Кремль утопит Грузию в вине

Кремль утопит Грузию в вине

27.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Россиянам скоро объяснят, что «Хванчкара» и «Киндзмараули» — это плохо, а «Инкерман», «Массандра» и «Тамань» — хорошо

В России может быть введен запрет на ввоз грузинского вина. По информации «Коммерсанта», Роспотребнадзор начал собирать информацию о доле грузинского вина на полках торговых сетей. Ведомство также сделало заявление об усилении контроля качества алкоголя из Грузии.

Пристальное внимание к качеству грузинского вина совпало по времени с запретом на авиасообщение с этой страной, введенным президентом РФ в ответ на антироссийские заявления грузинских политиков. Однако Дмитрий Песков отрицает связь между этими событиями, что выглядит, по меньшей мере, смешно.

Сейчас доля грузинских вин на российском рынке составляет 17%. Они занимают третье место, потеснив, например, французские. В топе предпочтений «Киндзмараули», «Алазанская долина» и «Саперави».

В 2018 году было выявлено 203 тысяч литров алкогольной продукции из Грузии, нарушающей российские требования. Причем, с 2014 года объем нарушений вырос почти в три раза. Правда, это всего лишь 0,5% от всего импорта грузинского вина в Россию.

Предыдущий по времени запрет действовал с 2006 по 2014 год и также был связан с обострением российско-грузинских отношений при Михаиле Саакашвили. До того момента в Россию отправлялось до 70% всего винного экспорта Грузии.

К каким последствиям может привести новый запрет «СП» рассказали наши эксперты.

Загрузка...

Гендиректор крымского завода «Инкерман» Сергей Лебедев предвидит выгоды для российских производителей.

— Специфика грузинских вин в том, что они чаще всего полусладкие или сладкие. Поэтому запрет на их ввоз в Россию в большей степени поможет тем предприятиям, кто специализируется на десертных винах. Например, «Массандре», «Коктебеле». Для них это будет хороший шанс забрать эту нишу рынка себе.

«Инкерман» же работает в основном с сухими винами. У нас чуть разные сегменты рынка.

«СП»: — То есть конкретно вашему предприятию от запрета грузинских вин больших выгод ожидать не приходится? Нарастить производство не получится?

— Мы сможем увеличить производство, но не очень намного. Процентов на пять, наверное.

«СП»: — Одним из ограничений, как я понимаю, является наличие сырья. Ведь объем производства зависит от урожая винограда…

— Конечно, это напрямую связано с наличием сырья. Но в настоящий момент сырья гораздо больше, чем потребляет рынок. У нас его переизбыток.

«СП»: — Значит, и «Инкерман», и ваши соседи по южному берегу Крыма и через Керченский мост — с Тамани восполнят, нехватку грузинских вин на российском рынке?

— К грузинским винам мы относимся неплохо, так как они чаще всего качественные. Главная проблема российского рынка — засилье дешевого импорта. Он абсолютно не качественный, но потребитель плохо разбирается. Он видит, на этикетке написано «Италия», «Франция», бутылка стоит 200−250 рублей, вот и берет. Но это ерунда, там не вино внутри.

Эта продукция производится в Европе. Там тоже есть люди, которые хотят заработать, для них Россия — это сливная яма. Управляют этим бизнесом, как правило, наши импортеры.

А вот президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович считает, что отрасль сможет нарастить производство только в случае благосклонности ритейлеров.

— Объем грузинского вина, реализуемого в России, составляет 2−3 процента от объема вина, производимого отечественными виноделами.

«СП»: — Как изъятие этого объема из продажи отразится на отрасли?

— Да никак. Потому что нет никакой гарантии, что торговые сети, HoReCa (отели, рестораны и кафе — авт.) и розничные магазины не поставят вместо грузинского вина испанское, французское, чилийское и др.

«СП»: — Поставим вопрос по-другому. Готовы ли российские виноделы возместить грузинское вино отечественным?

— Да, готовы. У нас много хорошего вина. Не хуже, а может быть, даже и лучше грузинского. Если сети и розница будут готовы поставить его на полку, мы с удовольствием его представим. Но захотят ли они этого? Тут надо интересоваться у продавцов. Пока я ни разу не слышал, чтобы какая-нибудь крупная компания объявила, что вместо грузинского поставит наше вино.

