Эрдоган проиграл Стамбул. Проиграет ли Турцию

Эрдоган проиграл Стамбул. Проиграет ли Турцию

24.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Кандидат от правящей Партии справедливости и развития Турции Бинали Йылдырым проиграл на повторных выборах в Стамбуле республиканцу Экрему Имамоглу. Почему Реджеп Эрдоган терпит поражение, потеряет ли он пост президента и изменятся ли отношения Турции с Россией?

«Камбэк» Реджепа Тайипа Эрдогана не состоялся. Как и в марте, кандидат от его Партии справедливости и развития (ПСР) Бинали Йылдырым не смог одолеть республиканца Экрема Имамоглу на выборах мэра Стамбула. На предыдущем голосовании разница составила всего лишь 18 тысяч голосов в пользу Имамоглу. Но тогда ПСР, сославшись на нарушения – некоторые члены избиркома были назначены не из госслужащих, а часть протоколов была не подписана, – потребовала провести повторные выборы. Республиканцы назвали этот акт нарушением демократии и проявлением коррупции, но на выборы всё равно пошли.

На этот раз недовольные переигровкой жители Стамбула решили наказать ПСР. Имамоглу одержал убедительную победу. За него проголосовали 53,6%, за Йылдырыма – 45,4%. Перевес колоссальный – 800 тысяч голосов.

«Победа демократии»

Западные СМИ отреагировали с облегчением. Проигрыш Йылдырыма для них – триумф демократии. «Эрдоган только что потерпел сокрушительное поражение. И благодаря Стамбулу турецкая демократия добилась сенсационной победы», — пишет израильская газета Haaretz.

Немецкий журнал Der Spiegel считает результаты «крупнейшим поражением президента за его карьеру».

В первую очередь это доказательство того, что турецкая демократия, несмотря на все неудачи, всё ещё жива. Эрдоган, вероятно, окажется под большим давлением результатов, чем когда-либо прежде в своей карьере,– пишет Максимилиан Поп.

Загрузка...

После 23 июня турецкая политика уже не будет прежней, прогнозирует Der Spiegel, но что именно изменится, автор не поясняет.

Для Запада важно не столько политическое последствие, а сам факт поражения Эрдогана. Оно дли Европы и США означает победу демократии, а значит, ослабление авторитаризма. Подтачивается личный рейтинг президента. Выборы в Стамбуле – референдум по Эрдогану. Республиканцы – партия Ататюрка, стоящая на светских началах. И их усиление более приемлемо для Вашингтона и Брюсселя, нежели исламистов из ПСР.

За время правления Эрдогана Запад нажил себе множество неприятностей, как и наоборот. ЕС отказал Турции в членстве, турецким политикам помешали агитировать в европейских городах, Запад поддержал курдов в Сирии и пытался свергнуть турецкого президента. Со своей стороны, Эрдоган посадил прозападных политиков и военных, объявил ЕС и США врагами Турции и начал заигрывать с противником НАТО – Россией.

Для Эрдогана потеря главного города Турции – действительно удар по его моральной силе. Стамбул – родной город президента, в 1994-м он был его мэром. Как-то Эрдоган сказал: «Кто контролирует Стамбул, контролирует Турцию».

Иметь своего человека на берегу Босфора было крайне важно и с экономической точки зрения. На Стамбул приходится треть турецкой экономики и четверть всех инвестиций.

Что послужило причиной поражения Эрдогана?

Директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев видит её в неготовности действующей власти решить экономические проблемы населения.

ПСР и Эрдоган проиграли из-за своего напора и очевидного для избирателей включения админресурса. Другая часть проблемы кроется в том, что у Йылдырыма, в отличие от Имамоглу, не было качественно новой повестки. Программа Имамоглу отвечает чаянию горожан, которые переживают экономический кризис, больно бьющий по их карману,– рассказал эксперт Царьграду.

Экономическая ситуация усугубилась, когда летом прошлого года Дональд Трамп ввёл санкции в отношении Турции. В ответ на отказ выпускать из тюрьмы пастора Эндрю Брансона Белый дом поднял тарифы на импорт алюминия и стали в США до 20 и 50 процентов соответственно. Турецкая лира в первые месяцы 2018 года упала на 40% к доллару.

