Русским «Мистралям» быть: У России появятся свои вертолётоносцы

Русским «Мистралям» быть: У России появятся свои вертолётоносцы

01.07.2019 Выкл. Автор Алексей

В 2014 году Париж де-факто совершил предательство, отказавшись отдавать построенные для РФ корабли. Россия сделала из этой истории единственно верный вывод

В скором времени Россия обзаведётся собственными вертолётонесущими десантными кораблями, которые, по всей видимости, станут улучшенными аналогами французских «Мистралей». Об этом свидетельствует информация, просочившаяся в СМИ из кулуаров военно-технического форума «Армия-2019».

Информированный источник в военно-промышленном комплексе сообщил, что до конца года Минобороны планирует сформировать и направить в Объединённую судостроительную корпорацию тактико-техническое задание на создание универсального десантного корабля (УДК).

Строить русские «Мистрали» предполагается в рамках госпрограммы вооружений на 2018-2027 годы. То есть средства на этот проект уже выделены, и изыскивать дополнительные миллиарды на проектирование и строительство кораблей не придётся.

Информация плюс размышления

Сведений о будущих российских вертолётоносцах пока очень мало, но определённые выводы сделать уже можно.

Во-первых, обращают на себя внимание сроки, о которых говорил источник. Техническое проектирование должно начаться в 2020-м, а строительство головного корабля — в 2021 году. Спроектировать крупный корабль с нуля за такое короткое время просто невозможно. А значит, у военных есть уже некий почти готовый проект, к которому могут быть высказаны какие-то пожелания и уточнения, например, по составу вооружений. Но в общем и целом платформа, судя по всему, уже готова, чертежи отрисованы, а модели посчитаны. Только в этом случае проектирование современного корабля от формулировки техзадания до начала строительства может уложиться в год.

Загрузка...

Во-вторых, совершенно ясно, что корабль будет крупным. Очень крупным.

Хотя тактико-техническое задание (ТТЗ) пока не сформировано, уже сейчас можно говорить, что УДК получат большую доковую камеру для размещения десантных катеров, а также смогут нести крупную авиагруппу вертолётов различного назначения, включая ударные, постоянного базирования в количестве 15-20 машин, — приводит слова источника ТАСС.

Авиагруппа из 15-20 вертолётов — это весьма крупное соединение. Оно требует ангар внушительных размеров, большое количество авиатоплива и боеприпасов. Это вторая вводная, позволяющая сделать предположения о будущем облике и функционале судна.

Под оба критерия подходят всего три десантных корабля, с которыми российская оборонка и флот имели дело за последние 10 лет. Это французские вертолётоносцы «Мистраль» и два проекта российских УДК — «Прибой» и «Лавина».

Оригинальные «Мистрали» по понятным причинам можно не рассматривать: они теперь несут службу в ВМФ Египта. Так что речь, скорее всего, идёт об одном из двух российских проектов.

Наследие ХХ века

СССР в силу ряда причин делал ставку на относительно небольшие десантные корабли (водоизмещением от 2000 до 4000 тонн), способные высаживать морскую пехоту и танки на необорудованный берег. Поскольку в случае конфликта им пришлось бы вплотную подходить к берегу, чтобы танки и другая неамфибийная техника могли пройти над полосой прибоя по специальной аппарели, советские десантные корабли оснащались средствами подавления огневых точек на берегу (как правило, в этой роли выступали морские аналоги РСЗО «Град») и зенитными средствами.

В рамках этой концепции были выполнены большие десантные корабли (БДК) проектов 1171 и 755. Ей же соответствовал и самый крупный представитель семейства советских БДК — проект 1174 «Носорог», имевший водоизмещение в 14 тысяч тонн.