«СП»: — А что им мешает? Импортозамещение в стране вроде бы в тренде…

— Они — продавцы и это они выбирают товар на продажу. И почему-то продают 40% импорта и 60% российского. Я бы хотел, чтобы они продавали 90% отечественного вина. Я к ним прихожу и говорю, уберите с полок Испанию, Францию, Аргентину, Грузию, Абхазию и проч. И поставьте Россию. А они отвечают, что у них есть покупатели, есть принципы.

Нужны меры воздействия государства на розничную полку. Но как только мы об этом говорим, нас обвиняют во всех грехах и утверждают, что мы хотим разрушить капитализм, сделать контрреволюцию и вернуть СССР. Бред полный. Во Франции на полке французское вино и никакой капитализм там не рухнул.

Так что мы готовы к любому решению государства по грузинскому вину. Освободят полку для российского производителя — заполним ее нашим вином, не освободят, будем по-прежнему производить и конкурировать на общих основаниях.

— Пока все запросы в торговые сети носили неофициальный характер и никаких решений о запрете грузинских вин не принято, — подчеркнул PR-директор Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Власенко.

«СП»: — Готовы ли торговые сети возместить грузинские вина российскими, а не импортом из других стран, которого на рынке и так немало?

— Единой политики среди ритейлеров не существует. К тому же кроме федерального ритейла есть еще очень активный ритейл региональный. И у каждого своя политика по наполняемости сети. Это вопрос ведения частного бизнеса.

По мнению директора Национального фонда защиты потребителей, академика РАЕН Александра Калинина, претензии к грузинским винам имеются, но этот вопрос носит политическую окраску.

— Однажды на границе Московской и Тверской областей УБЭП обнаружил цех по производству любимых вин Сталина: «Киндзмараули», «Хванчкара» и «Алазанская долина». Делали их в помещении бывшего коровника. В эмалированных ваннах деревянной лопатой разводили аргентинский винный концентрат. Затем разливали в бутылки, клеили этикетки. Работали там молдаване, азербайджанцы. Вот вам и грузинские вина.

Еще одна «грузинская» история. Как-то я закупил в магазинах несколько бутылок с надписью «Боржоми» и принес на проверку в одну федеральную проверяющую организацию. Оказалось, что ее разливали в пожарной части в Зеленоградском районе. Состав: вода водопроводная, сода чайная, соль поваренная. И все это обрабатывалось углекислотой, чтобы не протухло. Поехали, закрыли этот цех. Поэтому надо осторожно относится к такого рода продукции.

«СП»: — Фальсификат — это проблема, скорее, России, чем Грузии.

— За последние 20−25 лет в России бывало всякое. Например, мы запрещали молдавские вина, потому что после договоренности с Ельциным о беспошлинном ввозе молдавских вин в Россию и сразу стали получать гигантское количество вина с переклеенными этикетками из других стран. Молдавия столько вина просто не производила, а занималась реэкспортом. Правильно, что мы ввели запрет? Конечно, правильно.

С Грузией тоже был уже запрет. Тогда была война, и придумали формулировку «принуждение к миру». Было запрещено ввозить не только вино, но и «Боржоми». Вообще-то, ничего хорошего кроме вина и минералки мы из Грузии и не получаем. С точки зрения производства Грузия — слабенькое государство. Хотя ведут они себя по отношению к России очень агрессивно.

Так что эта проблема политическая. Поэтому она и решается в сфере политических отношений двух государств. Можно обсуждать, что наши контролирующие органы что-то там нашли в грузинском вине, но это все уже последствия.

«СП»: — Что же, давайте поговорим и о политической стороне вопроса…

— Что значит депутата Гаврилова не в то кресло посадили? Что за глупость? Он — председатель межпарламентской ассамблеи, гость страны. Его посадили в кресло, а ему говорят, что он осквернил парламент. Ничего себе!.. Все это очень некрасиво.

А их президент — Зурабишвили, которая ругает Россию, — такой же президент, как я Чингисхан. Из Америки ее прислали, взяли сначала министром иностранных дел, потом протолкнули в президенты. Это насмешка над политикой, над управлением страной. Или этот певец Кикабидзе, которого и в СССР и в России уважали, приглашали, аплодировали, а теперь он говорит, что мы — империя зла.

Но, думаю, со временем в Грузии будет все в порядке. Все эти грузинские политики типа Саакашвили уйдут в безвременье, а Грузия останется. И Россия тоже. И опять будем покупать у них вино и «Боржоми» с маленьким оленем на бутылке.

На мой взгляд, грузинские вина далеко не самые лучшие в мире. Но россияне их любят.

Loading...