Победа Имамоглу – реакция людей на аннулирование мартовского голосования, уверен главный редактор МК Турция Яшар Ниязбаев.

«Отменив выборы, Эрдоган проявил неуважение к избирателям. Многие из них, даже те, кто не голосовал за Имамоглу, почувствовали, что их голоса считают игрушкой. А это серьёзный раздражитель даже для тех, кто не ходил на выборы», – говорит Ниязбаев.

Проведя повторное голосование, власть «выстрелила себе в ногу» и лишь добавила популярности Имамоглу, отметил эксперт.

Что ждёт Турцию?

Поражение в Стамбуле не ослабит политические возможности Эрдогана. Ведь после перехода к президентской форме правления его полномочия расширились. Но в долгосрочной перспективе все риски налицо.

«Сегодня сомневаться не приходится: победитель в Стамбуле примет участие в будущем дележе или транзите власти, когда действующий президент будет вынужден отойти в сторону в 2023 году», – подметил Мавашев.

Имамоглу и его Народно-республиканская партия имеют неплохие шансы на будущих президентских выборах. Их успеху будет способствовать и раскол внутри ПСР. «Бывшие друзья» Эрдогана – экс-премьер Ахмет Давутоглу с бывшим президентом Абдуллой Гюлем и бывший вице-премьер Али Бабаджан – создали свои партии.

Эти две партии – напрямую помеха партии Эрдогана, расщепление электората, голосующего за турецкого президента. В будущем можно будет услышать более смелую критику в адрес турецкого лидера, которая исчезла после попытки переворота. Появится чувство, что правящая партия, сам президент Турции – не всемогущие, и голоса избирателей могут вызывать изменения в стране,– заметил Ниязбаев.

В такой ситуации «джумхурбашкану» придётся лавировать, искать общий язык с оппозицией. Возможно, он начнёт сближение с республиканцами (CHP), включая курдов (HDP), и разрушит союз с националистами (MHP).

Изменится ли внешняя политика Турции?

Чтобы удержать позиции в парламенте, правящей ПСР нужны будут коалиции. Ведь без националистов за неё голосуют около 30%, а не половина Турции. Если будет выстроен альянс с CHP или HDP, можно ожидать дрейфа и в сирийском направлении, считает Ниязбаев.

«Приоритеты страны могут измениться в сторону Сирии. Может начаться диалог с Асадом, а также с курдами на севере этой страны», – сказал он.

Что касается отношений с Россией, то прозападное влияние республиканцев тоже может внести корректировки.

«Итоги выборов могут сказаться на приобретении С-400. Не то чтобы Турция от них откажется, тем более сейчас, но может не использовать – такие прогнозы были ранее. С выборами Эрдоган получил сигнал, что он не может единолично принимать решения, угрожающие стране разрушением экономики и никчемными отношениями с Западом», – подчеркнул Ниязбаев.

По его мнению, совместные проекты АЭС «Аккую» и «Турецкий поток» не пострадают.

Юрий Мавашев ставит под сомнение сдвиги на российском треке.

Существует в корне неверное утверждение о том, что Имамоглу якобы является проамериканским кандидатом, который враждебен России. Такие слухи распространяют недалёкие люди как в Турции, так и у нас в России. Оснований для беспокойства нет. Отношения с Россией будут приоритетными и для Имамоглу,– анализирует Мавашев.

Несмотря на провал в Стамбуле, Эрдоган остаётся главой государства и главным центром принятия внешнеполитических решений. По крайней мере до 2023 года, до следующих президентских выборов.

Текущие отношения и временный альянс России и Турции обоснован далеко не личностью глав государств, а их интересами. Перечисленные выше совместные экономические проекты вынуждают две страны действовать в русле партнёрства. В то же время расхождения по Сирии, которые пока удаётся нивелировать, могут подвергнуть «временный альянс» эрозии. Так что будущее российско-турецких отношений зависит не столько от того, кто руководит Стамбулом, а от того, как Анкара отреагирует на возврат Башаром Асадом приграничной провинции Идлиб при помощи России и Ирана.

Loading...