На западе развитие десантных кораблей пошло по другому пути. Небольшая популяция БДК типа «Ньюпорт», аналогичных в конструктивном и функциональном плане советским, не получила развития. Вместо них флоты стран НАТО и в первую очередь американские ВМС сделали ставку на десантные вертолётоносцы водоизмещением от 20 до 40 тысяч тонн. В отличие от советских, эти корабли не могут подходить вплотную к берегу, и потому вынуждены высаживать танки и другую неплавающую технику с помощью катеров (что очень медленно). У них слабое вооружение и большой размер надводного борта, однако при этом они способны нести большое количество морских пехотинцев и, что особенно важно, большое число вертолётов.

Советские десантные корабли создавались для того, чтобы штурмовать побережье, опрокидывать и громить противника, высаживая на берег около 300 морпехов и от 10 до 20 танков в неожиданном для врага месте.

Американские же УДК, напротив, делались для наведения порядка в колониях, разгрузки техники или солдат в подконтрольных портах, а также для «шатания» неугодных режимов без необходимости приближаться к берегам жертв. Во втором случае высадка десанта ведётся неспешно, с помощью вертолётов и десантных катеров, умеющих перевозить не только солдат, но и танки. Естественно, проводить такие высадки можно, только имея полное господство в воздухе и не опасаясь, что на энном часу десантной операции в борт УДК прилетит противокорабельная ракета.

Россия до последнего времени отдавала предпочтение именно советской традиции. Костяк нашего десантного флота составляют 15 БДК проекта 755 и четыре корабля более ранней серии — 1171 «Тапир». Вместо списанных и утилизированных «Носорогов» (проект 1174), которых было построено всего три, в 2018 году в строй был введён БДК «Иван Грен» (проект 11711). Это прямой и явный продолжатель советской традиции: он имеет относительно небольшое водоизмещение (5000 тонн), носовую аппарель, по которой на берег могут сойти 13 танков массой до 60 тонн, а также несёт большое количество зенитного вооружения и два вертолёта.

В настоящее время на верфях достраивается второй и последний корабль этой серии — «Пётр Моргунов». При этом Минобороны уже дало понять, что не заинтересовано в кораблях такого класса и закупать их не будет.

Новый век — новые задачи

Опыт войн последних 40 лет показал, что время танковых десантов осталось в прошлом. Гораздо чаще в современных конфликтах применяется заброс в тыл врага групп спецназа. И в этом плане намного выгоднее иметь крупные десантные корабли с многочисленными вертолётными группами.

«
Яркими представителями этого семейства как раз являются французские «Мистрали». Они почти вчетверо крупнее кораблей типа «Иван Грен». При водоизмещении в 21 000 тонн «французы» могут нести авиагруппу из 16 ударных и транспортных вертолётов, десант из 450 морпехов и до 70 боевых машин (в том числе 13 тяжёлых танков). Стратегическая дальность их хода — 11 000 километров.

Впрочем, основное достоинство этих кораблей заключается в другом. Главная изюминка французских УДК — автоматизированная система боевого управления «Зенит-9» и информационно-командная система SIC-21. Российские эксперты отмечали, что именно две эти системы в сочетании с большими внутренними объёмами позволяют превратить «Мистраль» в плавучий штаб и мозговой центр операции. С помощью них офицеры могут координировать действия других кораблей, наземных групп и авиации.

В своё время было много разговоров о нежелании французской стороны передавать России данные по «Зениту-9». Тем не менее в подписанном соглашении говорилось, что создатели кораблей передадут российским специалистам все технологии, которые их заинтересуют. Кроме того, по условиям контракта кормовые части первых двух кораблей строились на российских верфях, а третий и четвёртый вертолётоносцы и вовсе планировалось полностью строить в России. Позже 400 российских моряков проходили годовую стажировку, учась управлять кораблями и обслуживать их системы. Так что весьма сомнительно, что при столь тесном сотрудничестве Франция сумела сохранить все секреты «Мистралей».

