«Он кричал «убивать русских!» А мы поняли — за нами страна». Раскрываем закулисье грузинской провокации

«Он кричал «убивать русских!» А мы поняли — за нами страна». Раскрываем закулисье грузинской провокации

02.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Действия грузинских радикалов стали полной неожиданностью для официальных представителей, встречавших русских делегатов. Уже после, на волне протестов, президент Грузии решила разыграть антироссийскую карту. А в злополучный день у здания парламента собирались тысячи радикалов, уже в России стало ясно: еще полчаса, и выбраться из ловушки было бы невозможно. Эти и другие подробности в беседе с Царьградом раскрыли депутат Сергей Гаврилов, возглавивший нашу делегацию, и экс-спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе.

Скандал на Межпарламентской ассамблее Православия, где российских представителей атаковали грузинские радикалы, и не думает затухать. Кому-то очень нужно поддерживать температуру на нужном уровне. А официальные грузинские власти, вероятно, боятся действовать самостоятельно. Но ведь еще за несколько часов до одиозных заявлений Саломе Зурабишвили русских гостей встречали на самом высоком уровне, обещая «показать грузинское гостеприимство» — не зубоскаля, а совершенно искренне. Или нам только показалось?

Депутат Госдумы, глава российской делегации в ходе Межпарламентской ассамблеи Православия, член Бюро Президиума Всемирного Русского Народного Собора Сергей Гаврилов рассказал Царьграду о закулисье грузинской провокации. А экс-спикер грузинского парламента, лидер партии «Демократическое движение — Единая Грузия» Нино Бурджанадзе беседовала с нами о внутриполитических ошибках сегодняшней так называемой элиты страны.

Грузия два года уговаривала русских приехать, чтобы… собрать толпу «ликвидаторов»?

Сергей Гаврилов абсолютно уверен: ни грузинские спецслужбы, ни официальный Тбилиси не владели полной информацией о мобилизации радикалов ко дню проведения заседания ассамблеи в здании правительства. В то же время организаторы провокации продумали все до мелочей. Выбрали день и действовали с расчетом на пиар-эффект.

«И этого эффекта пытались добиться за счет нашего заседания. Можно сравнить с терактом в Мюнхене, тот же уровень радикальной организации.

В Грузию прибыли 23 парламента. А также иностранные наблюдатели из Африки, Азии и Европы. Можно ли было желать лучшей картинки? При этом официальная Грузия нас приглашала два года. И настояла, чтобы это торжество состоялось в здании парламента, хотя мы предлагали другие варианты — бизнес-центры и прочее. Грузинские представители собрали всех именно в здании заседаний парламента, который, несмотря на толстые стены, был не защищён совершенно, в том числе от радикалов».

Загрузка...

Проблема состояла еще и в том, что многие из атаковавших русскую делегацию имели статус депутатов. И с такой поддержкой радикалам оставалось просто взломать серьезные для грузинской культуры и грузинского государства ценностные коды, сказал наш собеседник.

«Во-первых, международные обязательства, европейские выборы в Грузии. Грузия письменно приглашает и гарантирует безопасность. И приезжает международная организация, почетная для страны, в том числе российские депутаты. Всем известно, что президентом организации является русский депутат Гаврилов. И в первый день нас принимают в президентском дворце — народные танцы, руководство Грузии, Церкви. Спикер сказал: мы никого не принимали так, на таком шикарном уровне, как вас сейчас. Мы вам покажем наше гостеприимство. Я даже пошутил… мол, президентские дворцы — это да, но не хотелось бы, как в Чили при Альенде.

На следующий день нас приглашают, располагают в зале, меня и моего коллегу из Греции, генерального секретаря. Мы являемся дипломатами, у нас неприкосновенность как у дипломатов и как у руководителей международной организации, к тому же все происходит в условиях гостеприимства. И тут я слышу крик этого безумного человека.

Обращаясь к залу, где практически никто не говорил ни по-русски, ни уже тем более по-грузински — от Эфиопии до Балкан, он кричал: «Я вас убивать».

Конечно, иностранцы впали в ступор. Я думаю, что международный имидж Грузии как страны, рвущейся в Европу, способной принимать иностранных гостей просто похоронен. Нам же было ясно: акция готовилась заранее».

