, командовавший летом 1944 года одной из немецких армий в Белоруссии, эта катастрофа «хотя и уступала по своему драматизму сталинградской, но превзошла её по масштабам и последствиям».

Всё началось с разведки боем

Эта одна из крупнейших военных операций в мировой истории, получившая название в честь храброго русского полководца времён наполеоновских войн Багратиона, началась накануне, 22 июня, разведкой боем.

Вот как описал советский триумф в своих мемуарах «Я был адъютантом Гитлера» полковник люфтваффе фон Белов: «22 июня — в тот самый день, когда три года назад начался поход на Россию, — Красная Армия перешла в крупное наступление против группы армий «Центр», предприняв свою крупнейшую и успешнейшую операцию в этой войне. Поначалу казалось, что русские хотят вести наступление в виде операций меньшего масштаба. Но когда были осуществлены первые прорывы немецкой линии обороны и в ней образовались значительные бреши, началось крупное танковое наступление в районе между Гомелем и Витебском, а за ним последовали и дальнейшие. Каждый свой удар русские готовили налетами авиации и огнем тяжёлой артиллерии, массированно бросая в бой танки. Командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Буш пытался побудить Гитлера отойти с этого, по выражению фюрера, «твёрдого места». Но тот приказал удерживать каждую позицию… В группе армий «Центр» он заменил Буша Моделем, а несколько дней спустя командующего группы армий «Север» генерал-полковника Линдемана — генерал-полковником Фриснером. Но эта смена лиц никак не повлияла на ход событий. Группа армий «Центр» уже потеряла 25 дивизий, примерно 350000 человек. В линии фронта возникла брешь величиной около 300 км, через которую русские продвигались к германской границе».

Красная армия продвинулась на 600 километров, ликвидировав угрозу фланговых ударов немцев по советским войскам, уже подошедшим к Карпатам и готовившимся войти на Балканы. Наша армия также угрожала отрезать немецкие войска в Прибалтике, вынудив тех отступить с отлично укреплённых позиций. С двух крупных плацдармов за Вислой южнее Варшавы, захваченных в ходе операции «Багратион», в январе 1945 года началось советское наступление, показавшее ещё более высокие темпы продвижение – за неделю до Одера…

Загрузка...

Как это стало возможным?

Каким же образом удалось с такой видимой лёгкостью разгромить группу армий «Центр», считавшуюся элитной в немецкой армии, после того, как осенью и зимой 1943-1944 годов её удалось лишь потеснить в ходе кровопролитных боев, освободив небольшую часть Белоруссии?

Рвавшаяся в 1941 году к Москве через Белоруссию группа армий «Центр» в 1944 году была там разгромлена тем же самым противником, превзошедшим её по всем статьям

Во-первых, Красной армии удалось сделать операцию «Багратион» большим сюрпризом для немцев, которые лишь примерно за десять дней до её начала, когда уже было поздно что-либо предпринять, стали догадываться, где по ним будет нанесен мощный удар. До этого в ставке Гитлера были уверены, что русские будут наступать южнее, на Украине, где держали четыре танковых армии, а группе армий «Центр» предстоит «спокойное лето». Поскольку немецкое верховное командование было в этом уверено почти до самого советского наступления, оно забрало из Белоруссии многие боеспособные подразделения, в том числе танковые, для укрепления других трещавших по швам фронтов.

Во-вторых, немцы снова недооценили способность Красной армии наступать в самой вроде бы неудобной для этого местности, по болотам, и её возросшую мобильность, позволявшую делать это быстро. Они не учли высочайшую степень подготовки советского командования и войск к проведению масштабных и сложных операций, проглядели появление в Белоруссии в последний момент пятой гвардейской танковой армии Ротмистрова, которая уничтожила сильную немецкую танковую дивизию, облегчив стремительное продвижение вперёд четырёх фронтов.

В ходе операции Красная армия, не имевшая над хорошо окопавшимися и создавшими эффективную систему огня немцами существенного численного превосходства, сконцентрировав силы на решающих участках, прорывала оборону врага. Затем в прорывы вводились таковые и механизированные войска, конница. Не отвлекаясь на «зачистку» упорно оборонявшихся позиций и городов, и не боясь за свои тылы, зная, что их подстрахуют соседи и находящаяся на подходе пехота, они устремлялись вперёд. Громили немецкие тылы. Перерезали дороги и лишали снабжения врага, вынуждая его сдаваться и не позволяя создать в своём некогда глубоком тылу новые линии обороны.

Короче, немцы не разучились воевать, им просто не давали ни за что зацепиться.

Фон Типпельскирх констатирует: «Русский метод ведения наступления со времени последних наступательных операций стал еще более совершенным… Уже в первые дни русского наступления на многих участках возникла критическая обстановка, а резервов было мало. Эффективные действия в наступлении, исключавшие возможность оказания какой-либо действенной помощи, позволили русским молниеносно добиться таких крупных успехов, что исправить положение было уже нельзя».

