Из России с презрением

Из России с презрением

29.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Страна — отстой, русские — быдло, жизнь — как в тюрьме. Так, вернувшись домой, описывают своё пребывание в России некоторые хоккеисты-легионеры. Пока они играли в КХЛ, всё, как ни странно, было прекрасно, особенно зарплаты

Зомби из Нижнекамска

Последним, кто рассказал о своей горемычной жизни в России, стал американец Терри Гальярди, выступавший в КХЛ в 2016-2018 годах за «Медвешчак», «Нефтехимик» и рижское «Динамо». В подкасте Spittin’ Chiclets (to spit — плевать, chiclet — жвачка), который ведут бывшие хоккеисты НХЛ Пол Биссонет и Райан Уитни, Гальярди вспомнил о страшных днях, проведённых в Нижнекамске.

После сезона в Швеции я подписал пробный контракт с «Сент-Луисом», но не пробился в состав и поехал домой, — рассказал американец, выступавший за «Колорадо Эвеланш», «Сан-Хосе Шаркс», «Калгари Флеймз» и «Виннипег Джетс». — Какое-то время бездельничал, а потом понял, что мне нужно поиграть.

Терри Гальярди

«После Рождества подписал контракт с «Медвешчаком» на месяц, просто чтобы освоиться в Лиге, — продолжил Гальярди. — Знал, что потом уеду, у меня были варианты. Одна из команд называлась «Нефтехимик», это в Нижнекамске, городе, о котором никто никогда не слышал. Он входит в топ-3 дыр в КХЛ. Но в «Нефтехимике» платили больше других, а кроме зарплаты там были сумасшедшие бонусы за победы и очки. Я сказал: «Осталось два месяца, потерплю». Отправил жену домой и поехал туда один. Я в такой дыре никогда в жизни не был! Тренер говорит по-русски, тренировки тоже на русском. Чувствуешь себя как зомби».

В одном из матчей Гальярди получил травму кисти, но ему вкололи обезболивающее и заставили выйти на площадку. Потом были ещё уколы, от которых американцу стало плохо. «Я почти не мог ходить, — вспоминал Гальярди. — Генеральный менеджер предложил либо остаться и лечиться у клубных врачей, либо ехать в Москву за свой счёт. Я в тот же день улетел в Москву и прошёл обследование. Оказалось, что мне занесли инфекцию в бедро, когда делали укол в ягодицы. Пришлось посидеть на антибиотиках, потом выбивать из клуба зарплату. Агент сказал, что я должен приходить на тренировки каждый день, и тогда мне заплатят. Целый месяц ходил на арену, потом вернулся домой, и мне перевели последнюю зарплату».

Загрузка...

За «Нефтехимик» Гальярди провёл восемь матчей, не забросив ни одной шайбы и не отдав ни одной голевой передачи.

Ночёвка в бараке

Одним из первых об ужасах жизни в России на Spittin’ Chiclets ещё в начале нулевых рассказывал канадский вратарь Байрон Дафо, выступавший за омский «Авангард». Он ночевал в бараке, почти не общался с партнёрами и получил зарплату в два с половиной раза меньше обещанной. Из Омска он бежал, никого не предупредив. Руководство «Авангарда», однако, посчитало, что Дафо приехал в Россию травмированным и пытался обманом подписать контракт на один миллион долларов. «Агент сказал, что в Омске предлагают миллион за четыре месяца контракта, — сказал Дафо. — Я подумал: «За такие деньги можно поехать куда угодно даже без жены». Мои первые впечатления о России — это жизнь в бараке. Провёл там сутки, пока клуб искал квартиру. В итоге мне подобрали жильё рядом с ареной, однако там не было даже зеркал».

После двух матчей за «Авангард» Дафо повредил пах. Осмотр у врача канадец сравнил с фильмом ужасов: «Там были старые приборы, на которых толком ничего не было видно». После этого Дафо предложили подписать контракт не на миллион, а всего на 400 тысяч долларов. В случае отказа якобы пригрозили вообще ничего не заплатить. «Я просто подписал предложенный контракт, дождался, когда на счёт пришли деньги, собрался и улетел домой, — признался Дафо, который до конфликта из-за травмы отзывался обо всём в восторженных тонах. — Это был худший месяц в моей жизни».

Чернобыльские уроды

Американцу Райану Уитни, игравшему в ХК «Сочи», не нравилось, как одеваются его партнёры по команде или как они стригутся. «Женщины — либо бомбы, как Анна Курникова, либо чернобыльские уроды с тремя глазами», — «шутил» Уитни. Канадец Тедди Пёрселл из «Авангарда» не понимал, почему игроки столько времени проводят на базе, и называл её «тюрьмой».

Райан Уитни

Если послушать канадских или американских хоккеистов на Spittin’ Chiclets, никогда не догадаешься, почему они всё-таки едут в Россию.

Ах да, здесь хорошие зарплаты! Клубы КХЛ не жмотничают и достойно платят легионерам, хотя, по большому счёту, даже из НХЛ к нам порой приезжает низкокачественный ширпотреб. Для многих из них КХЛ — не новый вызов и не возможность для карьерного роста, а всего лишь шанс сорвать «бабки». Заокеанские игроки это понимают и едут в Омск или Нижнекамск, но потом рассказывают «страшилки» или повествуют о зверствах, которым их подвергали. Руководители КХЛ отчасти сами в этом виноваты, переоценивая порой игровые и человеческие достоинства иностранных хоккеистов. Так, может быть, не стоит и приглашать такое количество легионеров, которые в конечном счёте ничего не дают русскому хоккею?

Конечно, не все иностранцы из двух сотен, что выступают в нашей стране, с презрением отзываются о России. Так, омский канадец Максим Тальбо назвал Россию «потрясающей».

Всё гораздо лучше, чем мы ожидали, — сказал Тальбо. — Люди, еда, культура — всё на высочайшем уровне.

Но его на Spittin’ Chiclets не пригласят.

Loading...