В качестве предлога для нападения радикалы использовали «кейс» с креслом во главе парламента. Сергея Гаврилова грузинские организаторы попросили сесть в кресло, где обычно сидит ведущий заседания. Радикалы же заявили, что это оскорбление… Нино Бурджанадзе с уверенностью заявляет, что ситуация с креслом была создана искусственно.

То, что произошло, это, конечно, абсолютно глупая и тупая ошибка власти, которая не предусмотрела, что сейчас в Грузии насаждался антирусский тренд. В течение многих лет!

«С другой стороны, конечно же, есть определённая болезненная реакция после 2008 года, реакция на Абхазию, так называемую Южную Осетию. И поэтому первая реакция — такая вот массовая реакция, она была действительно искренней. А нормальные люди все понимали, что Россия здесь совершенно ни при чём. Господин Гаврилов был совершенно ни при чём, он сел в кресло, которое ему указали».

Страх, ступор, «зеленые лица» коллег

Низкой провокации предшествовала беседа у входа в здание парламента, когда делегаты ждали, пока соберутся все участники. Гаврилов как раз рассказывал иностранцам о горе Мтацминда, где в некрополе захоронена вдова Александра Грибоедова — Нино Чавчавадзе. «Я говорю, друзья мои, он тоже же был дипломатом». Дальше несколько шуток, проход в зал. Сергей Гаврилов благодарит грузинскую сторону за проявленное гостеприимство и вручает принимающей стороне икону Святой Троицы.

«Накануне я как раз получил благословение Святейшего Патриарха в Троице-Сергиевой Лавре на Троицу. И для нас это был праздник. И для них это тоже был праздник. А потом… вы бы видели зеленые лица наших коллег из Грузии, когда вот это зашло, а этот гражданин, который призвал убивать русских, бросился в зал. У него закончилась вода, он вцепился в горло человеку, а тот шипел: «Я не русский, я эстонец». Целое представление… Но и за кадром осталось многое».

По большому счету самое страшное происходило как раз за кулисами, говорит Сергей Гаврилов.

Грязная, оскорбительная матерщина, которая явно разучивалась для выкриков, писалась на плакатах — это самое страшное, что может быть в наших отношениях, это ниже плинтуса. Ясно, что они готовились.

«И когда нас начали обкладывать, поступил сигнал из Москвы — «пора эвакуироваться». Мы уже находились в отеле, стекляшке «Рэдиссон» на Руставели. Администрация открытым текстом говорила, что нас снесут за три минуты. Но у меня внутри были эти иностранцы, я не мог их бросить. Мы успели закончить, это был принципиальный вопрос — завершить ассамблею и принять необходимые решения. А потом поступило требование уходить ради нашей же безопасности.

По прибытии в Москву, после заседания Совета безопасности под руководством президента Владимира Путина, нам объяснили: ещё полчаса — и можно был уже и не уйти. Толпа собиралась стремительно. Сначала от 300 до 500 человек, после — 2 тысячи, 10 тысяч. Вырваться из этой ловушки было бы просто невозможно. Причём было обложено всё. С задних, с чёрных ходов».

Нино Бурджанадзе полагает, отчасти реакция людей на улицах была искренней. Однако использовали их в своих целях совершенно конкретные лица. В игру вступили сторонники бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили.

«Они моментально воспользовались искренней реакцией людей и перевели всё в совершенно неправильное, антироссийское, антирусское русло. И это получило такую истеричную картину, что, конечно же, совершенно неадекватно самой ситуации. Я очень сожалею, что этим очень неприятным инцидентом российско-грузинские отношения были откинуты практически на несколько лет назад».

«Водочки нам принеси, мы на Родину летим»

Толпа преследовала русских делегатов на всем пути в аэропорт. Царьград уже делился кадрами с места событий, радикалы скандировали лозунги и пытались достать русских. Уже сев на борт, Сергей Гаврилов осознал происходящее.

