Как украинцы Петра Первого на реформы настропалили

Как украинцы Петра Первого на реформы настропалили

07.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Украинские историки в своём репертуаре: изобретают всё новые и новые свершения для никогда не существовавшего украинского народа. На этот раз — петровские реформы

Нет, про нынешние времена говорить ничего не будем. Одни считают, что украинский народ существует, другие уверены, что это часть русского народа с естественными региональными особенностями и диалектом, третьи доказывают, что украинцев слепила в своих головах та часть малороссийской интеллигенции, у которой в силу бездарности не было шансов выбиться наверх в рамках общей наднациональной империи.

По большому счёту, это не так уж и важно. Факт в том, что сегодня изобретение украинского народа продолжается. Несмотря на то, что формально даже есть украинское государство. И очередную попытку подобного изобретательства только что показал киевский историк и по совместительству директор Института исследований голодомора Виктор Брехуненко.

Известные достижения древних украинцев

О том, что заявил Брехуненко, скажем чуть позднее, а пока проследим историю украинского народа, как её изображают украинские же историки. Это полезно для точного понимания брехуненковского открытия.

Всё началось ещё в незапамятные времена. Как написано в учебнике для 7-го класса «История Украины. С древнейших времен и до XV в.», история украинского народа насчитывает 140 тысяч лет. Это важнейшее историческое открытие современности!

То, что древние укры выкопали Чёрное море, упоминать не будем — это всё-таки не историк провозвестил, а несколько подвинувшийся на исторической теме энтузиаст. Но что персидский царь Дарий, оказывается, не со скифами воевал, а с древними украинцами, вновь говорят украинские историки. Так и значится в их открытиях: «первая персидско-украинская война», «вторая…»

Загрузка...

Дальше — проще. Точнее, просто мейнстрим, в котором древняя Русь заявляется древней Украиной-Русью, на каковом основании украинцами становятся даже не помышлявшие о подобном самоназвании князья Игорь, Святослав, Владимир, Ярослав, великая княгиня Ольга. И совершенно неважно, что все вокруг называли их государство Русью, а его население — русами и русскими. Отсюда логично, что тот же Брехуненко опубликовал в 2016 году в Киеве своё сенсационное историческое исследование под названием «»Братня» навала: Війни Росії проти України у ХІІ-ХХІ ст.». То есть «Братское нашествие» в войнах России против Украины аж ещё в XII веке! Это, кстати, тот самый век, когда родилось «Слово о полку Игореве», где рефреном повторяется печальное: «О Русская земле! Уже за шеломянем еси!». А ведь по нынешней географии князь Игорь правил на самой что ни на есть украинской территории — в Новгород-Северском княжестве!

О том, что называвшее и ощущавшее себя русским запорожское православное казачество записано сплошняком в украинцы, уж и не говорим. Можем даже посочувствовать: государство, впервые появившееся на свет в 1991 году, отчаянно нуждается в собственной истории. А поскольку всё та же украинская интеллигенция специально выводила новую нацию на тотальном и даже оголтелом отрицании всяческой своей принадлежности к русскому народу, то что ей остаётся, кроме приписывания себе русской истории? Но ведь история-то русская! И потому остаётся национальным идеологам либо подбирать из той истории всё гнусное и предательское, мимо чего русская историография старается проходить, брезгливо морщась, и объявлять это своим украинским национальным прошлым, либо натягивать чужую историю на себя, как уворованные штиблеты.

Но на сей раз Брехуненко открыл ещё один способ…

Русскую историю делали украинцы!

На сей раз этот, между прочим, доктор наук и профессор провозгласил: «Все реформы Петра I скопированы с голландского образца. И не знал, где брать эти образцы, этот великий гений, для реформирования. И это делалось украинскими руками и украинскими интеллектуальными усилиями и немцами, которых массово Пётр I привлекал к этому всему».

Нет, автору книжек «Про Україну з гонором і гумором», «Геноцид українців» или «Московська експансія і Переяславська рада 1654 року» можно многое. Да всё ему можно! Но крайне любопытно именно это новое измерение в украинской исторической науке, где благодаря Брехуненко теперь твёрдо прописалась тема того, что саму Российскую империю создавали украинцы. До сих пор как-то более локальными обходились заявлениями. Что Севастопольскую оборону украинцы держали, ибо геройствовал там в 1854 году матрос Кошка. Или что Украина сама отбилась от Наполеоновского нашествия, не пустила злого корсиканца на свои земли, отчего тот и потопал на Москву. Но вот чтобы реформы Петра, закончившиеся провозглашением Российской империи, делались «украинскими руками и украинскими интеллектуальными усилиями» — это действительно новое слово в науке и технике!

Portrait of Peter the Great, Peter I or Pyotr Alexeyevich Romanov, 1672 — 1725, Czar and Grand Duke of Russia and first Emperor of the Russian Empire

На самом деле среди тех, кто окружал Петра во время его бурного реформаторства, был только один человек, непосредственно связанный с Малороссией. Ну, не считая предателя гетмана Мазепу. Это Феофан Прокопович. Он, конечно, украинцем себя не считал, не имея даже понятия, что это такое. А считал он себя русским, православным, в том числе и русским, как ныне сказали бы, публицистом. Прежде всего прославлявшим и пропагандировавшим те же петровские реформы, но никак не имевшим отношения к их проведению. Ибо из Рима в Киев приехал лишь в 1704 году, когда все основные абрисы петровских преобразований уже наметились.

Любопытно, что в Риме Прокопович, на время перешедший в униатство, учился в иезуитской коллегии св. Афанасия и даже обратил на себя внимание папы Климента. А на родине Феофан снова обернулся в православие, начав преподавать в Киево-Могилянской академии.

Там он и выступал решительным сторонником и защитником реформ Петра Первого, самого императора прославляя едва не как святого. Чем опять-таки обратил на себя внимание властей и царя лично. Вот Пётр I и выписал Прокоповича в Петербург, где и поручил помогать себе в реформировании Церкви. Каковое реформирование, как показала практика, свелось к лишению Церкви самостоятельности и превращению её, по сути, в некое министерство по духовным делам. В коллегию, как тогда говорили.

Прокопович же стал и первым вице-президентом Святейшего Синода, а уже после смерти Петра фактически и возглавил его.

Известен он также был и как один из мастеров политического сыска, лично составлявший инструкции по ведению дознания, в том числе пыточного.

Вот такой реформатор.

Да, нужно признать, что из всей череды «украинцев», коих себе в национальные герои выбрало молоденькое украинское государство, Феофан Прокопович (хоть его имя Брехуненко и не назвал) может считаться действительно светлым пятном. На фоне убогого численно, но вполне однородного ряда всяческих изменников, предателей, разбойников и прочих мерзавцев, которых украинские историки вытащили из общей русской истории. И тем самым, надо полагать, в украинской историографии действительно нарисовалась новая тенденция — забирать в свой исторический чуланчик вполне русских деятелей. Даже положительных.

Так что осталось дождаться, когда в украинские герои запишут самого Петра Великого.

Loading...