США нарываются на жесткий ответ от Китая, но и дня без него не проживут

США нарываются на жесткий ответ от Китая, но и дня без него не проживут

07.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Отношения с Россией для Америки вообще ничего не значат

Три главных жертвы американских санкций — Россия, Китай и Иран — объединяются в военно-политический и экономический союз, чтобы сообща противостоять американской гегемонии. Перспективы стабильности нового миропорядка в таких условиях, когда Вашингтон рассорился уже со всеми (включая вчерашних союзников) крайне зыбки.

Трамп ударил одновременно по Пекину и Москве

Во время недавней прямой линии Владимир Путин сравнил введение американцами импортных пошлин в отношении китайских товаров в начале 2018 года с санкциями против России: их общая цель, по мнению президента, — искусственное сдерживание социально-экономического роста обеих стран.

Между тем, американские санкции приводят к прямо обратному эффекту: государства, которых Вашингтон причисляет к «оси Зла» (а в их числе Россия и Иран) солидаризируются друг с другом для противодействия внешнеэкономическим ограничениям. В частности, Москва на днях сделала официальному Пекину предложение о закупке «современного вооружения и военной техники российского производства, в том числе дополнительных партий истребителей Су-35» (по крайней мере, об этом сообщает Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству). Китайский военный эксперт Фу Цяньшао не сомневается, что эта сделка будет иметь далеко идущие последствия: она, во-первых, позволит привести к модернизации стареющего флота китайских ВВС, а во-вторых, позволит привлечь дополнительный персонал. В целом эта сделка продемонстрирует усиление военно-политических контактов между Китаем и Россией.

Сделка по покупке 24 истребителей была анонсирована Пекином еще в 2015 году, а о ее завершении Москва объявила в прошлом апреле — после этого американский Госдепартамент объявил о готовности введения санкций в отношении Центрального военного совета Китая (еще один повод для санкций — приобретение Пекином ракетных систем С-400).

Сейчас уже не принято вспоминать, что одновременные санкции против Москвы и Пекина стали первым случаем применением федерального закона США «О противодействии противникам Америки посредством санкций», который Дональд Трамп подписал еще в августе 2017 года.

Загрузка...

Владимир Путин и китайский лидер Си Цзиньпин обещают вести больше внешнеторговых операций в своих национальных валютах, чтобы минимизировать зависимость от доллара США, а также интенсифицировать совместные инфраструктурные проекты в рамках программы «Один пояс и один путь».

«Персидская ставка» дороже, чем жизнь

Американцы подталкивают к более тесным контактам с Россией и Китаем также и Иран, которому Дональд Трамп угрожает введением новых санкций. Собственно, это уже происходит: в мае Пекин, обходя действующие американские санкции, купил сырую нефть у Тегерана, который, в свою очередь, импортирует российские сельскохозяйственные товары в обмен на сырую нефть (об этом заявил министр энергетики РФ Александр Новак).

— Американские санкции направлены на то, чтобы нанести ущерб широкой общественности, особенно уязвимым людям. Они вредят бедным больше, чем богатым, больным больше, чем здоровым, младенцам и детям больше, чем взрослым, — заявил постоянный представитель Ирана при ООН Маджид Тахт Раванчи.

Видимо, под этим заявлением сегодня могут смело подписаться жители и других стран, попавшие под гнет американских санкций — в первую очередь, России. Но опасность объединения жертв санкций противников в единый антиамериканский фронт не пугает Вашингтон. Более того, список пополняется, в частности, за счет Индии, в отношении которой в прошлом году США ввели заградительные тарифы на импорт алюминия и стали из Индии.

Политический аналитик Судха Рамачандран не сомневается, что давление США на Индию, которая является не таким крупным игроком на глобальной арене, имеет вовсе не экономические предпосылки: Вашингтон оказывает давление на Нью-Дели, чтобы она отказалась от технологии 5G китайского телекоммуникационного гиганта Huawei.

Реальная политика не строится на ксенофобии

«Свободная пресса» обсудила ситуацию в глобальной политике с китаеведом Сергеем Мстиславским, приглашенным лектором Российского университета дружбы народов (РУДН) и Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ).

«СП»: — Сергей Борисович, многие китайские эксперты считают, что американские санкции в отношении Пекина — не просто экономический ход, а столкновение двух мировоззрений, культурных кодов, цивилизационных моделей. Согласны?

— Аспект «столкновения цивилизаций» всегда присутствует в политической повестке. Но всегда есть нюансы. На мой взгляд, Дональд Трамп всегда ставит вопросы внутренней политики на первое место во всех своих решениях.

Внутри американского общества свои серьезные противоречия, и Трамп хочет управлять ситуацией, переводя этот межцивилизационный конфликт из спящего в активное состояние. На мой взгляд, это искусственная ситуация.

Аналогичным образом США в свое время реагировали на «засилье японских товаров», а потом японцы стали лучшими друзьями американцев на Востоке. По сути, нынешнему Китаю нечего делить с западным миром: его развитие идет вполне в русле «общечеловеческих» экономических ценностей.

«СП»: — Но зачем Трамп, на ваш взгляд, так напористо стравливает США с крупнейшими мировыми игроками, от Китая до России?

— Любому лидеру нужны рычаги для мобилизации общества для решения тех задач, которые лидер считает приоритетными. Создание «образа врага» из ближних-дальних соседей — один из мощных инструментов. Хотя он и не без побочных эффектов.

Конфликт с Китаем — это конфликт со страной, без которой США не смогут существовать ни дня в нынешней экономической реальности. Поэтому конфликт носит пропагандистский характер, это не всерьез. Всерьез ссориться и прекращать торговлю крайне невыгодно обеим сторонам. Напомню, что расцвет Китая начался с визита Ричарда Никсона в 1972 году и восстановления дипломатических отношений с США.

Америка внесла очень большой вклад в нынешнее китайское процветание. Поэтому выбран именно Китай. А вот Россия — дело другое. У нас с США нет такой серьезной взаимозависимости. Поэтому американский конфликт с Россией может иметь серьезные последствия. А с Китаем — нет, потому что обе стороны будут изо всех сил стараться не совершать по-настоящему фатальных шагов.

«СП»: — При этом на фоне охлаждения отношений с Китаем американские политики все чаще в публичных выступлениях вспоминают крайне болезненную для Пекина тему: соблюдения прав человека, следования «демократическим ценностям».

— Что касается «демократических ценностей», то есть пример той же Саудовской Аравии, которая демонстративно попирает эти ценности ежедневно, но это совсем не мешает США с ними дружить. И лично Трампу в том числе.

Вообще, арабы с европейцами не в лучших отношениях с уже почти тысячу лет, но это не мешает США очень лояльно относиться к отдельным представителям арабского мира. Например, к саудитам. В особенности в последние 50 лет. Но на этих странах как раз и держится арабская цивилизация на сегодняшний день. Сирия, Египет и Ливия утратил свои позиции сразу после развала СССР

У Китая с Западом тоже есть счеты, но китайцы, в отличие от тех же саудитов, стараются не особо выпячивать свои претензии. Что же касается Восточной Азии, то там Сингапур, Тайвань, Корея, Япония уже в американских друзьях, Вьетнам стал много ближе за последние десять лет.

В общем, на мой взгляд, попытка свести все к примитивной ксенофобии — это упрощенчество, недостойное истинного эксперта. В жизни невозможно выстраивать политику, опираясь на такие примитивные вещи.

Loading...