«Я сказал тогда сакральную фразу: водочки нам принеси, мы на Родину летим. И весь полёт мы сидели и думали. А что? А как случится теперь? Что нас там ждёт? И в этот же час, как только самолёт приземлился в Шереметьево, председатель парламента выступил с заявлением и президент, по сути, нас поддержал. И тогда мы почувствовали, что за нами страна, что нас не позволят растаптывать и что вопрос становится внутриполитическим. Не внешним, не внешнеторговым, а вопросом безопасности десятков тысяч людей. У нас в том году почти два миллиона в Грузии отдыхало! И я хотел с семьёй ехать. Моё детство прошло в Тбилиси, я мечтал показать детишкам — у меня четверо детей — места своего детства. Поделиться душевным климатом, сводить в церковь, где служба утренняя проходила на двух языках, на русском и грузинском. И всем казалось, что это нормально. Всегда в общественном транспорте с тобой говорили по-русски. Никто не комплексовал. И это не было формой оскорбления».

Теперь же детские впечатления если не стерты, но во многом скорректированы настоящим, добавил Сергей Гаврилов. Но несмотря на весь ужас произошедшего, Сергей Гаврилов не считает, что Грузия для России должна быть закрыта — «мы не должны разжигать настроения». Вопрос в рекомендациях, звучавших от властей. Ради безопасности русского населения следует предупредить — мы не рекомендуем бывать в Грузии в этот острый период.

«Мы готовы обеспечить безопасность как нашим согражданам, так и тем, кто в Грузии считает, что его права человека нарушены. Но следует понять, сделать внятный, системный сигнал для здоровой части грузинского общества, что мы с ними не просто соседи. Нас пытаются развалить не потому, что растёт товарооборот на треть, а потому что мы на самом деле часть одной цивилизации. По сути, столкнулись две модели. Первая — модель этих безумных нацистов, которые вчера ходили в гей-парадах, а позавчера защищали марихуану, а теперь управляются гражданами, говорящими по телефону на американской версии английского языка. Из НКО, связанных с Джо Байденом (вице-президентом США — ред.) Вторая — те, ради которой мы приехали в Тбилиси. Модель наших отношений в области образования, культуры, экономики, основанных на Православии. Основанных на равенстве, милосердии, солидарности, взаимовыручке, открытости. И я думаю, такая модель явно не устраивает заказчиков этого переворота. Но мы должны настоять, чтобы победила именно она, и народ грузинский должен услышать нас», — уверен Сергей Гаврилов.

Объявив бойкот России, Грузия потеряла четверть бюджета

В качестве меры дополнительной безопасности Россия предложила авиакомпаниям остановить полеты в Грузию (с начала июля эта мера вступит в силу), а туроператорам — не продавать путевки в соседнюю страну. Невозможно гарантировать безопасность наших граждан в таких условиях. Для Грузии потеря русских туристов — огромный удар. Об этом нам говорили эксперты, повторяет тезис и Нино Бурджанадзе, добавляя цифры.

Вот мне интересно сейчас, кто нам поможет? Америка нам поможет?

«Когда прекращаются авиасообщения и когда уже подсчитано, что из-за того, что российские туристы не будут приезжать в Грузию, примерно 700 миллионов лари мы потеряем. А это около четверти всего бюджета Грузии. Кто к нам приедет — американцы? — задает сложный вопрос Бурджанадзе. — Я уж не говорю про политический компонент. Поэтому я, конечно же, понимаю реакцию российского президента, когда коллега называет Россию врагом. Это совершенно недостойные высказывания.

Можно кого угодно называть врагом, можно возмущаться, можно высказывать свою эмоцию, но то, что было на площади — та форма высказываний (с матерщиной и оскорблениями — ред.), была из ряда вон выходящей и совершенно неприемлемой для любого нормального грузинского гражданина».

В завершение Нино Бурджанадзе добавила, теперь она может лишь надеяться, что Россия ограничится только отменой авиасообщения с Грузией.

«Конечно же, не хочется усугублять тот тупик, в котором, к сожалению находятся наши отношения. Что касается Саакашвили. У него есть такая вот секта, которая именно его поддерживает. Но это человек, который действительно может пойти на всё, на любую дестабилизацию ради того, чтобы вернуться к власти. Я думаю, что Саакашвили не сможет вернуться к власти. Во всяком случае, я и моя партия, и многие люди, всё сделают для того, чтобы ему помешать. Но есть другая опасность. Приход к власти так называемого коллективного Саакашвили, который будет продолжать тот же самый курс, ту же самую риторику, будет защищать те же самые ценности — вернее, топтать все нормальные ценности, — может привести к краху».

Loading...