Жуть пенсионной реформы: «Гражданка Рыжова, с вас 140 тысяч»

Жуть пенсионной реформы: «Гражданка Рыжова, с вас 140 тысяч»

30.06.2019 Выкл. Автор Алексей

Московскую пенсионерку лишили льгот и субсидий из-за общественной работы

Затеянная государством людоедская пенсионная реформа породила в российском обществе немало несправедливости. Ее жертвами стали и люди предпенсионного возраста, от которых стараются избавиться на работе, и молодые, вынужденные конкурировать на рынке труда с пожилыми, и работающие пенсионеры, которых лишили индексации пенсий.

Но особенно несправедливо выглядит стремление государства лишить положенных выплат пенсионеров, которые выполняют какую-либо деятельность на общественных началах. Не получая де-факто ни копейки, они рассматриваются государством, как работающие, а значит, как зарабатывающие граждане. А таким ни индексация, ни другие льготы не положены.

О подобном случае редакции «СП» рассказала московская пенсионерка Ирина Рыжова.

— Мне сейчас 60 лет. В прошлом я преподаватель английского языка. Вышла на пенсию в 55 лет и была неработающим пенсионером. С мая 2018 года, то есть чуть больше года, я вынуждено занимаюсь ликвидацией небольшого ТСЖ в Замоскворечье. Это общественная деятельность и никаких денег, вознаграждения я за это не получаю.

Но из-за этого меня теперь лишили индексации пенсии — около тысячи рублей в месяц, московской пенсионной надбавки — 6308 рублей и субсидии на квартиру — 2867 рублей. Итого в месяц я потеряла более 10 тысяч рублей. За период в 14 месяцев, в течение которых я занимаюсь общественной деятельностью, это 140 тысяч рублей, из которых 30 тысяч рублей уже удержано.

Ничего себе долг государству образовался… Интересно, как они будут вычитать все это? Получается, я должна жить на пенсию в 11,6 тысячи рублей, платить при этом 4,5 тысячи рублей за квартиру в наказание за то, что я выполняю общественную функцию? Это беспредел какой-то.

Загрузка...

«СП»: — На каком основании вас лишают всех этих выплат? Что говорят в высоких кабинетах?

— Существует письмо Минтруда от 16 марта 2018 года N 17−4/10/В-1846, где трактуется моя ситуация. Оказывается, что если кто-то выполняет любую работу от любого юрлица, с доходом или без дохода, то это юрлицо, включая некоммерческие юрлица, должны предоставлять сведения о застрахованных лицах по формам СЗВ-М и СЗВ-СТАЖ.

В этом письме есть ссылка и на другое письмо Минтруда России от 7 июля 2016 года N 21−3/10/В-4587, в котором сообщалось, что физические лица, состоящие в трудовых отношениях с такими организациями, относятся к работающим. То есть даже если вы подаете документы с одними нулями, то вы все равно работаете. Я — не юрист, но как мне объяснили, это противоречит закону.

«СП»: — Читаем выдержку из второго письма: «вопросы правомерности осуществления в организации трудовой деятельности… без оплаты такого труда могут быть разрешены в пределах компетенции Роструда… Если физические лица состоят с данной организацией в трудовых отношениях, то такие лица в целях Федерального закона 167-ФЗ и Федерального закона № 212-ФЗ относятся к работающим лицам».

Обратите внимание: не «по закону», а «в целях закона». То есть Минтруд присвоил себе право вольно трактовать закон…

— Как раз сегодня в отделе субсидий в Замоскворечье мне сказали, мол, это ваше дело, что вы не получаете зарплату. Это у вас работа, сказали мне. До этого мне тоже самое говорила начальница Пенсионного фонда Обручевского района, где я живу постоянно. Мне говорят, докажите, что вы ничего не получаете. Тогда, возможно, моя просьба оставить выплаты будет рассмотрена.

Отдел субсидий и соцзащиты исходят из информации Пенсионного фонда. Раз ПФР лишил гражданина индексации пенсии, как работающего пенсионера, остальных выплат его лишают автоматически. Причем районный ПФР не может видеть, что я никакого вознаграждения не получаю. Им просто сверху спускают списки «работающих» пенсионеров.