Стальной «Прибой» или морская «Лавина»

После того как Париж в 2014 году отказался выполнять контрактные обязательства, российские оборонщики предложили две возможных замены «Мистралей»: вертолётоносцы «Прибой» и «Лавина».

По поводу судьбы российских вертолётоносцев за последние годы было сделано огромное число заявлений. Источники в военно-промышленном комплексе регулярно сообщали, что то в одном, то в другом КБ стартовало проектирование УДК, а официальные лица столь же регулярно заявляли, что Россия не станет строить вертолётоносцы. Чтобы понять, что происходит на самом деле и куда клонится чаша весов, следует обращать внимание не только на заявления, но и на то, кто их сделал.

Так, в августе 2018-го отличился глава Минпромторга Денис Мантуров, заявивший, что Россия не будет строить «вертолётоносцы в чистом понимании этого слова».

Что именно он хотел этим сказать, так и осталось загадкой. Что касается лиц, компетентных в этом вопросе и в силу своего положения имеющих реальные возможности влиять на принимаемые решения, то, например, экс-заместитель министра обороны, а в настоящее время вице-премьер по вопросам ВПК Юрий Борисов в 2017-м сообщал, что ударные вертолёты Ка-52 «Катран», созданные для службы на «Мистралях», будут поставлены на два вертолётоносца «Лавина». Также он отмечал, что флот рассчитывает получить эти корабли до 2025 года, то есть в рамках выполнения госпрограммы вооружений 2018-2027 гг. Об этом же говорит и источник ТАСС.

С похожими заявлениями выступали и генеральный конструктор «Невского проектно-конструкторского бюро» Сергей Власов, и начальник управления кораблестроения ВМФ, контр-адмирал Владимир Тряпичников. По их словам, в Крыловском государственном научном центре в Санкт-Петербурге сформирован облик большого десантного корабля нового проекта. Он будет принципиально отличаться от БДК «Пётр Моргунов», то есть от всей линейки советско-российских десантных судов. О том, что при проектировании нового корабля широко использовался опыт, полученный при строительстве кормовых частей «Мистралей», журналистам сообщал и советник гендиректора Крыловского центра Валерий Половинкин.

Упоминается в открытых источниках и другой вертолётоносец — «Прибой», разработкой которого занималось Невское ПКБ. Отличие этого корабля от «Лавины» заключается в тоннаже: водоизмещение «Прибоя» — 14 000 тонн, а «Лавины» — 24 000 тонн.

Оба проекта представлялись на форуме «Армия-2015». Три года спустя на «Армии-2018» КГНЦ вновь представил проект своего корабля, несколько изменив его характеристики, из чего можно сделать вывод, что российское военное руководство пришло к мнению, что стране нужны большие корабли.

В наследство от «Мистралей» российским проектам достались плоская палуба, надстройка островного типа по правому борту, доковая камера с десантными катерами и многочисленное авиакрыло в составе 12-16 вертолётов.

Смысл и резоны

Критика в адрес «Мистралей» со стороны российских военных экспертов стала звучать буквально с первого дня после того, как стало известно о намерении Москвы и Парижа заключить сделку. Специалисты отмечали, что российский флот не имеет доктрины применения таких кораблей, что у нас нет нужной инфраструктуры и, более того, нет задач, для которых их следовало бы применять.

Однако время показало, что Россия способна вести активную политику не только вдоль своих границ, но и в отдалённых регионах, в отрыве от своих баз снабжения и центров управления. Для чего в реальной жизни могут понадобиться десантные корабли советской концепции? Ну разве что отбивать Курилы, если вдруг Япония сойдёт с ума и попытается их оккупировать (даже само такое предположение выглядит бредом, учитывая, сколько противокорабельных ракет размещено на Итурупе и Кунашире).

С другой стороны, мистралеподобные «корыта», как их ласково окрестили некоторые недоброжелатели, отлично справятся с поддержкой дружественных нам режимов в любой точке мира от Венесуэлы до Сирии.

Loading...