В-третьих, продвижению советских войск всячески помогали белорусские партизаны, контролировавшие обширные лесные районы Белорусские. За годы войны во многих из них немцы так и не появились. Там существовали советские органы власти, полевые аэродромы, где принимались самолёты с «большой земли», откуда получали оружие, и куда отправляли раненых, а иногда и урожаи зерновых. Накануне советского наступления партизаны вывели из строя многие дороги, линии связи, так что немцы могли передвигаться только по некоторым.

Маршалы К.К. Рокоссовский и Г.К. Жуков. Константин Рокоссовский (слева), горячий сторонник двух главных ударов по врагу, стал маршалом в день освобождения Бобруйска

Как засвидетельствовал в своей книге «Дело всей жизни» маршал Василевский:

В те дни особенно активно действовали белорусские партизаны. Они выводили из строя железные дороги в тылу врага; за одну ночь на 20 июня было подорвано более 40 тыс. рельсов.

В-четвёртых, советское командование обеспечило подавляющее превосходство в авиации, которая сразу же захватила полное господство в воздухе. В результате идущие между болот узкие лесные дороги стали могилой для немецких солдат, грузовиков и военной техники, потому что над ними постоянно «висели» советские штурмовики и пикирующие бомбардировщики. Фон Типпельскирх подтверждает «исключительно эффективные» действия советской авиации. При этом у базировавшегося в Белоруссии 6-го воздушного флота, по немецким данным, было всего 40 исправных истребителей.

В-пятых, в Белоруссии была применена совершенно новаторская схема наступления: главных ударов — по сходящимся направлениям — было два. Из-за особенностей её территории этому не было разумной альтернативы. В противном случае войска бы просто мешали друг другу наступать, с трудом пробираясь между болотами. Два удара вместо одного, к тому же, не позволяли немцам бросить для их отражения все имевшиеся у них силы и резервы, которые им и приходилось распылять.

Группа армий «Центр» всё-таки прошла однажды «парадом» по Москве

В-шестых, в боях в Белоруссии участвовало большинство выдающихся советских военачальников, которых впервые Ставка заранее ознакомила с общим планом операции, — Рокоссовский, Василевский, Жуков, Черняховский, Баграмян… Сталин уважительно относился к их мнению и не мешал проявлять полководческий талант.

Ну и, наконец, советскому командованию помогал… Гитлер, который требовал от своих войск «при любых обстоятельствах оборонять и удерживать занимаемые рубежи». Фюрер, стремившийся сохранить за собой Белоруссию из политических соображений, чтобы не дать лишнего повода Финляндии выйти из войны, а также, чтобы иметь возможность оттуда бомбить Москву, сам обрекал на гибель и плен свои войска. Так их судьба и сложилась — в «котлах» восточнее Минска, занятого советскими танкистами и партизанами уже 3 июля.

«В начале марта 1944 года Гитлер, — разъясняет в своих мемуарах фон Белов, — отдал через Генеральный штаб сухопутных войск приказ № 11 о введении специальных комендантов так называемых «прочно удерживаемых опорных пунктов», аналогичных по своим задачам прежним крепостям. Комендантами, говорилось в приказе, следует назначать «специально подобранных твердых солдат», но этот предъявляющий высокие требования приказ в силу положения вещей едва ли мог быть выполнен».

Так и произошло. Объявленные Гитлером «крепостями» и ставшие в результате этого ловушками для вермахта Витебск был взят 26 июня, Орша – 27 июня, Бобруйск – 29 июня. Немцы, упустив возможность вовремя отступить из-за категорического приказа фюрера не сдавать города, гибли в безнадёжных боях, массово сдавались в плен, потеряли всю свою технику.

Цена победы

По немецким данным, в составе группы армий «Центр» находилось около полумиллиона военнослужащих, вместе со вспомогательными и тыловыми частями — 849 тысяч человек. Кроме того, на втором этапе боёв в них приняли участие (и были сильно потрёпаны) правое крыло группы армий «Север» и левое – группы армий «Северная Украина». С советской стороны на заключительном этапе операции действовало почти 2,5 миллиона военнослужащих, в том числе 80 тысяч польских солдат, более 8500 танков, свыше 34400 орудий, минометов и САУ, более 7500 самолетов.

А начинало эту самую успешную операцию Красной армии 1670300 человек, свыше 5800 танков, более 33000 орудий, минометов и САУ. Советские потери в танках и самолётах были компенсированы – к концу операции у участвующих в ней армий их стало соответственно примерно на три и две тысячи больше, чем когда она начиналась.

В операции «Багратион» СССР потерял убитыми и пропавшими без вести 178507 своих военнослужащих. Слава героям!

У немцев число убитых и пропавших без вести оценивается приблизительно в 400000 человек и ещё 158480 солдат, офицеров и генералов попали в плен. Некоторые из них всё-таки прошли по улицам Москвы. В «Параде побеждённых» 17 июля участвовали около 57 тысяч захваченных в Белоруссии немецких военнопленных, продемонстрировавших на своём печальном примере всему миру мощь и силу советской армии. Как и хорошо известную всем русским истину: «Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет!».

Loading...