Кстати, ни одна из трех перечисленных структур не считает нужным сослаться на какой-то закон или документ в письменной форме — не царское дело. Например, о письме от 16 марта и его последствиях я узнала из интернета после вычетов за первый месяц уже в 10 тысяч рублей.

«СП»: — Докажите, что вы не верблюд. Знакомая, увы, ситуация…

— Это вот пенсионная реформа в действии. Если вы возглавляется любую некоммерческую структуру, хоть клуб по интересам, вы выполняете работу, и вас тогда лишают индексации, всех льгот и субсидий. Прекрасная борьба с бедностью. Я теперь, видимо, попала в разряд состоятельных, раз меня лишили всех доплат. Теперь статистика борьбы с бедностью у них явно улучшится.

«СП»: — Получается, все дело в вашей общественной деятельности. Расскажите, пожалуйста, в чем конкретно она заключается, и почему вы были вынуждены взяться за это…

— Речь идет о ТСЖ «Надежда» в Замоскворечье. Это маленький дом — всего 16 квартир, в котором я родилась. Моя мама в течение 20 лет была там председателем. Дом у нас дружный, 1957 года постройки, жильцы организовали это ТСЖ в 1999 году, чтобы отбиться от точечной застройки, чтобы их не выселили в какое-нибудь Бутово. Это все тогда поддерживалось государством.

Потом вместе с глобальной реформой ЖКХ стали приходить требования присоединиться к ГИС ЖКХ и большие штрафы — до 200 тысяч рублей. Оказалось, в эту систему должны подавать сведения (устав, протоколы с приложениями на многих листах) не только управляющие компании, но и любые юрлица, включая ТСЖ. Видимо, для того, чтобы людей больше штрафовать.

Но сил на это ни у кого в нашем доме уже не осталось. Правление состарилось. Многим уже за 80 лет. И ко мне обратилось общее собрание, как к дочери председателя, чтобы я взялась за процедуру ликвидации. Хотя я сама давно живу в другом месте, но в этом доме у меня есть небольшая доля в квартире, а по закону ликвидатор ТСЖ, должен быть его участником.

Получается, я заслонила собой всех членов правления от вычетов из пенсий. Среди них, кстати, до недавнего времени была и участник войны Юдина З. И. — умерла в марте 2018 года. Не дожила до такого унижения…

И вот уже 14 месяцев мы не можем закончить эту процедуру ликвидации. Куча документов, передача спецсчета — все это сопровождается бесконечно перепиской. Месяц туда письмо, месяц обратно. И если вы уже влезли в ликвидационный процесс, то бросить его невозможно. Это пожизненно. Его можно только передать другому лицу, но у нас передать некому — все уже глубокие пенсионеры.

А везде, и в ПФР, и в отделе субсидий мне говорят: бросьте все, принесите документы об увольнении. Но это невозможно бросить!

«СП»: — Ситуация явно требует как минимум сверки с законом, а возможно и законодательной коррекции. Ведь это касается многих в стране…

— Надо понимать, что дело не только в потерянных мной деньгах. Я не делаю акцент на личной беде. В конце концов, у меня есть дочь, которая всегда мне поможет. Но я болею за дело. Меня возмущает сам подход государства. Я чувствую себя оскорбленной. Это какой-то государственный рэкет.

По мнению адвоката Дмитрия Аграновского в данном деле можно добиться справедливости.

— Это прецедентный случай. Уверен, что здесь мы имеем дело с неправильным толкованием закона. Минтруд, Пенсионный фонд совершенно неправомерно смешивают общественные должности и должности оплачиваемые.

Очевидно, что эта ситуация нелепая. А нелепые ситуации, как правило, не укладываются в законы. Все-таки законы пишутся достаточно разумно.

«СП»: — Видимо, когда писали соответствующие законы, никто не предвидел, что в стране грянет пенсионная реформа и правительство будет всеми силами экономить на пожилых. Поэтому закон может быть нечетким, допускающим разное толкование…

— Если закон нечетко сформулирован, то это нарушает принцип правовой определенности. Законы должны формулироваться четко и однозначно.

«СП»: — Как теперь Ирине Рыжовой добиться правды?

— Надо как минимум написать в прокуратуру, которая надзирает за законностью, и дождаться их ответа. Думаю, что справедливость на стороне этой женщины и при известной настойчивости она восторжествует. А может быть, и в судебном порядке обжаловать.

Loading...